Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Детская литература

Ольга Гурьян - Ивашка бежит за конем

Скачать Ольга Гурьян - Ивашка бежит за конем

  Глава девятая
   ГОСПОДИН ГЕНЗЕРИХ
 
   Под жарким летним  солнцем  река  текла  широкая  и  спокойная.  Господин
Гензерих, немецкий купец, засунув руки за пояс, шагал по палубе своей ладьи.
   О, хорошая ладья и день хорош, и вчера было хорошо, все дни, как от Киева
отплыли. А впереди, о, впереди тоже вс„ хорошо. Господин  Гензерих  тихонько
загоготал от удовольствия и пробормотал:
   - Абер гут! Очень хорошо!
   Господин Гензерих думал:
   "Я очень умный человек! Я такой умный - все люди должны  мне  удивляться.
Моя добрая покойная матушка очень удивилась бы, если бы  могла  меня  сейчас
увидеть".
   Ещ„ бы ей было не удивиться!
   Совсем недавно - да неужто только осенью? - был он вовсе не  господин,  и
никому не пришло бы в голову называть его Гензерих. Всего-навсего сидел  он,
поджав ноги, на столе в лавке мастера  Мельхиора  и  выд„ргивал  нам„тку  из
подкладки чужих штанов или,  простр  очив  шов,  выдавливал  на  н„м  зубами
красивый узор. А мастер Мельхиор кричал ему:
   "Эй, Гензель,  подогрей  утюг!  Эй,  Гензель,  сними  мерку  с  господина
заказчика!"
   Какой-нибудь глупый парень просидел бы так всю жизнь, пока поджатые  ноги
не скрючились бы, а пальцы от иголочных уколов стали бы  рябые,  как  т„рка.
Другой парень, весь век сидя согнувшись, давно нажил бы на  спине  горб.  О,
Гензель был не такой! У Гензеля б ыл предприимчивый ум и высокие стремления.
   В его родной город Бремен приезжало много купцов из славянских земель,  и
многие бременские купцы отваживались в дальний путь на Русь и Царьград.  Они
приходили в лавку мастера Мельхиора, заказывали богатое платье и с важностью
беседовали, хвастаясь поч„то м и барышами. Как во всех  больших  городах  на
Руси, выстроены для них дома и гостиницы, как на всех переправах и  волоках,
их очередь впереди других. Долги им уплачивают прежде всех прочих, а на  суд
им разрешается не являться. Хоть и берут с них тамошние к нязья  пошлину  за
товар, а вс„ же выгоды велики.
   Гензель прилежно тыкал иглой в ш„лк и сукно, а сам слушал  эти  рассказы,
мотал на ус. О, Гензель был не простой парень. Умная голова,  себе  на  уме.
Гензель мелком обводил выкройку на куске ткани, а сам метал мысли  и  так  и
этак, размечал, как ему свою жизнь лучше раскроить.
   Наконец, вс„ обдумав, он пош„л в  дом  русских  купцов,  познакомился  со
стариком приказчиком и обещал сшить ему  хороший  т„плый  кафтан,  если  тот
Научит его русскому языку. Целый год они бились, трудились  до  изнеможения.
Уж приказчик стал подумывать, не д„шев о  ли  будет  за  одну  епанчу  такое
мучение принимать. Уж  он  хотел  попросить  ещ„  пару  суконных  чулок,  да
постеснялся. А к концу года Гензель стал уже порядочно говорить.
   Теперь он пош„л поклониться тестю и шурину, троим своим дядьям и  семерым
двоюродным братьям и у всех сколько мог занял денег. Не велики деньги, а  со
временем нарастут. И ж„лудь мал, а прораст„т - будет развесистый дуб. Малого
порос„нка раскормить - жирны й боров получится.
   Приш„л к мастеру Мельхиору расч„т брать. Тот ему говорит:
   - Почему ты уходишь, Гензель? Разве тебе плохо? Я тебе каждый день даю  к
обеду мясные кл„цки и сладкую подливку из слив. А в другом месте тебя  будут
кормить одной кашей. Оставайся!
   - Нет, - говорит Гензель, - у меня высокие стремления.
   - Оставайся, - говорит мастер. - Ты хороший подмастерье, заказчикам  твоя
работа нравится. Если бы ты не был женат на своей Лиспет, я бы за  тебя  мою
Ильзу отдал и моя лавка досталась бы тебе в наследство.
   - Нет, - говорит Гензель, - пришло время уходить.
   А сам подумал, что при  живой  жене  попы  его,  пожалуй,  на  второй  не
повенчают. К тому же Ильза незавидный кусочек - сухая жердь и  зубы,  как  у
щуки. Ее и с приданым  никто  не  бер„т.  И  наследства  ждать  -  не  скоро
дожд„шься. Сам же он, с таким большим умом, ск орей разбогатеет.
   - Нет, - говорит Гензель, - уж у меня все решено. Уезжаю я из прекрасного
города Бремена.
   Вот стали они прощаться, обнялись, прослезились. Мастер Мельхиор  уступил
Гензелю за его день-ги штуку сукна и ещ„ дал в придачу  ящик  с  лоскутом  и
обрезками.
   - Из них сошь„шь женские сумки на пояс. Заработаешь.
   Гензель взвалил на спину тюк с сукном и ящик с лоскутами. Тяжело, да своя
ноша не тянет.
