Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Борис Лапин - Рассказы

Скачать Борис Лапин - Рассказы

   7 ФЕВРАЛЯ 2116 г. - РОЖДЕНИЕ ФРЕДА У ДЖОНА И СОФИ.
   26 НОЯБРЯ 2116 г. - СМЕРТЬ ДЖОНА; АЛЕКС ПРИНЯЛ КОМАНДОВАНИЕ КОРАБЛЕМ.
   2 ДЕКАБРЯ 2116 г. - УХОД СОФИ.
   Первые годы на Корабле были для них праздником. Уже  зрелые  люди,  они
снова почувствовали себя  юнцами,  вырвавшимися  на  каникулы  с  хорошей,
веселой компанией. Непривычный, заманчивый мир открылся, перед  ними.  Они
еще только познавали новую для них жизнь, постепенно привыкая к Кораблю  и
друг к другу. Это  было  время,  когда  устанавливались  первые  отношения
первых:  первая  привязанность,  первая  дружба,  первая  любовь,   первая
космическая  семья,  когда  незаметно,  исподволь  складывались   традиции
Корабля и ежедневный праздник еще не сменился ежедневными буднями.
   Джон   оказался   хорошим    командиром,    волевым,    требовательным,
справедливым. И если все  же  преобладали  в  его  характере  жесткость  и
непреклонность над общительностью и добротой, то это  с  лихвой  окупалось
мягкостью его заместителя Алекса, с которым связала Джона крепкая  мужская
дружба.
   На четвертый год полета у Джона и его жены, итальянки Софи, родился сын
Фред - первенец  Корабля.  Рождение  ребенка  в  космосе  считалось  тогда
известным риском, и первым пошел на риск командир. Было все, что бывает  в
таких случаях на Земле: шампанское, цветы, подарки, даже импровизированный
спектакль. А через несколько месяцев Джон слег: свалила какая-то странная,
неизвестная на Земле  болезнь.  Она  началась  с  необъяснимой  апатии,  а
кончилась отеками всего тела и параличом. Ни Этель,  врач  экспедиции,  ни
Консультант, универсальная информационная машина, ничем не могли помочь.
   Перед смертью Джон передал  Алексу  свой  дневник  -  подробные  записи
течения болезни. Оказалось, Джон болел уже почти год, и никто  не  заметил
этого! Как ни мучили его боли, как ни  наседала  въедливая,  непреодолимая
апатия, ни единым словом, ни единым жестом не  выдал  он  изводившего  его
недуга. Это был период становления обычаев, и Джон  не  хотел,  чтобы  его
страдания нежелательной мрачной ноткой откликнулись для  тех,  кто  придет
после него. Разумеется, Этель сделала все возможное, но и она  многого  не
знала. Лишь толстая тетрадь,  от  корки  до  корки  исписанная  аккуратным
убористым почерком,  поведала  и  о  симптомах  зарождения  болезни,  и  о
бесплодных попытках лечения, и о серии  опытов,  которые  Джон,  отыскивая
причину недуга, поставил на себе.  Начав  эти  небезопасные  эксперименты,
Джон уже не надеялся на выздоровление -  он  думал  о  будущих  поколениях
Корабля.
   До последнего дня он страдал молча, вот  почему  его  смерть  оказалась
неожиданной. И только Алекс успел при жизни Джона  оценить  его  подвиг  и
понять, какая большая душа скрывалась за  непреклонностью  и  деловитостью
первого командира.
   Джона схоронили в реакторе, как полагалось по уставу. А через несколько
дней Софи,  застенчивая  незаметная  Софи,  всегда  тенью  следовавшая  за
Джоном, _ушла_ с Корабля. Казалось, эта  худенькая  большеглазая  женщина,
молчаливая и необщительная по натуре, не оставила после себя ничего,  если
не считать сына. Лишь много позднее среди ее вещей  обнаружили  рукописную
поэму - восторженный и наивный гимн любви.  Марта,  лучше  других  знавшая
итальянский, с трудом разобрав исчерканные, перемаранные  строки,  сказала
почти с испугом: "Дантова сила! Кто бы мог подумать..."
   Если смерть Джона от тяжкой  болезни  была  несчастьем,  которое  можно
понять и пережить, то неожиданный _уход_  здоровой,  полной  сил  женщины,
молодой матери, потряс  всех.  Экипаж  охватило  что-то  похожее  на  шок.
Оставалось только полшага до суеверий, до страха обреченности Корабля,  до
веры в дурное предзнаменование. И если бы не  Алекс,  ставший  командиром,
кто знает, как сложилась бы дальнейшая судьба экспедиции...
 
