Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Детективы

Леонид Медведовский - Звонок на рассвете

Скачать Леонид Медведовский - Звонок на рассвете

                                    2
     Я  выхожу из отделения реанимации в  преотвратнейшем настроении.  Что
толку хитрить с самим собой? Я могу играть роль многоопытного сыщика перед
погруженным в  больничные заботы Сеглинем,  но  сам-то я  в  тихой панике,
внутри у  меня все  дрожит и  трепыхается.  Ну  где,  где мне искать этого
подлого юнца?..
     - Куда поедем,  товарищ лейтенант? - спрашивает меня Спирин, открывая
дверцу машины. - В отдел?
     - Что нам там делать? Рули на Гончарную!
     - Есть на Гончарную! - четко повторяет сержант, круто забирая влево.
     Мы мчимся, обгоняя троллейбусы, по безлюдным в этот ранний воскресный
час  улицам Задвинья.  По  дороге Геннадий снова коротко рассказывает все,
что  знает.   Кроме  дежурного  следователя,   на   происшествие  выезжали
участковый  инспектор  Алексей  Волков,   эксперт-криминалист,  кинолог  с
собакой.  Однако по  горячим следам преступника найти не  удалось.  Ничего
существенного не дал и осмотр места происшествия.
     Машина  останавливается  напротив  деревянного  двухэтажного  дома  с
застекленной верандой.
     - Мы  сейчас  стоим  на  том  месте,  где  таксист  ремонтировал свою
"Волгу", - говорит Спирин, - а само происшествие произошло вон там, - и он
показывает на кусты неподалеку от уличного светильника.
     Я распахиваю дверцу, выпрыгиваю из машины.
     - Сержант,  я  остаюсь здесь,  а  вам нужно доставить сюда участковых
Волкова и Рябчуна. Срочно!
     Геннадий смотрит на часы, говорит:
     - Девять ноль пять. Наверно, еще ухо давят. Воскресенье все же...
     Машина срывается с места, а я направляюсь к кустам на противоположной
стороне улицы. Трава на газоне в темных пятнах - действительно много крови
потерял Носков.  Круглые,  звездчатые пятна переходят на  асфальт,  по ним
можно четко проследить путь Михаила к  дому.  Вначале он  еще шел,  дальше
капли стали принимать форму эллипса - значит, побежал...
     По узкой,  завитой спиралью лестнице я поднялся на второй этаж. Дверь
мне  открыла  женщина  с  глубоко  запавшими  от  бессонной ночи  глазами.
Ошибиться немыслимо -  это могла быть только мать Михаила Носкова.  Те же,
что у сына, волнистые, вразлет брови, тот же тонкий острый нос.
     - Агеев, инспектор уголовного розыска, - представился я.
     - Проходите,  пожалуйста,  -  тихо сказала женщина и  первая пошла по
коридору.
     В  комнате  я  увидел  невысокого худощавого парня,  который стоял  у
придвинутого к  стене  стола  и  выкладывал из  авоськи бутылки с  соками.
Оглянувшись на звук шагов, он вежливо со мной поздоровался, сказал:
     - Ксения Борисовна,  вот все, что было в магазине. Взял каждого сорта
по паре:  две -  сливы,  две - абрикосы, две - персики, две - вишни, две -
"Мичуринки",   две   -   грушевый   нектар.   Всего   двенадцать  бутылок.
Виноградного, правда, не было.
     Ксения Борисовна вынула из сумки кошелек.
     - Пока хватит, Рома, спасибо тебе за хлопоты. Сколько ты потратил?
     Парень смущенно взлохматил старательно уложенную прическу.
     - Пять шестьдесят,  но мне не к спеху.  Виноградного достану, тогда и
рассчитаемся... Я пойду, Ксения Борисовна, если что понадобится, передайте
через Ивана Николаича, ладно?..
     Парень попрощался и вышел из комнаты.
     - Друг вашего сына? - спросил я.
     - Нет, что вы, он даже незнаком с Мишей. Это Рома Фонарев, они с моим
мужем в одном цехе работают.  И куда столько соков накупил? Да их за месяц
не выпить!
     С  чего  начать разговор?  Как  найти  верный тон?  Убитая горем мать
единственного сына,  и она же единственный пока свидетель... Сейчас все ее
мысли заняты Михаилом,  вопросом:  "Выживет ли?"  Она явно не  ждала моего
прихода.  Вон  и  сумка с  продуктами приготовлена,  и  сама она  украдкой
поглядывает на часы.  Нет,  нет,  в  таком тревожно-нетерпеливом состоянии
нужного  разговора  не  получится.   Если  сейчас  сразу  спросить  ее  об
обстоятельствах происшествия,  она  в  спешке может упустить многие важные
детали.  А мне нужны именно детали,  общее представление о том,  что здесь
произошло, у меня есть.
