Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Леонид Кудрявцев - Черная стена

Скачать Леонид Кудрявцев - Черная стена

     - Все-то тебе бы зверствовать, старый хрыч. Уморил меня, а теперь еще
что-то бормочешь. Кто тебе свою молодость отдал и красоту?
     - Это я тебя уморил? - поразился старик. - Да ты же сама сказала, что
так больше жить нельзя. Это когда  меня  лишили  пенсии  и  осталось  лишь
умирать с голоду. Ведь ты сказала, будто  хочешь  уйти  сама,  чтобы  этим
гадам наша смерть аукнулась.
     - А ты меня поддержал, хотя как любящий муж не должен  был.  Уж  если
хотел развязаться с жизнью, так и ушел бы один. Меня-то зачем прихватил?
     - Действительно, зачем? - послышался вдруг задумчивый голос  старика.
- Тьфу на тебя, старая корова. Нет, это теперь получается, что только я  и
виноват?
     - А кто же? Краник-то у газовой плиты отвернул ты!
     - Но ты же сказала, что это должен сделать я.
     - Сказать-то сказала, но мало ли что я говорю,  а  ты,  конечно,  рад
стараться. Ты всегда был рад, всегда...
     Из подвальчика послышались рыдания старухи, и  Эрик  представил,  как
старик, отвернувшись от нее, страдальчески морщится. А толстая  старуха  с
синюшным лицом все плачет,  вернее  говоря,  пытается  плакать,  поскольку
слезы из ее глаз не льются, и говорит:
     - Господи, господи, помоги мне с этим человеком! Зачем ты забрал  нас
одновременно? Боже, я думала, что царствие твое - это деревья и  ангелы...
арфы и благодать. О, как я хотела благодати, господи. А тут...  Да  полно,
царствие ли это твое? Дай мне хоть один маленький  знак,  что  это  оно  и
таким должно быть. Тогда я успокоюсь и все приму. Только бы знать, что это
по твоей воле, господи, а не искушение врага рода человеческого.
     Эрику вдруг стало неудобно подслушивать, и он вышел из-под навеса  на
солнце, а там, постояв некоторое  время  посреди  дворика,  махнул  рукой,
решив, что ждать больше не имеет смысла. Наверняка те, кто за ним гнались,
пьют теперь чай в какой-нибудь чайхане  и  обсуждают  достоинства  военных
фениксов. В конце концов, если что, он  опять  убежит  по  крышам  или  же
придумает другой трюк, такой же успешный. А еще крысиный король  наверняка
его уже ждет в условленном месте.
     Махнув рукой, Эрик быстрым шагом направился из дворика на улицу и  на
выходе из него чуть ли не лицом к лицу столкнулся с девчушкой лет девяти -
десяти. Самая обыкновенная  девчонка:  копна  волос,  худые  загорелые  до
черноты руки и ноги, капризно вздернутый нос, голубые  глаза.  Она  стояла
перед ним и держала резиновый  мячик,  а  потом,  неожиданно  испугавшись,
выпустила его из рук, и тот покатился к ногам Эрика.
     Остановившись, он  наклонился  и,  подобрав  мячик,  некоторое  время
любовался его разноцветными полосками. Потом  протянул  его  девчонке.  Та
молча схватила мяч и прижалась спиной к стене, освобождая дорогу.
     Эрик хотел сказать ей, что она напрасно боится, так как у  него  и  в
мыслях не было причинять ей зло, что он сам когда-то  точно  так  же,  как
она, жил,  дышал,  и  сердце  его  билось...  если  бы  не  пуля,  которая
разворотила затылок, то он бы сейчас даже помнил,  кем  он  был,  но  лишь
махнул рукой и пошел прочь.
     Толстая женщина,  высунувшись  из  окна  соседнего  дома,  попыталась
ошпарить  его  кипятком  из  большой  кастрюли,  но  Эрик   увернулся   и,
метнувшись,  перескочил  через  заборчик,  оказавшись  в  точно  таком  же
дворике, как и предыдущий. Перемахнув через другой забор, он  выскочил  на
широкую проезжую улицу.
     Быстро прикинув, где находится, он уверенно двинулся в путь  и  через
полчаса, свернув за угол знакомого  глинобитного  дома,  увидел  крысиного
короля, который сидел у стенки и занимался тем, что чистил зубы. Делал  он
это так: крупная, с ухоженной белой шерстью крыса, устроившись у  него  на
плече, быстро просовывала голову в его широко  открытый  рот  и  выгрызала
застрявшие между зубами остатки пищи.
     Увидев Эрика, крысиный король ему подмигнул,  но  рот  не  закрыл,  и
крыса не  прекратила  своей  работы.  Усевшись  с  ним  рядом,  Эрик  тоже
привалился спиной к глинобитной стене и стал слушать,  как  коготки  крысы
скребут по толстой шкуре крысиного короля.
     И это царапанье странным образом заставило его  вдруг  вспомнить  то,
что он пытался вспомнить уже давно, но никак не мог,  -  улыбку.  Да,  это
была именно та улыбка. Она появилась откуда-то из  глубин  его  утраченной
памяти и соединилась со всем, что удалось вспомнить до этого,  с  глазами,
носом, волосами, черными бровями в единое целое.
     Эрик глухо охнул, потому что теперь перед ним было  лицо.  То  самое,
которое он так мучительно пытался вспомнить с тех пор, как оказался здесь,
в этом странном мире. Оно снова возникло перед  ним.  И  виной  тому  было
царапанье коготков. Но почему?
     Он закрыл глаза, и на него словно бы повеяло теплым забытым  запахом.
Он даже несколько раз вдохнул воздух. Это было  излишне,  так  как  ничего
говорить он не собирался.
     Весь окружающий мир уплыл в сторону,  он  снова  падал  в  темноту  и
слышал чей-то неумолимый голос:
     - Ничего, руки, руки ему крути посильнее!
     И другой, девичий голос:
     - Пустите его... зачем вы его... пустите.
     А потом смертельный ужас и холод во всем теле,  холод  страха...  Шум
прибоя и шелест волн заслонили все это, и он был чайкой, летящей к  своему
видневшемуся на горизонте острову, устало махая крыльями, хорошо  понимая,
что не долетит. Волны пытались дотянуться до него  своими  жуткими  синими
пальцами. Горизонт кренился и снова выравнивался, а он  летел,  зная,  что
перестанет это делать только когда умрет, да и то кто  его  знает,  потому
что там, на берегу острова, виднелась тоненькая бронзовая фигурка и махала
ему рукой. Невыразимая тоска  вдруг  охватила  его,  рванула  навстречу...
Тоска и любовь... Любовь? Да,  он  вдруг  понял,  что  такое  любовь,  она
проснулась в нем, зашевелилась и наполнила тело странно забытой сладостью,
а еще волнами, сотрясавшими его...
     Он открыл глаза и понял, что  это  все...  Он  больше  не  может,  не
способен жить здесь, и наплевать ему на этот город, на этот мир и даже  на
всю цепь миров... Эрик вдруг понял, что не уйдет из этого  города,  потому
что где-то здесь скрыта возможность вернуться обратно в тот мир, в котором
он умер, и попробовать все сначала. Собственно, какой смысл идти  куда-то,
ведь все города мира похожи друг на друга, как близнецы, и  точно  так  же
окружены бесконечными песками?
     Нет, он отсюда не уйдет. Не нужно ему Вингальва,  где,  говорят,  все
точно так, как описывается в Библии, - царство  божье...  Нет,  он  должен
вернуться.
     Вот только как это сделать?
     Кто-то тряс его за плечо, и,  открыв  глаза,  Эрик  увидел,  что  это
крысиный король.
     - Эй, ты что? Очнись!
     - Нет, -  сказал  Эрик,  пытаясь  стряхнуть  остатки  овладевшего  им
дурмана. - Плевал я на холод и одновременно на жару, на  эти  пески  и  на
этот второй мир.
     - Ну-ну, - сказал король и убрал с его плеч  лапы.  -  Значит,  опять
думал.
     - Мне это свойственно, - сказал Эрик. - В отличии от некоторых.
 