 
   11 ЯНВАРЯ 2118 г. - РОЖДЕНИЕ СВЕНА У УЛЬФА И ЭТЕЛЬ.
   3 АВГУСТА 2120 г. - РОЖДЕНИЕ ЛИДИИ У РУДОЛЬФА И ЕВЫ.
   У маленького Фреда появились сверстники. Бездетными  оставались  только
Алекс и его жена француженка Марта. На командире больше, чем  на  ком-либо
другом, лежала  ответственность  за  регулирование  населения  Корабля,  а
каждое  прибавление  членов  экипажа  сверх  оптимального  числа  ухудшало
условия  жизни  остальных.  Еще  и  другая  причина  руководила   Алексом.
Достаточно насыщенная программа исследований оставляла все-таки  свободные
часы, которые не всякий умел занять. А с детьми много забот, и  пока  есть
на Корабле хоть один  маленький,  дел  у  всех  по  горло  и  времени  для
чрезмерного внимания к собственной персоне попросту не  остается.  Но  как
только дети подрастают...
 
 
   22 МАЯ 2124 г. - СМЕРТЬ УЛЬФА.
   24 МАЯ 2124 г. - УХОД РУДОЛЬФА.
   4 ЯНВАРЯ 2125 г. - РОЖДЕНИЕ МАРГО ОТ УЛЬФА И ЕВЫ.
   8 ЯНВАРЯ 2125 г. - СМЕРТЬ ЕВЫ.
   На этот  раз  непредвиденное  явилось  в  облике  красавицы  Евы,  жены
пунктуального немца Руди. Семьи  на  Корабле  складывались  по  любви,  но
все-таки Корабль не Земля, чтобы обеспечить каждому выбор по вкусу.  Алекс
еще раньше заподозрил неладное с Евой - уж слишком тянуло ее к  Ульфу.  Но
Ульф полюбил Этель, а потом и Ева стала женой Руди,  родила  дочь,  и  как
будто все уладилось. Однако Алекс понимал, что стоит Ульфу подать  надежду
Еве - и затаившаяся искорка обернется  пожаром.  Вот  почему  и  стремился
Алекс как можно дольше загружать Еву заботами о детях.  Устав  Корабля  не
требовал соблюдения брачного контракта до  конца  жизни,  предусматривался
развод и новый брак, так что всегда можно было избежать драмы, заменив ее,
на худой конец, нудным, но бескровным бытовым конфликтом.
   Однако в своей страсти Ева - ох уж  это  имя!  -  пренебрегла  доводами
разума. Алекс понимал ее: она была женщина, может быть, слишком женщина, а
женщина так уж  устроена,  что  сметает  все  преграды  на  пути  любви  и
добивается  своего  любой   ценой.   И   все-таки,   учитывая   чрезмерную
эмоциональность Евы, ее не следовало включать в состав экспедиции.  Дорого
же обошлась Первой Звездной эта ошибка!
   В первые годы, годы сплошного праздника, душой компании стал Ульф. Все,
к чему бы он ни прикоснулся, проникалось легкостью, изяществом, мимолетной
прелестью. Артист по призванию, придумщик  и  острослов,  он  режиссировал
свадьбы, именины и крестины, он  затевал  искрометные  спектакли,  главная
роль в которых всегда принадлежала Еве. И хотя  на  самом  деле  Ульф  был
глубже, значительнее, именно эти внешние черты сделали его  в  глазах  Евы
героем.
   Она не разглядела и Руди. Добродушный, медлительный,  основательный  во
всем, он, чтобы не казаться педантом, разыгрывал порой этакого  простачка,
над которым не  грех  позубоскалить.  Понятно,  он  казался  ей  увальнем,
тюфяком, личностью будничной и серой.
   Когда праздники канули в прошлое и обыденное вступило в свои права, Ева
затосковала. Ее натура настоятельно требовала  яркого,  драматического.  В
