Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Борис Лапин - Рассказы

Скачать Борис Лапин - Рассказы

 
                                  5
 
    В  радиоотсеке  сидел  верный  Саша  Сашевич.  Земля   спрашивала,
взывала, умоляла, требовала -  Саша  Сашевич  оставался  глух  и  нем.
Шипулин просмотрел радиограммы, выбрал три из них.  Две  угрожающих  -
дело рук Гришаева, сразу видно, не верит ни в какую катастрофу,  очень
уж хорошо знает Шипулина, Шипулин для него - авантюрист. Одна  дельная
радиограмма-инструкция - от Главного, "на  случай,  если  радиостанция
работает только на прием". Хитер Главный!  Послушал  скупое  сообщение
телеграфного  агентства,  слава  богу,  паники   никакой,   настроение
деловое. Скоро минуют сутки, нужно срочно давать ответ, иначе  ринутся
спасать, а что ответишь,  когда  не  оседает  треклятая  пыль,  мешает
определить результаты взрыва. Хорошо, если риск оправдал себя, а  если
нет? Голову снимут. Взрыв на Луне! Действительно, "так можно всю  Луну
испортить".
    Странное дело, больше всех возражал против взрыва не кто иной, как
его  любимец  Сережа  Лазебников.  Едва  кончилось   совещание,   этот
вундеркинд давай ломиться в радиоотсек - передать свое  особое  мнение
на Землю, "пока не поздно".  Хорошо  еще,  догадался  Шипулин  заранее
отправить Сашу Сашевича со строжайшей инструкцией: никого в  отсек  не
пускать и ничего к  передаче  не  принимать.  Михаил  Михайлович  ждал
подвоха от кого угодно, но не от Сережи. Думал, Петя Тяпкин жаловаться
будет,  скандал  подымет,  а  он  стащил  у  доктора  лошадиную   дозу
снотворного и до сих пор спит, делайте, мол, что  угодно,  только  без
меня!
    До старта спасательной  экспедиции  с  Земли  оставалось  немногим
более трех часов. Дальнейшее промедление становилось опасным.  Гришаев
там бесится, с этим ЧП все его  честолюбивые  планы  лопнули.  Рвет  и
мечет. Чего доброго, рискнет еще покинуть директорский кабинет, явится
сюда собственной персоной. Тьфу, тьфу, тьфу, спаси и избави! Но что же
эта проклятая пыль?  Прогремевшая  в  дискуссиях  и  воспетая  поэтами
лунная пыль? Никто не ожидал, что она может висеть сутки,  думали,  за
час-другой осядет.
    Шипулин еще раз пробежал списочек  убытков,  причиненных  взрывом.
Искорежен один вездеход,  оставленный  растяпой  водителем  в  опасной
зоне. Конечно, вездеход пустяк - если на Земле. На Луне  его  ценность
подскакивает в тысячу раз: "плюс транспортные  расходы".  Опрокинулась
грузовая ракета, к  счастью,  уже  почти  разгруженная.  Взорвался  от
детонации погребок с остатками взрывчатки  -  правда,  взрывчатки  там
оставалось сущие пустяки. Вмятины, царапины  на  ракетах  не  в  счет.
Вообще, удача все спишет.
    А вдруг неудача?  Вдруг  его  гипотеза,  подтвержденная  десятками
фактов, выверенная и  перепроверенная,  все-таки  не  подтвердится?  К
черту! Стоит ли думать о грозящих ему "оргвыводах"? Если исследователь
будет ломать голову над проблемой, как посмотрит начальство на тот или
иной его шаг, - не останется ни сил, ни времени  для  науки.  В  конце
концов, самый большой ущерб от взрыва - переживания Ольги. Она-то ведь
ничего не знает. Существовала бы телепатия, тогда проще, тогда  напряг
бы все душевные силы и передал ей одной: "Не волнуйся, родная, никаких
ЧП нет,  все  в  порядке,  просто  твой  старик  темнит,  проворачивая
очередную авантюру".
    Шипулин взглянул на часы: пора. Пыль еще не осела,  хотя  и  стала
пореже. Сейчас будет дан сигнал общего сбора, и двинутся  вездеходы  к
центру  гигантского   искусственного   кратера.   Чудаки   бурильщики,
предлагали ломиться в стену, когда непременно должна  быть  дверь.  Но
если она окажется не на дне воронки, а совсем в другом  месте?  Тогда,
значит, интуиция обманула его, тогда пора подавать в отставку.
    Люди в скафандрах начали вываливаться из люков базы,  в  шлемофоне
послышалась вибрация от моторов вездеходов. Шипулин опасливо  встал  -
опять ноги показались длинными и ватными, как на  ЛН-5,  хотя  система
искусственной  гравитации  действовала  исправно.  "Нервы,  нервы,   -
отметил он. - Расклеиваюсь. Расклеивается, Оленька,  твой  старик,  на
пенсию пора, на Землю, цветочки поливать. А его лунное  притяжение  не
отпускает..."
    Четыре  вездехода  двинулись  к  кратеру.  На  трех  сидели  люди,
четвертый пыхтел под тяжестью прожектора, снятого с  грузовой  ракеты.
Как пригодился бы сейчас пятый вездеход!
    Шипулин сидел у смотрового стекла головной машины. Гребень нового,
первого на Луне искусственного кратера приближался. Вездеход  колотило
на камнях, Михаил Михайлович вцепился в поручни и почти прилип лбом  к
стеклу. Вот кабина  поднялась  на  гребень,  перекачнулась  в  сторону
кратера, и стало видно бездонную черную дыру  глубиной  в  добрых  350
метров. На дне ее не было ни единого блика.
    - Прожектор! - скомандовал он хрипло.
    Вниз свалился ослепительно белый столб, уперся  в  стену  воронки,
дрогнул, стал падать ниже, ниже, почти вертикально, и вдруг  поблек  в
свете ответного, казалось, еще более яркого луча. Вглядываясь в  него,
Шипулин сощурился до боли в уголках  глаз  и  сразу  различил  покатую
сверкающую сферу, на которой в самом центре  луча  новеньким  пятачком
выделялся...
    - Люк! Вход!  -  раздалось  в  шлемофоне  сразу  несколько  не  то
восторженных, не то испуганных голосов.
    "Выдержала оболочка наш взрыв, - почти равнодушно отметил Шипулин.
- Недаром же рассчитывали ее на оборону от  метеоритов.  Если  так  не
откроем люк, честное слово, лазером взломаю", - внезапно решил  он.  И
сразу почувствовал, как ноги вдруг стали расти, вылезли из  вездехода,
опустились в воронку и,  вытягиваясь  и  утончаясь,  достигли  наконец
сверкающей металлической сферы, как корни дерева проросли сквозь люк и
устремились в темноту...
    Водитель вездехода видел,  как  Шипулин  отвалился  от  смотрового
стекла и медленно рухнул на спинку сиденья. Первым  его  порывом  было
свинтить шлем  с  теряющего  сознание  начальника  экспедиции,  но  он
вовремя спохватился, что это Луна,  и  только  прокричал  в  микрофон:
"Врача в головную машину, срочно! Начальнику плохо!"
    Когда Шипулину дали кислород, он прошептал спекшимися губами:
    - Немедленно... заготовленную радиограмму... на Землю... которая у
 
 
Страница сгенерировалась за 0.1856 сек.