Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Борис Лапин - Рассказы

Скачать Борис Лапин - Рассказы

   ПЕРВЫЕ
 
   Что сталось бы с нею в эти дни отчаяния и  безнадежности,  если  бы  не
ежеминутная поддержка отца?
   Большой, бородатый, с густым низким голосом и  добрым  взглядом  из-под
лохматых бровей, он, как в детстве, часами  просиживал  с  нею,  и  Полина
снова чувствовала себя девочкой,  удивленной  и  восхищенной  громадностью
жизненного опыта взрослых. Он рассказывал о Земле, о людях и о себе, а она
впитывала каждое его слово, каждый жест,  каждую  улыбку  -  и  постепенно
обретала прежнюю устойчивость.
   Она была еще очень слаба и порой забывала, что  всего  лишь  вспоминает
сказанное им ранее. Ей казалось, это не просто память об отце,  это  нечто
несравнимо большее: он сам, живой и осязаемый. Он передал ей в  наследство
лучшие черты  своего  характера,  он  воспитал  в  ней  мужество,  волю  и
выдержку. Он был частью Полины, и она была его частью. И теперь  он  снова
пришел к  ней,  чтобы  поддержать  в  трудный  час,  помочь  не  поддаться
отчаянию, не согнуться перед бедой. Без него она не выстояла бы.
   - Видишь ли, дочка, здесь, на Корабле, наши жизни не  принадлежат  нам.
Они принадлежат Земле. И  поверь,  Земля  никогда  не  послала  бы  нас  к
звездам, если бы от нашей экспедиции не ждали ответа на вопрос:  останется
ли человечество навек прикованным к Солнцу или шагнет в Большой Космос. Мы
первые, Полина, а путь первых всегда труден. Опасен.  Порой  трагичен.  Но
должен же кто-то быть первым...
   "Должен  же  кто-то  быть   первым"   -   эта   бесхитростная   формула
сопутствовала  ей  всю  жизнь.  Порой,  выведенная  из   себя   житейскими
невзгодами, усталая или обиженная, Полина возмущалась: почему  не  другие,
почему именно мы? Но тут  же  вспоминала  покоряющую  улыбку  отца  и  его
неопровержимый в своей простоте довод: должен же кто-то быть  первым,  так
почему другие, почему не мы?
   - Как будто бы наша задача совсем проста -  выжить  самим  и  вырастить
тех, кто останется после нас. Беззаботная жизнь, как у  травы,  не  правда
ли? Но так только кажется. Выжить самим и вырастить следующее поколение  в
условиях Корабля неимоверно трудно. Кроме всего прочего, еще и потому, что
каждый из нас не просто человек сам по себе, но и звено в цепи  поколений.
От каждого, буквально от каждого зависит успех экспедиции. Только подумай,
десять-двенадцать поколений, и ты в ответе за того, кто придет после  тебя
не  завтра,  не  к  закату  твоих  дней,  а  через  триста  лет.  Огромная
ответственность, и она давит на психику, мешает жить просто, как трава. Но
без этой ответственности нельзя. Если каждый не осознает себя  гражданином
Корабля, цепочка может прерваться, и тогда все полетит в тартарары  -  все
усилия  и  страдания  предыдущих   поколений.   Зато   одно   немаловажное
обстоятельство психологически укрепляет нас: цель жизни.  Поскольку  здесь
все равно невозможно то полное,  безусловное  счастье,  право  на  которое
человек, живущий на Земле, получает от рождения, поскольку наши  жизни  не
принадлежат нам, - мы все, каждый, должны  до  конца  мужественно  донести
свою ношу и тем самым оправдать свою жизнь. Иначе она  теряет  смысл.  Вот
так, дочка...
   Она была самая младшая из  первого  поколения  родившихся  на  Корабле.
Когда отец рассказывал ей о Цели жизни, Полине исполнилось тринадцать лет.
О, как памятен ей этот возраст широко распахнутых  на  мир  глаз  и  тайно
зреющих вопросов, которые не вдруг задашь  взрослым,  возраст  критической
переоценки  окружающего  и  благодатных  всходов  коллективизма  в  прежде
эгоистичной душе!
   Она сидела на зеленой скамейке в саду, прижавшись головой к плечу отца.
А рядом примостилась  хорошенькая  Марго,  очень  похожая  на  сегодняшнюю
Люсьен, да и в тех же годах, за ней уже тогда приударял  Свен,  -  и  тоже
впитывала каждое слово командира. Алекса любили все, весь экипаж  -  такой
уж это был человек.
   В другой раз Полина спросила: почему же так получилось, что  на  Земле,
воплощающей собою Разум и  Порядок,  существует  не  одно  государство,  а
несколько - с собственными обычаями, законами и правительствами? Отец едва
заметно усмехнулся в усы.
   - Чтобы понять сегодняшний день, дочка, - сказал он со вздохом, -  надо
знать историю. А история  складывается  из  двух  очень  непохожих  вещей:
генерального направления, которое можно предвидеть наперед, потому что оно
предопределено всем ходом развития человечества,  и  запутанных  закоулков
случайного,  через  которые  следует   человечество   в   поисках   своего
генерального  направления.  Изучи  эти  два  слагаемых,   и   ты   поймешь
сегодняшний день.
   Слова отца крепко запали ей  в  память,  и  теперь,  силясь  прорваться
сквозь  беду,  сквозь  отчаяние,  сквозь  тяжесть   свалившейся   на   нее
ответственности  к  пониманию  происходящего,  она   снова   и   снова   с
благодарностью  вспоминала  практические  уроки  истории,  преподанные  ей
отцом. В его пересказе воскресали эпохи, оживали прежде  недвижные  статуи
исторических личностей, сталкивались и объединялись страсти,  пристрастия,
страстишки, приходили в действие скрытые пружины интриг, тайных  сговоров,
кастовых интересов - и через все это пестрое,  многоцветное  нагромождение
конкретного шествовала неудержимая махина исторической необходимости...
   Итак, чтобы постичь случившееся, чтобы разобраться в  сегодняшнем  дне,
она должна вспомнить историю Корабля. Нет, не вспомнить - прочесть заново,
иными, прозревшими глазами, призвать историю на помощь.
   История Корабля... Список рождений и смертей.  Однообразный,  как  сама
жизнь на Корабле, где нет места никаким  другим  событиям.  Только  первая
дата отличается от всех, первая да еще, может, последняя будет  отличаться
- через триста лет. Вот они,  эти  анналы,  эти  святцы  Корабля,  краткая
летопись сорока восьми лет...
 