какой-то момент Ульф не выдержал осады - и грянула драма.  Рассудительный,
уравновешенный Руди, оказавшийся  вспыльчивым  ревнивцем,  застав  жену  в
каюте Ульфа, убил его молотком.
   Это встряхнуло Корабль, как столкновение с метеоритом. Не было  сказано
ни слова, но Руди знал, что должен _уйти_, и он _ушел_.  Ни  командир,  ни
весь экипаж не имели права отменить этот суровый приговор. Жестокость была
оправдана, возмездие должно было стать фактом истории, и оно стало  фактом
истории. Никто не осуждал ни Ульфа, павшего жертвой обдуманных чар Евы, ни
Руди, ослепленного ревностью, - все осуждали только Еву, так уж  повелось.
И, выполнив свой последний долг, родив Марго, дочь Ульфа, Ева  истерзанная
укорами совести, умерла в послеродовой горячке.
   Алекс подвел печальный итог первых тринадцати лет пути.  Тринадцати  из
трехсот. Дружный и веселый коллектив растаял, из восьмерых осталось только
трое. Трое взрослых и четверо детей. Это попахивало катастрофой.
   Перед Алексом возникла задача почти непосильная:  за  те,  может  быть,
немногие годы, которые предстояло  ему  прожить,  он  должен  был  создать
коллектив заново. Это значило - воспитать  детей,  заменив  им  собою  всю
Землю. Это значило - передать детям не только знания,  необходимые,  чтобы
донести их до следующих поколений, но  и  то  чувство  ответственности  за
судьбу экспедиции, без которого  знания  -  лишь  ненужная  обуза.  И  это
значило - предостеречь будущие поколения от ошибок,  свершившихся  на  его
глазах. Только неимоверная энергия добродушного фламандца,  его  выдержка,
его воля позволили выполнить эту,  казалось,  невыполнимую  задачу.  Алекс
оставил после себя новый коллектив, состоящий из семерых взрослых и одного
ребенка, - коллектив, на который можно было положиться во всем.
 
 
   1 МАЯ 2128 г. - РОЖДЕНИЕ ПОЛИНЫ У АЛЕКСА И МАРТЫ.
   На этом история,  заканчивалась,  всему  остальному  Полина  сама  была
свидетельницей. Она  помнила  отца  еще  безбородым  и  мать  сравнительно
молодой, но вот тетя Этель, вдова Ульфа и  мать  Свена,  почему-то  всегда
представлялась  ей   седой   аккуратной   старушкой.   На   этом   история
заканчивалась  для  Полины.  Но  для  других,  для  Александра  и  Люсьен,
например, история продолжалась.
   Сравнивая  судьбу  Первого  и  Второго  поколений,   Полина   неизбежно
приходила к выводу о том, что Первые, родившиеся  под  Солнцем,  вспоенные
земными  реками,  вскормленные  плодами  Земли,  больше  были   подвержены
эмоциям, порыву, настроению. Сильные люди, цельные люди,  они  подчинялись
чувству, а не рассудку. Цельность их натур и восхищала и пугала Полину. Ей
казалось, они взяли с собой на Корабль все страсти земные.
   Второе поколение словно утратило что-то в тепличной атмосфере  Корабля.
Или  горький  опыт  Первых  научил  их  обуздывать  себя?  Или   сказалось
воспитание под звездным куполом?. Во всяком случае, ничего  драматического
в историю Корабля Второе поколение  не  вписало.  Были  несчастья,  ссоры,
слезы, были мелкие конфликты, но обошлось без драм.
 
 
Страница сгенерировалась за 0.1842 сек.