Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Георгий Вирен - Путь единорога

Скачать Георгий Вирен - Путь единорога

     "А ведь правда, - подумал Матвей. -  Ей-то  действительно  ничего  не
грозит. Наверняка пятно будет. Но и тут ничего страшного:  может  быть,  и
десять лет проживет, а то и шестнадцать..."
     Он приладил клеммы к рукам и голове старухи и  включил  Машину.  Стал
считать код.
     - Ядвига Витольдовна, тут уж честно скажите - вам семьдесят семь лет?
Это нужно для вашего кода, иначе ничего не выйдет.
     - Это абсолютная истина. Мне семьдесят семь лет и три месяца.
     Он нажал "пуск",  раздалось  гудение,  и  на  экране  стали  медленно
проступать черты лица старухи.
     - Предупреждаю, клеммы будут греться, этого не пугайтесь,  даже  жечь
немного будет...
     - Я весьма терпелива, - гордо сказала Ядвига и  вдруг  воскликнула  с
детским восторгом: - О, смотрите, это же я! Честное слово, я!
     - Да, это вы, - горько сказал Матвей, вспомнив ту же радость Милы.
     - А почему нечетко видно? - требовательно сбросила старуха.
     - Ну это же не кино, - усмехнулся Матвей.
     - Жаль, - вздохнула она.
     Машина гудела, изображение подрагивало, но не менялось.
     - Ну а дальше? - попросила Ядвига Витольдовна.
     - Кто ее знает, может, и вовсе ничего не выйдет, как у меня...
     И только он сказал это, лицо на экране свернулось, смялось,  будто  в
комок, потом комок уменьшился до  точки  и  пропал,  Экран  затянуло,  как
туманом, ровным серым цветом. Потом на  сорим  замаячили  неясные  тени...
"Ну, вот и пятно собирается, - подумал Матвей. - Работает, гадина".
     Внезапно туман исчез, будто занавес убрали, и на экране появились три
лица. У Матвея по коже, от  висков  к  ногам,  волнами,  одна  за  другой,
побежали мурашки.
     Необыкновенной красоты молодая женщина с тонким гордым, даже  немного
надменным  лицом  и  веселыми  глазами  смотрела  с  экрана.  Она   слегка
улыбалась, ветер развевал ее  пышные  светлые  волосы,  на  них  держалась
маленькая шляпка с лентами, падавшими на белое платье. Женщина  сидела  на
каком-то диванчике, и с обеих сторон к ней прижимались дети - темноволосая
девочка лет восьми, с робкой улыбкой на умном личике и  белокурый  мальчик
лет пяти, в белом костюмчике. Он  поднял  лицо  на  женщину  и  смотрел  с
обожанием, держа ее за руки.
     - Боже! Янек! Басенька! - закричала старуха и протянула к  ним  сухие
руки. - Дети мои, дети! Это же мои дети, мой Янек, моя Басенька, это  я  в
тридцать лет!
     Внезапно, как будто камера отъехала от людей на экране, стало  видно,
где они. Ядвига с детьми сидела в открытой коляске,  катившей  по  широкой
улице мимо парка.
     - Это Аллеи Уяздовски!  Это  Лазенки!  -  закричала  старуха.  -  Это
Варшава! Мы никогда там не были вместе, но, значит, будем, будем, будем!
     Вдруг гудение Машины стихло, и в тишине раздалось цоканье копыт.
     - Я слышу! Слышите, слышите, Матвей! - Ядвига плакала и смеялась.
     И тогда они услышали голос мальчика:
     - Мама, а когда я вырасту взрослый, можно я каждый  день  на  лошадке
буду кататься?
     - Можно, милый, - ответила мама.
     - Мама, а когда я вырасту взрослый?
     - Вот пройдет время,  а  потом  еще  немного  времени,  а  потом  еще
чуть-чуть, и однажды настанет день, когда...
     И тут коляска исчезла с экрана, но  сразу  появилась  на  нем  вновь:
сдвига и Матвей видели и слышали,  как  удаляется  она  под  цокот  копыт,
видели вьющиеся волосы женщины и две детские головки, прильнувшие к ней.
     - Боже, какое счастье, какое счастье! - плакала старуха,  не  отрывая
глаз от экрана. - Я увижу моих детей, я их снова обниму!
     Матвей  сжал  руки  в  кулаки,   отчаянно   напрягся,   чтобы   вновь
почувствовать свою упрямую, жесткую силу: предвестие звука коснулось  его.
Он понял, что сейчас услышит знакомые грузные шаги.
     А Ядвига Витольдовна смеялась сквозь слезы и все вглядывалась в почти
неразличимую, укатившую вдаль коляску, в которой вели разговор мать и сын.
     "Пора! - молил Матвей. - Пора! Иди же, иди, я вызываю тебя! Слышишь?!
 
 
Страница сгенерировалась за 0.1198 сек.