 
     Он обиделся на крысиного короля за то, что тот не дал ему досмотреть,
не дал додумать. Может быть, он сумел  бы  придумать,  как  ему  вернуться
назад. Кто знает?
     - Сам ты три дня не умывался, -  обиделся  крысиный  король.  -  Что,
философом заделался?  Ну  ты,  философ,  на  "Летучий  голландец"  сегодня
пойдешь?
     "Хоть бы какой-нибудь дождичек", - с тоской подумал Эрик.
     - Плевал я на твой "Летучий голландец", - сказал он крысиному королю.
     - Так, - протянул тот. - Еще на что ты плевал?
     - На все вообще...
     - Может, и на меня?
     - Может, и на тебя.
     - Так, значит? Да ты кто такой?! - взорвался крысиный король.
     - Кто надо, - буркнул Эрик.
     - Нет, я тебе скажу, кто ты...
     - Ну и кто?
     - Нет, я тебе скажу, кто ты есть на самом деле!
     - Кто? Кто? Кто?
     - Ты паршивый зомби.
     - Паршивый?
     - Да! И к тому же холодный, как лягушка, и мерзкий, как...
     Договорить он не успел.
     Небритый  тип  в  старом  вельветовом  пальто,  с  острым  носиком  и
бегающими глазами притиснулся к ним. Глаза у него бегали ритмично,  словно
были маятниками двух вделанных в череп метрономов.
     Крысиный король хмыкнул, и по выражению его мордочки Эрик  догадался,
что тот пытается определить, с какой примерно  частотой  в  минуту  бегают
глаза этого человека.
     Некоторое время все трое молчали. Потом человек с  бегающими  глазами
вплотную придвинулся к Эрику и прошептал:
     - Частная фирма.
     - Ну? - равнодушно сказал тот.
     Представитель частной фирмы пугливо огляделся и со значением сообщил:
     - Очень частная.
     - Это хорошо, - промолвил Эрик, лихорадочно пытаясь  сообразить,  что
же все это означает. Не слышал он раньше ни про какие частные фирмы.
     - Семьдесят шесть, - сообщил крысиный король.
     - Услуги, - незнакомец прокашлялся. - Частные услуги.
     - Какого рода? - поинтересовался крысиный король.
     Досадливо поморщившись, словно при нем  сказали  что-то  неприличное,
типус  с  бегающими  глазами  вопросительно  посмотрел  на  Эрика,  словно
спрашивал  у  него  разрешения  говорить  дальше.  Тот  машинально  кивнул
головой, и тотчас же  нос  представителя  частной  фирмы  стал  вращаться,
постепенно увеличивая обороты.
     - Самые разные... На вкус клиента... Можем  последить  за  оставшейся
там женой. Можем передать  весточку.  Берем  на  себя  сведение  счетов  с
оставшимися  там  врагами,  но  это  по  особому  прейскуранту  на  двести
восемьдесят названий. Понятно, что разные несчастные случаи тоже по  нашей
части. Безусловно, берем на себя охрану кладов и могил. Девиз нашей фирмы:
"Все для клиента!"  Любое,  даже  самое  причудливое  ваше  желание  будет
 
 
Страница сгенерировалась за 0.1254 сек.