Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Детская литература

Ольга Гурьян - Ивашка бежит за конем

Скачать Ольга Гурьян - Ивашка бежит за конем

   Глава четырнадцатая
   ПИРОГИ С ГОРОХОМ
   Они ехали-ехали по широкой степи, они ехали на двух конях вчетвером  -  у
Кобякича за спиной Ивашка, у его  сына  Ярмошка.  Они  ехали  день,  другой,
третий и много дней и добрались до того места, где два моря  встречаются,  а
слиться не могут. По левую-то руку  С  урожское  море  мелкими  водами  чуть
шевелится, тусклым оловом отливает, а по правую - Русское море светлой рябью
чешуится, блещет на солнышке. Они меж  двух  морей  проехали  посуху,  узкой
полосой земли, а за ней опять степь.
   Они едут-едут степью день и другой, а  на  третий  увидели  вдали  т„мное
облако. И чем ближе подъезжают, тем облака плотнее  и  выше,  а  как  совсем
близко подъехали, увидели, что это горы.
   За реками, за Касплей, за Днепром, за  морями  Сурожским  и  Русским,  за
высокими  горами  -  Царь-град.  Золотые  купола,  серебряные  вышки,  улицы
камнями-самоцветами мощ„нные, ходят по ним люди в  шелках  и  в  бархате.  А
впереди-то Аннушка - на ней платье парчовое,  семицветное  на  ней.  На  шее
бусы-яхонты, длинные косы перевиты жемчугом. Ид„т  Аннушка  им  навстречу  -
здравствуй, Ивашенька, встретиться привелось!
   Кони взбираются по узкой  горной  тропке.  По  одну  сторону  обрыв,  там
деревья растут, сверху смотреть  -  будто  кустарнички.  По  другую  сторону
вздымается гора крутой, отвесной стеной. Голову назад откинешь, чуть шею  не
сверн„шь, увидишь вершину горы. Сверху к амень скатился, разбился у их  ног,
во все стороны осколки разбрызгал. Кони ступают  тонкими  ногами,  осторожно
копытца ставят.
   Вот они поднялись на перевал, оттуда в обе стороны видать. Позади степь и
дальше горы серыми, ж„лтыми, синими тенями на краю неба. А впереди долина, и
вдали морской берег искрится и море.
   Где же Царьград? Только и видать в начале долины на склоне горы маленький
домик, каменный водо„м, рощицу и виноградник.
   Они с горы спускаются, мелкие камушки из-под  конских  копыт  впереди  их
катятся, а из дверей  домика  выбегает  женщина,  собой  толстенькая,  ножки
короткие. Будто молоденькая, им навстречу птичкой порхнула,  одной  ногой  в
стремя вскочила, двумя руками Кобякича
   обхватила, плачет и сме„тся и приговаривает:
   - Ах ты, мой голубок, сердечко мо„, лазоревый цветочек! Приехал наконец!
   - Приехал, Параска, приехал! А ты и не ждала?
   - Ждала, ждала, все глазыньки высмотрела! Каждый вечер ставила тесто  для
пирогов - как приедешь, вмиг испеку.
   - Ас чем пироги?
   Тут из домика выбегают ещ„ пять женщин. Впереди две Кобякичевы  дочки,  а
за ними сноха, на бегу ворот заст„гивает,  а  за  ней  служанка,  а  за  ней
рабыня.
   -  А  с  горохом  пироги,  пироги  с  горохом.  Кобякичева  сноха  св„кру
поклонилась, к мужу кинулась, дочки отцу и брату стремя держат. Ведут в дом,
разули их, тазы тащат, горячую воду в кувшинах - дорожную пыль смыть.
   А уж пахнет горячим печ„ным тестом и жареным мясом.  Уж  несут  на  блюде
гору пирогов. На другом блюде - румяные яблочки, на другом  блюде  -  разные
зел„ные травки. В мисочке - жирные ч„рные плоды. Похоже на сливу, да  Ивашка
с Ярмошкой такой не видывали. Они
   отведали - а она горькая и сол„ная. Ивашка свою выплюнул, а Ярмошка  съел
