Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Борис Лапин - Рассказы

Скачать Борис Лапин - Рассказы

   ГРАНЬ
 
   С этой ночи душевный покой оставил Полину и не возвращался больше ни на
минуту. Внешний мир перестал существовать для нее, все представлявшее хоть
малейший интерес сосредоточилось  внутри.  Загадка,  которую  задал  Свен,
стала ее навязчивой идеей.
   Полина понимала, что пора взять себя в руки, что  нельзя  распускаться,
что психоз совсем выведет ее из строя, а она единственный взрослый человек
на Корабле, но ничего не могла поделать. Она призывала на помощь все  свое
мужество - его не осталось. Она искала  спасение  в  мысленных  беседах  с
отцом, всегда заряжавших ее энергией. Алекс являлся - и  она  не  находила
иной темы для разговора с ним, кроме _ухода_ Свена.
   Она оказалась обыкновенной слабой женщиной, вовсе не  подготовленной  к
гигантским психическим  перегрузкам  Корабля.  Вот  Алекс  был  человеком,
способным потягаться с  космосом,  и  Джон,  первый  командир,  был  таким
человеком, и тетя Этель, железная тетя Этель, которую не  согнули  никакие
беды, никакие перегрузки. А она... Но не все же люди рождаются железными.
   Теперь Полина не только разумом - сердцем поняла,  как  гуманна  дверь,
ведущая в реактор.  Для  человека  в  ее  положении  _уход_  представлялся
единственным избавлением. Но Полина гнала  прочь  эту  недостойную  мысль:
уйти слишком просто, слишком легко, а что будет с теми, кто останется? Что
будет с детьми? Смогут ли они продолжить полет к звездам?
   Она старалась как можно меньше бывать среди детей,  каждую  минуту  она
могла  сорваться  и  наделать  глупостей,  непоправимых  глупостей.  Но  и
одиночество страшило ее, стоило запереться в каюте - мерещился Свен. Порой
даже казалось, что он не _ушел_, а скрывается где-то  на  Корабле,  бродит
неприкаянной тенью, а ночью прокрадывается в ее каюту и призраком стоит  у
двери.
   Так прошло около месяца. Полина  чувствовала,  что  из  наставника,  из
руководителя превращается в обузу экспедиции, попросту мешает. Как смотрят
на нее теперь Александр и Люсьен, теперь, когда она, по сути,  отступилась
от всего, чему учила, что воспитывала в них? От мужества, от выдержки,  от
борьбы, от стремления все силы отдать достижению Цели? Наверное,  им  было
бы легче без нее. Но ведь они еще совсем дети!
   Но  нет,  они  уже  не  были  детьми.   Вскоре   она   убедилась,   что
обстоятельства сделали их вполне взрослыми.
   Ночью к ней зашла Люсьен. Она по глазам видела, что Люсьен  только  что
разговаривала с Александром. Так, значит, они встречаются и по ночам...
   - Как настроение, тетя Полина? Хандра еще не прошла?
   - Не прошла, девочка. Я гоню ее в дверь, а она влезает в окно. Но ты не
волнуйся, это пройдет. Все будет в порядке.
   - Конечно, все будет в порядке! - с готовностью  подхватила  Люсьен,  и
Полина почувствовала, что вовсе они не верят в  ее  выздоровление.  Люсьен
мялась, что-то хотела сказать,  да  не  решалась.  Ну,  ну,  что  они  там
придумали, о чем сговаривались между поцелуями?
   - Тетя Полина, - начала наконец  девушка,  -  мы  с  Александром  много
говорили о вас и пришли к выводу... Чтобы помочь вам избавиться  от  этого
состояния... - Она опустила ресницы. - Вам нужно выйти замуж.
   Неожиданно  для  себя  Полина  рассмеялась  -  настолько  нелепым  было
сказанное Люсьен.
   - Замуж? Прекрасная мысль, только за  кого  можно  здесь  выйти  замуж,
девочка? За кого ты меня сватаешь? Уж не за Консультанта ли?
   - Вы должны стать женой Александра,  -  побелевшими  губами  прошептала
Люсьен. Глаза ее распахнулись, вспыхнули,  словно  все  еще  играл  в  них
отблеск адского пламени, реактора. - На  Корабле  не  осталось  ни  одного
взрослого, кроме вас, и если мы вас не сбережем, нет  никакой  гарантии...
Подумайте, тетя Полина! Мне на всю жизнь запомнились ваши слова: мы  живем
здесь не для себя, мы живем только ради Цели.  Александр  почти  взрослый,
скоро ему исполнится восемнадцать. И  уверяю  вас,  он  уже  совсем-совсем
настоящий мужчина...
   Тут она осеклась и залилась краской. Полина нежно обняла  это  наивное,
доверчивое существо.
   - А как же ты, девочка?
   Оказывается, они уже все рассчитали:
   - Я выйду за Джона, тогда и у Сержа будет жена  -  Марта.  Видите,  как
здорово все получается.
   - Я не об этом. Ведь ты любишь Александра?