   Пош„л он оттуда к знакомому купцу, напросился, но возьм„т ли его с собой,
на свою ладью, Балтийское море переплыть и дальше, сколько по пути будет.
   За спешкой, за сборами он так и не успел начать шить приказчику обещанную
епанчу,  а  скорей  погрузился  на  ладью,  не  встретить  бы  невзначай  да
напоследок своего учителя. Вс„  обошлось  хорошо  -  не  встретились.  Ладья
отчалила, и поминай как звали.
   Это Балтийское море бурное, беспокойное. Всю дорогу  без  отдыха  тошнило
беднягу Гензеля. Уж он думал, его смертный час приш„л. Сколько раз вспоминал
он стол в лавке у мастера! Стол - на четыр„х ногах, не кренился, не качался.
Лучше бы ему было с того стол а не слезать.
   А как вспомнит кл„цки со сладкой подливкой, ему ещ„ хуже становится.
   Однако же всему приходит конец, и доплыли  они  до  края  моря  и  оттуда
реками на Полоцк и Смоленск. Но в  Смоленске  тот  купец  не  захотел  ехать
дальше, здесь хотел торговать, обменять свои товары  на  воск,  на  м„д,  на
дорогие пушистые меха. Он взял с Гензеля шт уку сукна в оплату за  дорогу  и
указал от ворот поворот. Как теперь дальше быть?
   Это только прилежная девка вдевает в иглу короткую нитку - у ней в запасе
ещ„ целая катушка, У Гензеля в запасе ящик с лоскутом,  да  здешние  женщины
сумки на поясе не носят, - и шить не стоит.  Просчитался  Гензель:  купцу  с
малым товаром делать нечего - про торгуешься.
   Ходит Гензель по пристани, ногти кусает, размышляет:
   "Я за дорогу сюда отдал штуку сукна.  Обратно  плыть  -  прид„тся  лоскут
отдать. А вернусь я в родной город, в Бремен, с меня тесть и шурин, дядья  и
братья шкуру спустят и в тюрьму упрячут за долг.
   И вдруг видит Гензель  -  стоит  у  пристани  большая  ладья-однодеревка,
прочная и поместительная. Ох, хороша! Вот бы купить, да денег нет!
   Денег нет - ум есть.
   Подош„л Гензель к мужикам-ладейникам, говорит:
   - Я господин Гензерих, бременский купец. - И стал ту ладью торговать...
   Как плыли по Днепру, каждую ночь просыпался в холодном поту - доплывут до
Киева, чем рассчитываться будет? О, умный человек не пропад„т. Вс„ придумал,
вс„ рассчитал: сонное  пить„  подмешал  в  вино,  и  теперь  ладья  его,  не
купленная, а собственная. А в Царьг раде за взрослого раба две цельные штуки
дорогого ш„лка-аксамита, в шесть нитей тканного, дают, и за  двух  мальчишек
ещ„ одну штуку удастся получить.
   Тут господин Гензерих поднял голову и заметил, что ладья  направляется  к
берегу. Это ему не понравилось. Кормчий был нанят спешно, в утро отъезда  из
Киева. Можно ли ему доверять?
   Господин Гензерих быстрыми шагами подош„л к нему и крикнул:
   - Ты старый, глупый человек! Зачем ты ид„шь к берегу?
   Кормчий, не глядя на него, ответил:
   - Так надо.
   - Зачем надо? Кому надо? Тебе надо, мне не надо! По середине река  быстро
бежит, мы скоро едем. Ты думаешь, медленно плыть -  больше  платы  получишь?
Нет! Я буду тебе по шее давать!
   - Да разуй глаза, - сказал кормчий. - Посмотри впер„д, не видишь, что ли?
   Господин Гензерих посмотрел впер„д  и  увидел,  что  там  невдалеке  река
бурлит, и клубится, и скачет, будто табун  белых  коней,  пенные  гривы,  по
ветру распущенные, высоко взлетают.
   - О! - сказал господин Гензерих. - Это что?
   - Пороги это. Не всю реку перегородили. Ближе к берегу легко пройд„м.  Да
отойди, не мешайся.
   - Я хозяин! - грозно сказал господин Гензерих, но отош„л в сторонку.
   Сердце у него сжалось от страха. Он слыхал про грозные днепровские пороги
и, подумав о том, что было у него спрятано под палубой, заскрежетал зубами и
показал реке кулак. Но, тотчас спохватившись, ласково заговорил:
   - Ты хороший старый человек. Я буду тебя награждать.
   За шумом воды кормчий не слышал его слов. Он стоял на  носу  с  шестом  в
руке, отталкиваясь от выступавших из воды камней. Гребцы  подняли  в„сла,  и
ладья, послушно скользнув, миновала порог.
   Господин Гензерих облегч„нно вздохнул и подумал:
   "Обмануть меня хотели, напугать. О, я не трус!
   Эти пороги детская игралка, киндершпиль".
   - Эй, эй! - крикнул он. - Что ты делаешь? Ладья плыла к  тихой  заводи  и
пристала к берегу.
   - Ещ„ день в половине, зачем отдыхать? - кричал господин Гензерих.
   Но кормчий приставил руку к уху, показывая - не слышу, мол. В самом деле,
за скалистым выступом берега ещ„ ничего  не  было  видно,  но  оттуда  н„сся
оглушающий шум, грохот и вой.
 
 
Страница сгенерировалась за 0.1021 сек.