Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Детская литература

Ольга Гурьян - Ивашка бежит за конем

Скачать Ольга Гурьян - Ивашка бежит за конем

   Глава тринадцатая
   ПОЛОВЦЫ
   Четверо конных половцев появились так неожиданно, что никому и  в  голову
не пришло им  сопротивляться.  Они  окружили  господина  Гензериха,  Ивашку,
Ярмошку с убитым селезнем и погнали их прочь от  реки.  Ничего,  не  жестоко
гнали, только торопили, иной раз рукоя ткой плети подталкивали.
   К полудню они остановились, развели кост„р и поджарили селезня.  А  когда
он поспел, половцы поделили его меж собой, а пленникам жаркое не  дали.  Тут
господин Гензерих вскочил, кадык  у  него  на  шее  запрыгал,  уши  налились
кровью, будто петушиные гребешки. Он
   замахал руками и стал кричать:
   - Я богатый человек, я очень знатный. У меня в городе Бремене дяди и семь
братьев, очень, очень богатые. Они за меня очень дадут выкуп.  Я  не  привык
голодный, мне надо еду. Энтенбратен, пфлауменмусс, лебервурст!
   Половцы по-русски хорошо говорят, по-немецки не понимают. Они про сладкий
сливовый соус, про  равные  колбасы  и  не  слыхивали,  на  слова  господина
Гензериха не обратили внимания. Они вытащили из-под  седла  вяленую  конину,
дали пленникам по  кусочку.  Конина  пот  ом  попахивает,  волосками  шерсти
облеплена. Господин Гензерих нос наморщил, однако же выбирать не приходится,
съел. Потом половцы стали делить добычу. Всем хочется  господина  Гензериха,
его богатый выкуп.
   Старый половец Кобякич говорит:
   - Нас с сыном двое, нам немец один на двоих, а вам каждому по мальчишке.
   Они не соглашаются - на что нам таких, за них д„шево дадут, выкупа  ждать
не приходится. Вынули из-за пазухи игральные  кости  в  кожаном  стаканчике.
Стали кости метать, добычу разыгрывать.
   Достался господин Гензерих половцу Сотану. Пожилой человек, важный,  жиру
много нарастил. Но ещ„, видать, сил„н - ручищи как кузнечные молоты.
   Достался Ярмошка молодому половцу, имя ему Козл. Ивашку выиграли  Кобякич
с сыном - на двоих добыча незавидная, да так кости выпали.
   Поели, отдохнули, а как солнечный жар спал, дальше поехали.
   Господин Гензерих упрямится, не хочет пешком идти, кричит:
   - Я богатый человек! Я имею в Бремене конюшню сорок коней,  я  не  привык
ногами ходить.
   Сотан на него только глазом пов„л, он сразу притих, подчинился.
   Ивашку Кобякич позади себя в седло посадил, пожалел мальчишку. А  Ярмошка
рядом со своим хозяином бежит, переругивается.
   - Ты, - говорит, - такой-сякой.  У  меня  ноги  короткие,  мне  за  твоим
таким-сяким кон„м не угнаться. Козл сме„тся, ему Ярмошкины слова нравятся.
   - Ох, - говорит, -  и  здоров  ты  браниться!  Я  такое  ещ„  не  слыхал.
Повтори-ка, я выучу.
   - Такой-сякой-этакий! - пищит Ярмошка. - Очень мне надо тебя,  козлятину,
обучать!
   Козл хохочет, коня за узду д„ргает. Конь вста„т на задние ноги, передними
машет, как бы копытом Ярмошке по черепушке не угодил. Конь на передние  ноги
станет, задними брыкается, Ярмошка от пего ув„ртывается.
   Важный Сотан на них смотрит, губы поджал, а Кобякич на Козла  прикрикнул:
впереди ещ„ долгий путь, успеет наиграться, а сейчас времени нет.
   Козл не унимается, хлещет коня плетью, наезжает на Ярмошку.
 