   - Да, но...
   - И он тебя любит? - Люсьен молча потупилась. - Зачем же такие  жертвы,
девочка? Ради Цели? Но полет только начинается,  Цель  далека.  Мы  должны
просто жить, хорошо и по возможности  счастливо  жить,  чтобы  дать  жизнь
другим, вот чего требует Цель. Так зачем это, девочка?
   - Мы должны спасти вас, тетя Полина! -  И  слезы  покатились  по  щекам
Люсьен.
   - Не  от  чего  меня  спасать,  тем  более  таким  путем.  Болезнь  моя
действительно неприятная и, видимо, серьезная, но я надеюсь выкарабкаться.
А если нет... если со мной случится что-нибудь - что ж... все мы  смертны.
Бессмертных нет. Но  жизнь  продолжается.  И  со  временем  другая  Полина
появится на Корабле, может быть, твоя с Александром дочь. Вы уже не  дети.
Вы взрослые люди. И Александр хоть  сегодня  может  стать  командиром.  Во
всяком случае, не хуже, чем был Свен. Я думаю, вы и без меня управились бы
с Кораблем. Единственное, что меня смущает: роды. Кто примет у тебя  роды?
Консультант все знает, но у него нет рук. У Александра есть  руки,  но  он
тебя любит, а влюбленные не годятся в повитухи. Однако и это не  проблема.
Все будет хорошо, девочка. Иди. Иди  к  своему  Александру,  успокой  его.
Только не торопите время, прошу вас, не торопите время,  ваш  час  еще  не
настал...
   - Да, я знаю, - сказала Люсьен, прямо глянув в глаза Полине. -  Мы  оба
знаем. Спокойной ночи!
   "И она уже совсем взрослая", - подумала Полина.
   Несколько дней ей было как будто бы лучше, приободрил ночной разговор с
Люсьен, а может, просто перестала мучить, совесть,  укорять  невыполненным
долгом. Теперь Полина верила, что на худой конец они обойдутся и без нее.
   Потом все началось сначала. Явился Свен, показывал  на  нее  пальцем  и
смеялся: "Наивные люди! Вы все - наивные люди!" Она хотела схватить его за
руку, чтобы выпытать наконец,  кто  же  наивные  люди,  но  Свен  бросился
бежать. Она помчалась за ним... по коридору... через сад... через кухню...
   Ее остановил Александр.
   - Тетя Полина! Что с вами, куда вы?
   Она онемела, она сразу забыла, что гналась за Свеном.
   - Да, куда же я бегу? Хотела сделать что-то важное... Не помню...
   На Александра страшно было смотреть - перепугался парень.  Так  она  их
всех сведет с ума.
   - Ах, да! Я решила размяться.
   Кое-как добралась до своей каюты, подошла  к  зеркалу.  По  ту  сторону
стекла стояла старуха с растрепанными полуседыми космами, с безумными, без
единого проблеска мысли, глазами.
   Полина так и не поняла, что это за женщина.
   А назавтра совсем сорвалась. Безучастная, равнодушная ко всему,  сидела
за обеденным столом, механически жевала и глотала что-то. Маленькая Марта,
испуганная поведением матери, должно быть, вовсе потеряла аппетит.
   - Марта, не кроши хлеб  на  пол,  -  строго  заметила  Люсьен,  ставшая
хозяйкой за  столом.  Но  Марта  не  послушалась.  -  Я  кому  сказала!  -
прикрикнула Люсьен.
   И тут Марта заплакала. Он рыдала, все ее крошечное  тельце  сотрясалось
от рыданий, вздрагивающие кулачки размазывали слезы  по  лицу.  Жалость  к
дочери неожиданно резанула Полину.
   - Как ты разговариваешь с ребенком, дрянная девчонка! Что  ты  из  себя
возомнила!
   Она подняла руку - перед нею была не  Люсьен,  перед  нею  была  Марго,
смазливая самовлюбленная Марго, отобравшая у нее Свена. Разом  вскипела  в
Полине былая ревность, вспомнилась давняя  любовь  и  слезы,  пролитые  на
зеленой скамейке. Сейчас она отплатит ей за все, за все, за все...
   И она изо всей силы ударила Люсьен по щеке.
   Пять пар недвижных глаз остановились на Полине.
   Полина ушла к себе, заперлась на ключ. Только мгновение мучил ее  стыд,
потом она подумала, впадая не то в сон, не то в  беспамятство:  а  ведь  я
могла бы и убить ее.
   Бедная, бедная доченька! Марта моя, крошка! Сирота...
   Ночью Полина встала и на цыпочках прокралась  мимо  сада,  мимо  кухни,
мимо фермы, прошла склады и машинное  отделение.  Вот  и  заветная  дверь.
Адский пламень за стеклом бушевал по-прежнему, но теперь он не  пугал  ее.
Там ждал покой. Покой для себя и для других.
   Она успела подумать,  когда  дверь  в  реактор  уже  приоткрылась,  что
поступила правильно. Все мы живем здесь не ради себя. _Уйдя_, она  поможет
другим достичь звезд. Иного смысла не было в ее жизни, такой длинной...  И
 
 
Страница сгенерировалась за 0.2354 сек.