Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Борис Лапин - Рассказы

Скачать Борис Лапин - Рассказы

 
                                  3
 
    В  конференц-зале  базы  ЛН-6  было  просторно,  не  сравнишь   со
столовкой  на  ЛН-5,  где  приходилось  собирать   народ   в   прошлой
экспедиции, но шестидесяти двум здоровенным парням и  здесь  оказалось
тесновато.  Шипулин  с  гордостью  оглядел  свое   воинство,   впервые
собранное вместе.
    - Пожалуй, начнем, - сказал он. - Повестка дня ясна:  что  делать?
То  есть  в  принципе  вопрос  решен  на   Земле,   однако   детальные
обследования этих  десяти  дней  сильно  осложнили  обстановочку.  Для
начала  предоставим  слово  главному   историку   экспедиции   доктору
археологии Сереже Лазебникову.
    Встал Сережа, больше похожий на студента,  чем  на  доктора  наук.
Жесткий, упрямый чуб, съехавшие на нос очки, беспрерывно что-то мнущие
нервные  пальцы  Доктору  археологии  Сереже  Лазебникову  было  всего
двадцать восемь, Шипулин гордился, что откопал  для  экспедиции  этого
вундеркинда.
    - Я расскажу вам сказочку, -  начал  Сережа  задиристым  петушиным
голосом. - Позвольте сказочку, Михаил Михайлович?
    - Давай, давай, жанры выступлений не ограничиваю.  Другое  дело  -
время.
    - Так вот, это древняя восточная сказочка, и сколько ей лет, никто
не  знает.  В  некотором  царстве,  в  некотором  государстве  жил-был
волшебник по имени...
    Конференц-зал угрожающе загудел. Понятно, взрослые люди не  любят,
когда им рассказывают сказочки, тем более не стоило для  этого  лететь
так далеко.
    - ...по имени Данг Дзинь. Он мог достать огонь из холодного камня,
вызвать дождь из чистого неба и одним взглядом усыпить  человека.  Хан
боялся, что волшебник отнимет у него власть, и упрятал  Данг  Дзиня  в
самую высокую и неприступную башню, в которой просидел  волшебник  сто
лет. Сто лет выходил он по ночам на крышу  башни,  смотрел  на  звезды
через какую-то странную трубку и, только когда появлялась на горизонте
голубая Утренняя Звезда, уходил обратно в свое подземелье.
    Однажды снизошло просветление на древнего Данг Дзиня, и послал  он
одного из  своих  многочисленных  стражей  за  ханом,  чтобы  сообщить
чрезвычайной важности весть. Хан  явился,  и  сказал  ему  Данг  Дзинь
"Уводи скорей свой народ в горы, потому что скоро встанет дыбом земля,
и стеной встанут моря, и вспять  потекут  реки,  и  дождь  разразится,
каких никогда не бывало. Не мешкай, хан!" Но хан посмеялся над словами
мудреца и велел побить его палками по пяткам.
    А вскоре появилась в небе Желтая Звезда - и  вздыбилась  земля,  и
огонь вырвался из недр, и огромная волна захлестнула земли возле  моря
на много дней ходьбы, и хлынул дождь,  и,  взбурлив,  повернули  реки.
Испугались люди, пришли к хану, чтобы принял он какие-то меры.  А  хан
показал на башню и сказал: "Он виноват. Это он вызвал несчастье, чтобы
на вас и на меня излить  свое  зло,  накопившееся  за  сотню  лет".  И
потребовал хан у Данг Дзиня, чтобы прекратил  он  это  безобразие.  Но
старик не слушал хана - он высекал какие-то знаки на камнях  башни.  И
отрубили ему голову.
    Когда перемешалась земля, как  пища  в  котле,  когда  суша  стала
морем, а море - горами, когда погибли все люди в округе, осталась одна
только высокая башня, в которой жил и погиб  Данг  Дзинь.  Лишь  через
много-много веков пришли сюда новые люди, прочли рисунки на  камнях  и
записали их так: "Говорил я хану, пусть ведет в горы народ, потому что
на смену Утренней Звезде приходит другая, Злая Желтая Звезда, и око ее
нацелено прямо на нас, и будут бедствия от  нее  неисчислимые,  но  не
послушался  хан,  и  все  погибли,  о  чем  сообщает  потомкам  старый
звездочет Данг Дзинь".
