Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Михаил Огарев - Проказница, Святогор и вечеря по понятиям или Бесами торговать разрешено!

Скачать Михаил Огарев - Проказница, Святогор и вечеря по понятиям или Бесами торговать разрешено!

     Вздохнув, генерал бронетанковых войск вставил в правую глазницу  остро
блеснувший на солнце монокль, что не помогло ему увидеть практически ничего
нового.  Там,  где не  было  однообразных  плакатов,  висели  очень  схожие
портреты  одного  и  того же коренастого мужика в натуральную величину,  то
есть, метр восемьдесят по вертикали и метр пятьдесят по горизонтали. Трудно
сказать,  был  ли  он  в  действительности  столь  широк  в плечах,  или же
придворные живописцы  создали  явно  гиперболизированный  образ?  В  пользу
последнего  предположения говорила слишком уж добрая улыбка,  повторявшаяся
от полотна к полотну с  назойливым  постоянством.  Впрочем,  повторялись  и
окладистая    борода,   и   могучие   ручищи,   сложенные   на   груди,   и
непропорционально  большой   меч   на   поясе...   Кое-где   попадалась   и
пояснительная ремарка:
        ""УЖ КАК ВЕЛИК СТАРШОЙ БРАТ, А ВЕДЬ И МЕНЬШОЙ ЕМУ НЕ УСТУПИТ!""
     Вообще-то, в  последнее  утверждение поверить было трудновато,  стоило
только  взглянуть  на  исполинскую  статую,  установленную  на  центральной
городской  площади,  но  отлично  видную даже из-за густых прикладбищенских
деревьев. На сей раз ваятелей интересовала именно вертикаль - высеченная из
цельного  куска  мрамора  голова  сурового воина в остроконечном шлеме была
вознесена на шестидесятиметровую высоту! Оставалось предположить, что здесь
сильными  мира  сего творческая гигантомания приветствовалась и поощрялась,
утвердив себя в качестве основного художественного приема...
     Подавив очередной  раздраженный  вздох,  высокий чин вермахта твердыми
чеканящими  шагами  прошествовал  к  парадному  входу  в  барак.   Тиграец,
опомнившись  и  цыкнув зубом на лба в кожанке,  (больше для порядку,  чем с
претензией на  продолжение  разборки)  резво  двинулся  следом.  Лоб  сразу
почувствовал  себя  униженным  - увы,  он не мог,  подобно другим господам,
взять  и  пойти  в  пиршественную...  Пришлось  уныло  вернуться  в  кабину
хозяйского автомобиля, пересесть на наиболее удаленное от смердевшего тигра
сиденье и начать от  нечего  делать  прислушиваться  к  заливистым  крикам:
"Элиза, Элиза!", которые вдруг хлынули откуда-то из недр терема...
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
     - ...Элиза,  Элиза,  где ты? Куда запропастилась, скверная девчонка? А
ну,  сейчас же марш наверх и  займись  вышиванием!  Слышишь  меня?  Отвечай
немедленно!
     - А не извольте беспокоиться, господин барон, никуда не денется! Терем
наш,  конечно,  большой и несколько путаной постройки, но не лабиринт же! И
не кийские катакомбы. Найдется!
     - Да,  жилища у вас не ахти какие.  Все большей частью бревенчатые - с
моим  родовым  каменным  замком  нечего  и  сравнивать!   Храмы   возводите
замечательные,  а  дома скверные.  Даже княжеские палаты не особо глядятся.
Зато уж коридоров-то,  переходов и тупиков - не счесть!  Вот поди и угадай,
где она скрывается? И не с пажом ли каким молоденьким в обнимку?
     - Нет,  почтенный барон,  тут не Восток и не  Запад.  Мы  мальчиков  в
обслуге у господ не держим...