     - Вчера со  мной  уже  беседовал один следователь.  Вряд ли  я  смогу
добавить что-нибудь новое... - наконец говорит она.
     - Ксения Борисовна,  я был в больнице. Ваш сын просил передать, чтобы
вы не волновались...
     Женщина рванулась ко мне,  заговорила отрывисто,  заглядывая в глаза,
ища в них правду:
     - Вы у него были?..  У Мишеньки?..  Как он?..  Умоляю вас,  ничего не
скрывайте!
     - Врачи обещают поставить его на ноги...
     По-видимому,  что-то в  моих словах ее встревожило,  она засуетилась,
засобиралась беспорядочно.
     - Вы  извините...  я  совсем готова была...  думала,  дождусь Аллу  и
мужа...  они уже там,  в  больнице...  Вы  извините...  я  пойду...  а  вы
подождите... или в другой раз...
     - Ксения Борисовна, к нему никого не пускают.
     - Мать обязаны пропустить!
     - Ксения Борисовна, никого.
     - Как же так? Я хотела отнести ему поесть...
     - Ему пока ничего нельзя.
     - Даже соков?
     - Ничего!
     Она бессильно опустилась на  стул,  коротко всхлипнув,  вытерла глаза
платком, решительно повернулась ко мне.
     - Вы хотели что-то узнать. Спрашивайте!
     Я помолчал, собираясь с мыслями.
     - Вы кого-нибудь подозреваете? У Михаила могли быть враги?
     Ксения Борисовна протестующе замахала руками.
     - Какие враги,  вы  что!  Миша  -  добрейший парень,  очень честный и
справедливый.  Его всегда все любили и в школе, и в армии, и в таксопарке.
Сколько у него благодарностей от пассажиров!..
     Я  слушал  взволнованный,   сбивчивый,  многословный  рассказ  Ксении
Борисовны и думал о своем.  Конечно,  кому,  как не матери,  знать родного
сына и  кому,  как не ей,  добросовестно заблуждаться в его достоинствах и
недостатках?
     - Помню, едем мы однажды в троллейбусе. Входят на остановке несколько
подростков.  Шумят,  ругаются,  ведут  себя  безобразно.  Взрослые мужчины
сидят,  будто и  не  слышат ничего.  Миша стоял у  водительской кабины,  а
подростки ехали сзади. Верите - он к ним через весь салон протиснулся. Чем
уж он их стреножил,  не знаю, а только сразу посмирнели, притихли... А еще
был  случай  -  вооруженного бандита в  милицию доставил.  Садился к  нему
пассажир,  и во внутреннем кармане Миша увидел крестообразную ручку. Потом
оказалось - кинжал.
     - Когда это было?
     - Года три назад...
     Делаю в блокноте пометку:  "Сдал в мил.  гр-на с хол. ор. Проверить!"
Так, так, значит, возможна версия мести.
     Мы спускаемся вниз,  я прошу Ксению Борисовну подробно рассказать обо
всем, что она видела. Жестокая все же у меня профессия! У человека горе, а
я его растравляю, заставляю вновь и вновь переживать случившееся.
     - ...Я вывела Альфу на прогулку,  смотрю, Миша ремонтирует машину. Те
двое стояли метрах в тридцати... о чем-то громко спорили. Темно было, да я
особенно и не присматривалась. Знать бы, что понадобится... Собака почуяла
чужих,  стала рваться с  поводка.  Они загораживали весь тротуар...  Я  не
решилась пройти  мимо,  боялась -  Альфа  бросится.  Не  доходя нескольких
метров, повернула обратно...
     - Парня в светлом плаще не разглядели?
     - Темно было,  да и стоял он как-то боком...  Сейчас,  подождите... -
Она  провела рукой по  глазам.  -  Подбородок его мне запомнился.  Длинный
такой, массивный... С таким подбородком только в колонии и сидеть...
     - Вы думаете, он из ранее судимых?
     - Даже не сомневаюсь!  Кто другой бросится с ножом на человека?! И за
что?..
     - Ваш сын хотел защитить девушку...
     - Стоит ли она тех мук, что Миша принял?
     - Может, вам что-нибудь запомнилось в ее внешности? Фигура, прическа,
одежда?