    Переписали люди эти слова на папирус, но и  папирус  затерялся,  и
только через тысячи лет кто-то нашел его и пустил по  свету  сказку  о
мудром волшебнике Данг Дзине, и сказка дошла до нас,  потому  что  нет
более прочного материала, чем память народная. А камни той башни давно
превратились в  песок,  и  в  тлен  превратился  папирус.  К  сведению
собравшихся, - закончил Сережа  Лазебников,  -  подобные  же  сказочки
содержатся в эпосе и других древних народов.
    Сережа Лазебников сел.
    - Ну и что же из того? - язвительно кинул с места Петя Тяпкин.
    - Да, более конкретные выводы, - попросил Шипулин.
    - Какие же еще выводы? - удивился Сережа. - Разве и так не ясно?
    - Очевидно, не всем, - глядя на Тяпкина, сказал Михаил Михайлович.
    - Ну хорошо. Так вот, Луна прикочевала  к  нам  во  время  оно  из
Большого Космоса. Если отбросить  это  предположение,  кто  растолкует
мне, почему у нее такая нелепая форма, будто она родилась как  спутник
другой планеты, имеющей по  крайней  мере  втрое  большую  массу,  чем
Земля? И чем иным можно объяснить ту небольшую космическую  заварушку,
благодаря которой наша уважаемая планета вдруг сдвинулась на  двадцать
три градуса по отношению к  оси,  легкомысленно  переменила  положение
полюсов и заживо заморозила бедных мамонтов? Итак, встреча в  Космосе.
Но вот вопрос: могла ли Луна, двигаясь с энной космической  скоростью,
избежать прямого столкновения с Землей, благодаря чему я имею  счастье
лицезреть вас в данный момент?  Вероятно,  могла  при  одном  условии.
Чтобы стать вечной нашей спутницей и яблоком раздора для  ученых,  она
должна была выйти на строго рассчитанную орбиту по касательной, имея в
этой точке строго определенную скорость. Неужели вы думаете, что  Луна
сама по себе была такой умной? Примите эту гипотезу,  и  она  объяснит
вам все разом: и форму  Луны,  и  легкомысленное  поведение  Земли,  и
судьбу мамонтов, и трагедию Атлантиды,  и  знаменательные  различия  в
возрасте, удельной плотности  и  химическом  составе  двух  планет,  и
обилие  кратеров  на  обратной  стороне  Луны,  и  эти   осточертевшие
"масконы", и даже библейский всемирный потоп...
    Сережа опять сел.
    - Что же дальше?! - еще более вызывающе крикнул Тяпкин.
    Сережа пожал плечами. Разжевывать "дальше" он не собирался.
    - Сережа хочет сказать, - ласково разъяснил Пете  Шипулин,  -  что
Луна вышла по касательной на орбиту спутника, затормозившись  к  этому
времени до расчетной скорости.
    - Как это "затормозившись"? - возмутился Петя. - Бред! Мистика!
    Шипулин вспомнил картинку про Робинзона. Если бы возражал  ему  не
Петя Тяпкин, а  Гришаев,  он,  наверное,  взорвался  бы.  Но  Петю  он
по-своему любил и радовался, что отыскал его для экспедиции: он уважал
людей одержимых. А Петя был  явно  одержимый,  хотя  и  противник,  не
верящий ни во что  из  того,  во  что  верил  он  сам,  во  что  верил
сегодняшний докладчик Сережа Лазебников.
    - К сведению товарищей, не посвященных в хаос  лунных  гипотез,  -
насмешливо добавил Шипулин. - Слова "бред",  "мистика",  "лженаука"  и
тому подобные вовсе не считаются бранными, когда речь заходит о  Луне.
Видите ли, мы еще слишком мало знаем о происхождении Солнечной системы
- у нас нет аналогов. Поэтому ученые дискуссии  о  возникновении  Луны
напоминают мне беседу на тему "Откуда взялся я" в детском садике:  чем
детальнее  объяснение,  тем  больше  вопросов.   Давнее   высказывание
Гарольда   Юри:   "Я   совершенно   не   представляю   себе    модели,
воспроизводящей историю системы Земля - Луна", -  остается  в  силе  и
поныне. К сожалению. Однако я  думаю...  разумеется,  это  мое  личное
мнение... что  история  Луны  куда  богаче  и  любопытнее,  чем  может
представить себе самый изощренный  фантаст.  Но  это  к  слову.  Прошу
высказываться!
    Вскочил  Петя  Тяпкин,  обвел  зал  злыми  глазками,  видимо,  ища
поддержки.
    - Слово имеет командир отряда буровиков кандидат технических  наук
Петр Артемьевич Тяпкин.