   Тут Кобякич рассердился, кричит:
   - Пустая башка, перестань! Но важный Сотан говорит поучительно:
   - Почтенный Кобякич, это  не  твоя  вещь,  это  Козла  вещь.  Он  выиграл
мальчишку, что захочет, вправе с ним сделать.
   Козл хохочет, играет с Ярмошкой, будто кот с мышонком...
   На второй день к вечеру половцы со своими повстречались. У них  тут  было
обширное  кочевье.  Народищу  -  ужас!  Кибитки  распряжены,  кони  отдельно
пасутся. Всюду костры горят, в медных котлах кипит похл„бка из конины.
   Сотан своих знакомых наш„л,  уш„л  с  ними.  У  Козла  тут  приятелей  не
сочт„шь. А Кобякич с сыном  и  с  Ивашкой  в  стороне  от  шума,  от  толчеи
устроились, развернули войлоки, готовятся к ночи.
   Вдруг подбегает к ним Козл, весь растр„панный, и кафтана на н„м  нет,  до
пояса голый, кричит:
   - Спаси меня, Кобякич! Я вс„ с себя в кости проиграл, копя проиграл.  Ещ„
мальчишку Ярмошку не успел проиграть, а  как  его  спущу,  вовсе  ни  с  чем
останусь. Пропаду я без коня, надо мне отыграться.
   Кобякич нахмурился. Он эти кости не очень любил, своему сыну не  разрешал
играть. Он говорит:
   - Как же я тебя спасу, беспутный ты и легкомысленный? Кабы ты  мне  родня
был, я бы избил тебя до полусмерти. А теперь что я могу? Ставь  мальчишку  и
отыгрывайся, раз уж ты стремишься к своей погибели.
   - Они не берут. Говорят, хилый и  замор„нный.  Купи  его,  Кобякич,  будь
добрый. А не возьм„шь, только мне и осталось, самого себя на кон поставить.
   Как услышал Ивашка, что его дружка в кости проигрывают, а выиграть  никто
не хочет, никому он не нужен, не ценят Ярмошеньку, залился он слезами,  стал
умолять Кобякича:
   - Купи его, хозяин, он хороший! И Козл просит:
   - Купи его! Он смешной, смешить тебя будет. Кобякич говорит:
   - Мне смеяться ни к чему. Не щенок я - бессмысленно резвиться. Веди,  так
и быть, своего мальчишку, только дорого я за него не дам. И  то  беру,  тебя
жалеючи.
   Ой, Ярмошка, до чего же тебя твой хозяин, молодой Козл,  в  краткий  срок
дов„л. Рубаха в лохмотьях, плечи в струпьях, всегда был тощий,  а  тут  один
нос торчит и глаза сверкают.
   Посмотрел на него  Кобякич,  руки-ноги  ему  пощупал,  по  груди  пальцем
постучал, усмехнулся, стал торговаться, поменьше бы дать. А  Козл  торопится
играть. Ему некогда. Уступил Ярмошку.
   На другое утро разъехались все в разные стороны.
   Важный Сотан со своими знакомыми  отбыл  и  господина  Гензериха  взял  с
собой. Козл сам себя проиграл - его приятели увели. А Ярмошку Кобякич  сытно
накормил, велел своему сыну впереди себя посадить его в седло, и поехали они
дальше вчетвером - Кобякич с сыно м, Ивашка и Ярмошка.
   Недолго ехали. За полдня пути  достигли  пастбища,  где  у  Кобякича  был
табунок коней, а при них пастухом его дальний родич. Тут они и  остановились
до конца лета. А когда настала осень, журавли потянулись на юг, по выжженным
травам заскакали круглые кустики
   перекати-поля,  Кобякич  как-то  проснулся  поутру,  глубоко  вздохнул  и
промолвил:
   - Захотелось мне пирогов с горохом.
 
 
Страница сгенерировалась за 0.0752 сек.