     - Что?  А-а-а,  намек понял.  Да нет, я не об этом. Тем более, что сии
противуположные  части  света  на  самом деле не особо и различаются.  Ну а
смазливые служки всюду имеются - только  и  думают,  как  бы  увильнуть  от
работы  да  поприжиматься  к  какой-нибудь  хорошенькой девчоночке.  А моей
проказнице уже четырнадцатый год пошел,  теперь хлопот с нею не  оберешься!
Постоянно  среди  воинов в нижнем зале отирается,  а под вечер камеристки с
ног валятся от усталости,  разыскивая нашу дочь по всем покоям.  Небось и у
вас  где-нибудь  возле  пиршественной  комнаты  прячется.  Народу-то  нынче
съехалось не счесть, и большинство - статные мужчины!
     - Да, великий рыцарь, такого больше вы нигде не увидите! Только здесь,
в Кийской Роси, и только в день святого Джона Купалы. Весь белый свет нынче
у нас в гостях! Все ждут, все надеются...
     - Да и зелена  вина  хлещут  изрядно!
     - А как же без этого? Без крепленого, господин барон, тут страшновато,
особенно к ночи.  Слышали,  наверное:  и папоротник цвести  начинает,  и  -
спаси, Господи, сохрани! - и нечистая сила пошаливает...
     - Сами  виноваты!  В  цивилизованной  Европе  любое  бесовство  быстро
усмиряется.  Народ  бдит:  сообщает,  пишет  и всячески инако способствует.
Утречком,  скажем,  запахло в торговых  рядах  чернокнижником,  а  в  обед,
глядишь,  он уже на дыбе и книжки свои мерзопакостные по листочку жрет и не
морщится!  Пополудни тень алхимика заприметили,  а ввечеру  его  уже  наяву
крюками  волокут  из  поганой  лаборатории  на  допрос с пристрастием,  где
придется ему все свои кислоты да растворы до капли испить.  Ну  а  потом  в
ров...  А  уж  если  под  вечерок ведьма на городской окраине обнаружится -
будьте покойны,  к полуночи ей предстоит посреди главной площади на  костре
поджариваться!   Дымок   от   горящей   мегеры  всегда,  знаете  ли,  такой
приятственный...  Вообще,  огонь - это самое милое  дело!  И  для  колдунов
годится, и для их сочинений. Да и бунтовщиков всяких очень успокаивает. А у
вас,  наверное, сплошные судебные антимонии разводят? Без понятых, поди, не
обыскивают,  без  санкции  не  арестовывают,  без  адвоката не допрашивают?
Предварительное содержание под стражей - месяц,  а следствие под контролем?
Так вы долго будете воевать с врагом рода человеческого и его слугами!
     - Ну что вы,  рыцарь,  откуда на Роси взяться  перечисленным  судебным
премудростям?  Восток все-таки рядом, степи хазарские, печенежские... Порой
и жар пустынь доносится.  Так что и у нас:  обнаружили - и на кол, в петлю,
камень на шею и в прорубь.  Или просто к стенке,  это самое легкое.  Режем,
оскопляем,  увечим  в  поте  лица!  Одно  удивительно  -  работы   все   не
уменьшается,  словно диавольское здесь в воздухе растворено. Вдохнешь - и в
самом себе сомневаться начинаешь.  Вот тут-то винцо  помогает  и  твердость
духа соблюсти, и вовремя расслабиться, когда затвердеешь уже настолько, что
и у собственных детей головы начинаешь ощупывать - не растут ли рожки...
     - Элиза,  Элиза,  сейчас  же откликнись!  И зачем я только взял тебя с
собою!  Впрочем,  дома без отца совсем от рук отбилась бы.  Ну ничего,  еще
год-полтора  терпеть  осталось,  а там немедленно замуж выдам!  Породниться
есть с кем, возможно, будет и графиней... Эл-лиза-а! Тьфу ты, пропасть!
     - И в самом деле,  пойдемте, спустимся к пирующим гостям. Если она там
- девицу сразу заприметим.
     - Ее заприметишь, как же! Ладно, пошли...