     Ксения Борисовна задумалась.  И снова характерный жест, будто сгоняет
с глаз все лишнее, чтобы сосредоточить внутреннее зрение на самом важном.
     - Худенькая,  небольшого роста. Волосы черные, распущены по плечам...
Одета была в куртку из жатой кожи...
     - Как думаете, они были знакомы?
     - Они ссорились.  Он был очень взвинчен,  кричал,  размахивал руками,
наскакивал на девушку с угрозами...  Я отвела собаку домой,  возвращаюсь с
бутербродами для Мишеньки. Смотрю, девчонки уже нет, а тот мерзавец и Миша
стоят друг против друга,  и Миша крепко держит его за руку. Вот тогда он и
крикнул:  "Зови отца,  надо  этого типа сдать в  милицию!"  Я  побежала за
Ваней, а когда вернулась...
     Ксения Борисовна вынула платок и  стала отирать непрошено появившиеся
слезы.
     - Как вы думаете, эти молодые здешние или из центра?
     - Тот мозгляк, что Мишу поранил, не дальний.
     - Почему вы так считаете?
     - Уж очень быстро он скрылся. Муж пробежал всю улицу из конца в конец
- никого...  Все произошло в одно мгновенье. Я даже наверх не поднималась,
только крикнула:  "Ваня,  спустись!"  Вернулась,  а  сын бежит навстречу и
живот руками зажал.  У  меня и  в мыслях не было,  что он ранен,  думала -
просто ударил тот  негодяй...  Муж  выскочил,  я  ему кричу:  "Ваня,  беги
скорей, задержи парня в светлом плаще!.."
     - Сколько это заняло времени?
     - Минуту,  от силы полторы...  Потом я бросилась к Мишеньке, смотрю -
он лежит весь в крови.  Я крикнула невестке:  "Останови машину! Любую!" На
счастье,  мимо шла "Скорая",  она и увезла Мишеньку...  Потом прибыла ваша
машина.  Участковый  Волков  попросил  меня  подъехать  со  следователем в
райотдел,  чтобы записать мои показания, а сам остался здесь. Они вместе с
мужем  искали следы  преступника,  нож.  Потом к  ним  присоединился Роман
Фонарев, вы его сегодня видели...
     Я  вижу,  как  трудно дается матери Михаила этот  разговор,  и  спешу
закончить его.
     - Последний вопрос. Был ли в такси пассажир?
     - Вроде нет. К машине-то я близко не подходила...
     - Спасибо,  Ксения Борисовна,  вы  нам очень помогли своим рассказом.
Возможно, придется еще кое-что уточнить...
     - Если  надо,  в  любое время...  Все  готова сделать,  лишь  бы  мой
Мишенька...
     Не договорила.  Отвернула сразу постаревшее, осунувшееся лицо и пошла
усталой старческой походкой. А ведь ей, пожалуй, и сорока пяти нет...
     В  ожидании участковых я  стараюсь решить вопрос вопросов -  по какой
дороге  убежал  парень  с   баками?   Случайность  ли,   что  скрылся  так
стремительно?  Преступник,  хорошо ориентирующийся на местности, выбирает,
как  правило,   кратчайший  путь  для  бегства.   Если  определить  точное
направление, это сузит круг поиска. Куда же он побежал?
     Вот наконец и наш "газик". Первым из машины выскакивает Леша Волков -
худой,  длинный,  но франт и щеголь потрясающий.  Недавний выпускник школы
милиции,  он  нежно холит свой  новенький лейтенантский мундир,  поминутно
сдувая с  него малейшие пушинки.  Вслед за Волковым из машины показывается
капитан Рябчун  -  плотно  сбитый  сорокалетний здоровяк.  Особые приметы:
роскошные усы  под  "песняров" и  узкая рубленая полоска на  щеке  -  след
бандитского ножа.
     "Газик" уезжает, участковые выжидательно смотрят на меня.
     - Вот что,  друзья,  хоть сегодня и воскресенье, придется поработать.
Есть  основание предполагать,  что  преступник и  девчонка,  с  которой он
ссорился, живут где-то в этом районе...
     Я   ставлю   перед   участковыми  задачу:   надо   немедленно  начать
поквартирный обход окрестных домов, поспрашивать у жильцов, кто что видел,
кто что знает...
     К концу дня мы снова собираемся вместе. Результаты неутешительны.
     - По горячим следам не нашли, - буркнул Рябчун, - теперь побегаем.
 
 
Страница сгенерировалась за 0.0989 сек.