Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Детская литература

Ольга Гурьян - Ивашка бежит за конем

Скачать Ольга Гурьян - Ивашка бежит за конем

   Глава третья
   ДЯДЕНЬКА МУДРИЛА
 
   Весь день Ивашка промаялся - не  пускает  его  т„тка  Любаша  в  Смоленск
бежать. Подожди да подожди, вот верн„тся мой хозяин.
   Вот и вечер настал, возвратился домой Иван  Мудрила.  Молча  вош„л,  снял
шапку, на скамью положил, из-за пояса достал топор, в угол поставил,  скинул
кафтан т„тке Любаше на руки, ковшом из бочки зачерпнул воды, сполоснул  руки
и сел за стол. Т„тка Любаша хлоп очет у печи, говорит:
   - Наш-то найд„ныш ожил нынче поутру.
   Мудрила посмотрел на Ивашку и похлопал ладонью по  скамье.  Садись,  мол,
рядком,  ужинать  будем.  Ивашка  сел.  Т„тка  Любаша  пода„т  им   кушанье,
спрашивает:
   - Вкусно ли?
   А Мудрило отвечает:
   - Есть можно.
   Т„тка Любаша Ивашке подмигивает, шепчет:
   - Слышь, каково мудро говорит - ни словечка лишнего, а что ни  слово,  то
истина. Т„тка Любаша говорит:
   - Ожил птенец, крылышками захлопал, из нашего дома улететь собирается.
   У Мудрилы в одной руке ложка, в другой - ломоть хлеба, рот  кашей  набит.
Ему отвечать несподручно. Он ложкой помахал, и без слов понятно  -  глупости
это.
   Т„тка Любаша шепчет Ивашке:
   - Я тебе давеча тоже говорила -  глупости  это.  Они  ещ„  кушают,  т„тка
Любаша им ещ„ кушанье подкладывает, говорит:
   - У нашего найд„ныша злые люди выкрали сестрицу. Надо думать, в  Смоленск
повезли продавать.
   Он перестал жевать, что было во рту проглотил, подумал, говорит:
   - Всяко бывает.
   - Вот и я ему давеча так говорила, - подхватывает т„тка Любаша. -  А  как
ему теперь дальше быть, уж это ты пореши.
   На это Мудрила сразу не ответил. Молча ложку положил, подумал, промолвил:
   - Спать пора. Утро вечера мудреней. Наутро Мудрила говорит:
   - Через два дня погоним ладьи в Смоленск. Можно и его с собой взять.
   А Ивашке не терпится - поскорей бы. Невмоготу ещ„ два дня сидеть в  избе.
Мудрила пош„л на работу, и Ивашка с ним напросился пойти, погулять, что ли.
   Вот они приходят к берегу реки. Там две ладьи на  воде  качаются,  третью
мужики спускать собрались. Такая огромная ладья - Ивашка таких и не видывал.
Мужики вокруг не„ стараются. Подкладывают под  не„,  подо  дно  ей,  круглые
бр„вна, все вместе приналягут, зат янут:
   - Двигай, двигай! Стронулась! Сама  пойд„т!  Кругляши-то  покатятся  -  и
ладья качн„тся, с  места  стронется,  немного  впер„д  продвинется.  Они  е„
поддерживают с боков, плечами приналягут, не скачнулась бы  на  сторону,  не
завалилась бы. А как она немного сдвинетс я,  они  за  е„  следом  подбирают
бр„вна и опять тащат их впер„д, подкладывают. Не одни мужики  тут  работают,
ещ„ два-три мальчишки тут же вертятся, вроде помогают.
   Ивашке это дело показалось занятно. И он  плечом  принал„г,  понатужился,
запел:
   - Сдвинулась, сама пошла!
   А она сама не ид„т, е„ надо толкать. И тяж„лая же, уже  на  плече  мозоль
нат„рла. Как бы не надорваться.
   Ивашка отош„л, сел в сторонке, смотрит, как  они,  будто  муравьи  вокруг
длинной соломины, хлопочут. Со стороны смотреть  -  будто  вес„лое  занятие,
вроде игра. Здоровые мужики - им нипоч„м. Когда он  подраст„т,  ещ„  сильней
будет. Он такую ладью одной рукой под толкн„т, она сразу в воду плюхнется, а
сейчас ещ„ тяжеловато.
   Тут настал полуденный час,  мужики  прервали  работу,  достали  узелки  с
обедом, сидят,  едят,  отдыхают.  Рядом  с  Ивашкой  те,  другие,  мальчишки
пристроились. Расспрашивают Ивашку:
   - Ты кто такой, да откуда взялся, да как тебя по имени звать?
   От их громких голосов Ивашка оробел. Он и дома-то  не  любил  с  ребятами
водиться. Он молчит, а они наперебой галдят:
   - Видал ладью-то? Хороша? Мы на ней  в  Смоленск-город  поплыв„м.  Ивашка
шепчет:
   - И меня Мудрила обещал взять в Смоленск. Они сразу  исполнились  к  нему
уважением, другими глазами смотрят, спрашивают:
   - Ты Мудрилин ученик? Это тебе счастье, повезло. Он у нас  такой  мастер!
Всему тебя обучит. Один мальчишка пищит:
   - У него не  зазеваешься.  Он  спуску  не  да„т.  Зазеваешься  -  за  уши
оттаскает.
   Это Ивашке не понравилось. Он губы надул и говорит:
   - Да я ещ„ не знаю.
   - Узнаешь, чего там!
   Тут они стали перед ним свои знания показывать.
   - Вот, гляди, эта большущая-то ладья - е„ на корню готовили.  Такая  была
липа - пятерым мужикам не в обхват. Ей сколько лет в ствол  вгоняли  клинья,
глубже да глубже - она и раздалась, тут  е„  и  повалили.  А  те  две  ладьи
топором долбл„нные. Оно скорей, да  не  так  прочно.  А  в  этой  и  в  море
пуститься не страшно. Ишь, огромная - в ней десять коней поместятся.
 