    - А  я  расскажу  вам  анекдотец.  Позвольте   анекдотец,   Михаил
Михайлович? В  некотором  царстве,  в  некотором  государстве  жил-был
цыган. Однажды украл этот цыган у одного  крестьянина  коня.  Собрался
суд. Цыган спрашивает:  "Дак  шо  я  у  тебя  украл,  расскажи  честно
гражданам судьям". - "Коня". - "А хомут на ем  был?"  -  "Был".  -  "А
дуга?" - "И дуга была". - "А оглобли?" - "И оглобли". - "А телега?"  -
"И телега была". - "Ну дак и  брешет  он,  гражданы  судьи,  -  сказал
цыган, - потому как этот конь, сами видите, и без хомута, и без  дуги,
и без оглоблев, и без телеги". Посмотрели судьи, прав цыган. Отпустили
его вместе с конем, а крестьянина за клевету  выпороли.  А  что  цыган
накануне пропил в корчме и хомут, и дугу, и оглобли, и телегу  -  кому
что за дело! Было бы доказано.
    Анекдотец  никого  не  рассмешил.  Петя   оглянулся,   снова   ища
поддержки, не нашел, но не сдался.
    - Я к тому, Михаил Михайлович,  что  такие  доказательства,  когда
неугодные факты вовсе замалчиваются,  для  цыгана  хороши,  а  не  для
ученого.  Я  ведь  отлично  понимаю,  для  чего   все   это   товарищу
Лазебникову. Он хочет свернуть напрочь буровые работы и вести раскопки
своим археологическим методом, чтобы возиться  здесь  сто  лет.  Он  и
сказочку свою для этого придумал. А мы, буровики, можем решить  задачу
за несколько дней, позвольте только пустить  большой  лазер  и  пройти
этот слой насквозь. Мы разом все цыганские гипотезы отметем...
    - Точно! Даешь лазер! - раздалось несколько нестройных  голосов  с
той стороны, где сидели буровики. А Димка выкрикнул:
    - Жми, Петя, развивай дальше!
    - Ты скажи прямо, Сергей, - обратился Петя к Лазебникову, - ты  не
юли: раскопки предлагаешь?
    - Раскопки, - сказал Сережа и опустил голову.
    Поднялась буря. Шум стоял минут пять, не меньше. Вести  медленные,
может быть, многолетние раскопки, когда  всем  казалось,  что  отгадка
рядом, никого не устраивало.
    Атмосфера накалялась. Выступали почти все, летели едкие реплики  с
мест, задавались вопросы "с подтекстом". Но большинство, соглашаясь  с
Лазебниковым,  все-таки  категорически  возражало   против   раскопок:
молодежь, не терпится. А ничего другого никто предложить не  мог.  Или
лазер, или раскопки. "Не подумаешь, что на Луне, - отметил Шипулин.  -
Типичная земная перебранка ученых".
    - Нет, нет, нет, лазер нельзя! - выкрикивал  кто-то,  пока  Михаил
Михайлович в последний раз взвешивал все "за" и "против". - Там, может
быть, дворец, черт знает что, а мы, как дикари, с лазером.  Нет,  нет,
нет!
    - Копаться здесь пять лет лопаточками? Извините! Сегодня же  подаю
заявление. Мы что - в песочнице играть приехали?!
    - Только не лазер, надо  подумать,  все  взвесить  и  не  спешить.
Главное, не спешить. Так можно всю Луну испортить...
    Когда Шипулин встал, нестройный шум голосов умолк разом.
    - Все правы, - сказал он негромко. - И все ошибаются.  Разумеется,
лазером нельзя. Это ясно. Но и раскопки нас не устраивают -  время  не
то. Что есть еще подходящее? Больше нет ничего...
    Шестьдесят два человека молчали. Казалось, никто не дышал.  Где-то
между  вторым  и   третьим   рядом   всплыло   на   секунду   ехидное,
злорадствующее лицо Гришаева - и растаяло. Мелькнули  тревожные  глаза
Ольги: "Только, пожалуйста, береги себя. Лучше  лишний  раз  с  Землей
посоветуйся, спроси разрешения". Ольга, Ольга!  Единственный  человек,
которому нужны не его открытия, а он сам. По ней, хоть вовсе  не  будь
никакой Луны лишь бы он  возвратился  живой  и  здоровый.  Ну  что  ж,
посмотрим!
    - Больше нет ничего, это точно. Значит,  остается  одно  -  взрыв.
Таким  образом,  мы   в   кратчайший   срок   расчистим   обнаруженную
разведчиками сферу. И если это действительно  сооружение  космического
разума, наш взрыв ее не повредит...
 
 
Страница сгенерировалась за 0.1026 сек.