и косточку обсосал.
   Все разом говорят, расспрашивают, что за парнишки и откуда взялись.
   Параска обрадовалась, что русские они:
   - Я сама с Руси, с Переяславля-города... Дочки кричат:
   - А нам что прив„з? Сноха кричит:
   - Надолго ли пожаловали? Извелась я без тебя! Кобякич кричит:
   - Хороши пироги!
   - С Переяславля я. Увели меня половцы  в  плен,  думала  -  погибель,  ан
Кобякича встретила, поженились мы. Он, Кобякич, молодой - красивый был.
   - На Руси зеркала круглые медные. Не прив„з? В них лучше смотреться,  чем
в бочку с водой. "Кудах-тах-тах! Куд-кудах!"
   - Шш, убирайся! Куда залетела!..
   Вот стали они жить-поживать. При домике  сад,  рядом  -  виноградник,  на
солнечном пригорке - масличные деревья. Во дворе -  коза,  у  козы  козлята.
Всего вдоволь, а соседей не видать.
   Соседи за горой - они ближе к городу  селятся.  В  четыр„х  часах  ходьбы
большой город Сугдея, а по-русскому Сурож.
   Да где же Царьград? А Царьград за морем. Русское море попер„к  переплыть,
там и Царьград будет. Кобякич говорит:
   - Я и на зиму здесь останусь. Старые кости к непогоде  ноют,  уже  трудно
мне зимой по степи кочевать.
   А сына обратно отправил - побыл три дня, и будет. Сноха проводила мужа до
вершины горы, там повыла, поплакала. Обратно шла,  лицо  в  родничке  умыла,
ничего и не видать. Вернулась, села за ткацкий станок, весь день промолчала,
только с золовкой два раза пор угалась.
   Параска над Ярмошкой причитает:
   - Ой, да худой, ой, да замор„нный!
   Она ему лучшие куски су„т, так жалеет. Она ему три войлока и  ещ„  овечью
шкуру постелила подле очага. По утрам не будит, тяжело  работать  не  велит.
Каждый день ему руки щупает, нарастил ли мясо на костях, жирку  не  прибавил
ли.
   А Ивашка толстый, ничто ему. Пока зима не настала, снег не  выпал,  пусть
он козу с козлятами пас„т на горе. Да, ничто! Это им так кажется,  а  ему-то
каково! Коза скачет, козлята прыгают, бодаются.  Только  Ивашка  на  камушек
присядет, замечтается, как он чере з море  будет  плыть,  а  на  том  берегу
встанут перед ним  из  тумана  златые  царьградские  вышки  теремов,  только
замечтается, а козлята уж все разбежались. У Ивашки-то небось не копытца, не
четыре ноги, ему по камням карабкаться! Пока к вечеру вс„  стадо  собер„т  ,
весь запыхается, обдер„тся, потом изойд„т. Уж скорей бы зима!
   Вот и зима настала. Длинными вечерами в  светильнике  фитил„к  плавает  в
масле, горит огоньком. Женщины прядут. Кобякич плет„т ремешок из  сыромятной
кожи, про кочевье рассказывает, необъятные степные пастбища, а то про  город
Итиль, где многие половцы оседло живут, каменные дома себе выстроили, богато
живут, торгуют и конями, и рабами, и разным товаром со всех концов земли.
   А не то Параска песню затянет, как стонут русские девушки во всех  концах
земли, от своей родни отторгнуты, в чужие края проданы. На  Хвалынском  море
плачут, в Сурожи руки ломают.
   Прерв„т песню, скажет:
   - Надо бы в Сурож сходить, купить новые иголки. Мои-то все поломались. Да
прид„тся обождать. В горах тропки все занесло снегом, заблудишься.
   - Как подтает, сойд„т снег, я схожу, куплю тебе, - говорит Кобякич.
   Внизу под обрывом море вздулось, почернело, бушует, огромные валы  катит.
Так грохочет - и в доме слышно. Пронзительно холодный дует ветер.
 
 
Страница сгенерировалась за 0.0953 сек.