   Тот писклявый мальчишка примерился глазом, сплюнул и пискнул:
   - Десять не поместятся. Не боле восьми.
   - Десять!
   - Восемь!
   - Десять! И полезли драться.
   Третий мальчишка посмотрел, пожал плечами и заговорил:
   - Этот Ярмошка всегда всем наперекор  говорит.  Ты  на  него  но  обращай
внимания. Лучше давай со мной водиться. Я тебе вс„ могу  рассказать.  И  как
ствол дерева сперва долбят топором, а затем тешут теслом. Колоду распарят  и
разведут бока, а чтоб не треснуло, к репко  связывают  нос  и  корму.  А  те
канаты вьют из камыша, обвивают лыками. Я тебе все расскажу, а  ты  за  меня
замолви Мудриле доброе словечко. Мне тоже в  Смоленск  хочется,  а  меня  не
берут.
   Этот день хорошо прош„л, и второй день прош„л так же, и  назавтра  поутру
уж им в путь трогаться. А вечером  тетка  Любаша  отвела  Ивашку  в  угол  и
заговорила:
   - Вс„ у нас хорошо и всего у нас  хватает,  а  деток  нам  не  дано.  Без
детушек какая это жизнь? Ни в ч„м толку не видишь, жив„шь зазря. Ты мне  так
полюбился, Ивашенька! Такой ты тихий и ласковый. Никакого от тебя беспорядка
не будет. Толстенький ты такой, во лосики пушистые. Я этих  худых  вихрастых
мальчишек терпеть не могу! Задумчивый ты такой.  Оставайся  с  нами,  Иваша,
будешь нам вместо родного сына. Я уж Мудриле про это говорила. Он тобой тоже
доволен.
   - Я бы рад, т„тка Любаша, - говорит Ивашка. - А как же Аннушка?
   - И про Аннушку не сомневайся. Поедет Мудрила ладьи сплавлять, он там,  в
Смоленске, найд„т е„ и выкупит и сюда привез„т. Будут у нас сынок и дочка.
   Ивашка думает:
   "Дяденька Мудрила - он всех мудрее, а без меня ему Аннушки  не  найти.  А
найд„т, не узнает. Он е„ сроду не видал, как узнать? Не у одной Аннушки косы
длинные, не у ней у одной рубаха домотканая, не ей одной пятнадцатый  годок.
Многие в плен взятые. Бабка-то сказывала: "Плачут  девушки  во  всех  концах
земли".
   - Нет, - говорит Ивашка. - Спасибо тебе на твоей доброте, а я с дяденькой
Мудрилой поеду. Без меня ему Аннушку не найти.
   - Да  постой  ты!  -  говорит  т„тка  Любаша.  -  Ты  ещ„  после  болезни
слабенький. Куда тебе ехать?  Я  печку  истоплю,  ты  на  лежанке  прикорни.
Молочка парного не хочешь ли? Я мигом  корову  подою,  цельную  кринку  тебе
принесу. Чего тебе хочется, ты только словечко вы молви, я вс„ исполню.
   У т„тки Любаши слезы на глазах, Ивашке е„ жалко стало. Он говорит:
   - Ты не плачь. Смоленск-то -  он  не  за  горами.  Найд„м  Аннушку,  сюда
воротимся. Тебе Аннушка понравится. Она и ткать, и прясть, и по дому помочь,
и горшки сполоснуть, ни одного не поколотит,
   Т„тка Любаша опять повеселела. Утром проводила их до  околицы,  платочком
помахала, крикнула вслед:
   - Скорей возвращайтесь!
 
 
Страница сгенерировалась за 0.1121 сек.