 
   14 ИЮЛЯ 2112 г. - СТАРТ ПЕРВОЙ ЗВЕЗДНОЙ.
   Два года ученые разных стран Западного Содружества готовили  экспедицию
и формировали экипаж, отбирая из  тысяч  добровольцев  восьмерых  наиболее
подходящих. Эти восемь избранников должны были отвечать  многим  и  многим
требованиям, чтобы следующие за ними поколения Корабля  обладали  отменным
здоровьем и жизнестойкостью; они, эти восемь, должны были  соответствовать
друг  другу   по   чертам   характера,   по   десяткам   биологических   и
психологических признаков, ибо главное в подборе экипажа -  совместимость.
Ученые с самого  начала  понимали,  что  нет  ничего  более  опасного  для
экспедиции, чем затаенная до поры ненависть, или простое, вполне  понятное
и все-таки необъяснимое "я его не переношу", или передающаяся от поколения
к поколению родовая склока, непримиримая  вражда  космических  Монтекки  и
Капулетти. К этому добавлялось еще и требование равной  представительности
стран Содружества.
   Их   было   восемь,    восемь    звездных    первопроходцев,    четверо
тридцатипятилетних мужчин и четыре двадцатипятилетние женщины.  До  старта
они никогда не видели друг друга. Их готовили порознь,  их  тренировали  и
обучали в разных странах, и они ничего не знали о семерых своих спутниках,
кроме национальности.
   Когда огромная толпа под жгучим техасским солнцем  собралась  проводить
Первую Звездную, они, участники экспедиции, через головы  родственников  и
друзей старались высмотреть тех, с кем суждено провести остаток жизни. Они
навек отрывали себя от Земли, от своего времени, от привычного  жизненного
уклада, от друзей  и  родных,  от  семьи  -  чтобы  затеряться  в  ледяной
космической пустыне и никогда не узнать, чем кончится экспедиция, вернется
ли Корабль на Землю через триста лет, обогнув одну из ближайших к Солнцу и
все же такую далекую звезду. Им было о чем подумать в эти минуты, было что
вспомнить, было с кем попрощаться, - а они старались угадать: кто же,  кто
из тысяч собравшихся здесь летит вместе с ними?! Уже тогда тяга к  звездам
пересиливала в них земное притяжение.
   Над равниной звучала торжественная музыка,  сверкали  трубы  оркестров,
душно пахли цветы, ученые и государственные деятели говорили речи,  и  уже
все было сказано и вслух, и вполголоса, - а они  все  еще  не  знали  друг
друга.
   Потом Алекса усадили в автомобиль, увезли подземным туннелем к Кораблю,
покоящемуся в глубокой шахте, и там совсем буднично, торопливо и деловито,
почти похоронили в похожей на саркофаг ванне с вязкой жидкостью. Только он
лег в эту ванну, надев специальный  жизнеобеспечивающий  скафандр,  только
почувствовал, что плавает, - и сразу сознание его  затуманилось:  наступил
месячный стартовый анабиоз, облегчающий колоссальную перегрузку отрыва  от
Земли и от Солнца.
   А когда он пришел в себя, над ним склонился высокий сухощавый человек с
седыми висками. Это был Джон, командир экспедиции, американец. Алекс долго
не мог понять, где он и что с ним происходит, пока не сообразил: да это же
первый из его спутников. В то время уже  ни  Земля,  ни  Солнце  не  могли
достать их своим притяжением.
   Потом они просмотрели видеозапись старта, принятую с Земли  аппаратурой
Корабля, когда они спали в  ваннах  сном  праведников.  Последние  команды
прозвучали над притихшей толпой, охрипшие от волнения  динамики  отсчитали
последние секунды - и вместе с огненным смерчем, что  вырвался,  казалось,
из самых глубин планеты, поднялась  над  равниной  гигантская  серебристая
ракета, повисла на мгновение и,  прочертив  небо,  умчалась  в  неведомое,
растаяла в  синеве.  Когда  грохот  смолк,  случайные  нестройные  вскрики
раздались над космодромом и диктор сказал: "Счастливого пути, друзья!"
   Полина  много  раз  видела  эту  запись,  с  которой  началась  поступь
Необходимого  в  жизни  Корабля.  А  потом  на  сцену   вышло   Случайное,
непредвиденное, и оно тоже  наложило  свой  отпечаток  на  историю  Первой
Звездной. И теперь, чтобы разобраться в сегодняшне"  дне,  надо  вспомнить
историю экспедиции. И надо  передать  эту  историю  следующим  поколениям,
чтобы обогатить их память и вооружить на случай нового непредвиденного.
 
 
Страница сгенерировалась за 0.0992 сек.