     [...Когда стихли шаги,  Элиза  слегка  раздвинула  темные  портьеры  и
осторожно выглянула из ниши.  Никого не увидев,  она тихонько  хихикнула  и
сделала быстрый шажок в коридор.  Нога зацепила какую-то корзинку,  которая
опрокинулась,  звякнув  стеклом.  Элиза  замерла  и  прижалась   к   стене.
Убедившись,  что  никто  не  услышал произведенного ею шума,  она короткими
перебежками двинулась к дальней винтовой лестнице.  Так,  вверх  или  вниз?
Поколебавшись  секунду,  юная  баронесса  сначала  вытянула  шею,  а  затем
наклонила голову,  обследуя оба направления.  На одной их  нижних  площадок
было замечено огромное венецианское зеркало, и это определило выбор.
     Возле любимого предмета пришлось  задержаться  и  торопливо  расчесать
густые каштановые волосы изогнутым черепаховым гребнем.  Слегка замутненное
пыльное  стекло  отразило  хрупкую  симпатичную  девчушку  с   чувственными
розовыми  губами,  "орлиным"  носиком  и  вполне  сформировавшейся фигурой,
соблазнительно выделявшейся даже под широким сарафаном, купленным по дороге
в Кийск на одной из ярмарок.  Или уже тут? А... неважно. Главное, что здесь
так одевались многие женщины,  а вот  в  их  родной  Норве  подобный  наряд
наверняка  сочли бы неприличным или подчеркнуто домашним.  Рукавов нет да и
вырез,  вырез-то...  Однако же в соседнем Джон-городе,  что прямо за рекой,
там...
     Сверху раздались  тяжелые  грузные  шаги.  Элиза  быстро  присела   и,
крадучись,  запрыгала вниз по истертым ступенькам, то и дело останавливаясь
и прислушиваясь. Шаги не стихали - кто-то мощно и размеренно топал, на ходу
шумно отдуваясь.  Так мог идти брат или отец...  или даже сам дедушка, если
он выпивал слишком много густого бялоцерковского пива.  Да,  сюда  приехала
почти  вся их семья,  кроме мамы и младшей сестренки.  Если и не увидят эту
великоросскую знаменитость,  то хотя бы с выгодой продадут товар. А товарец
папа  привез знатный!  Военного предназначения и страшный до жути.  Правда,
сработанный не в его владениях,  а удачно выигранный в кости у  некоего  не
вполне  трезвого  офицера  в стальном шлеме набекрень и с зачесанными вверх
тоненькими   нафиксатуаренными   усиками,   но   в    этом    нет    ничего
предосудительного.  Тем  более,  что проигравший оказался человеком чести и
собственноручно переписал документы на папу.  Все чин-чином: "Приобретено у
Министерства Нападения как подлежащее списанию ввиду конверсии..."
     Деревянный пол первого этажа  оказался  скрипучим  и  очень  напоминал
занудливый  голос  кастелянши  их замка фройляйн Гертруды Ритке - противной
старой девы и,  разумеется,  фантастической моралистки. Морщась и покусывая
нижнюю губку,  Элиза на цыпочках, почти невесомо, преодолела один за другим
закоулок,  переход и сквозную комнату,  удивляясь,  что  еще  не  встретила
никого из прислуги.  Ах,  да,  вспомнила она,  наверняка служки в поте лица
ублажают аппетиты приезжих!  Где-то здесь должны пировать гости,  то и дело
поглядывая  на  дверь в ежеминутном ожидании,  что та вот-вот откроется,  и
войдет...  Однако гуляют уже пятые сутки,  а тот,  ради кого все собрались,
так  пока  и  не  появился.  Впрочем,  не  было  его и в прошлом году,  и в
позапрошлом,  и в поза-поза-позапрошлом...  И никто не помнит,  когда же он
заходил в последний раз.
     Элиза склонила  головку  набок  и  навострила  ушки:  отдаленный   шум
доносился,  кажется,  справа.  Напрасно  отец  фыркал  и воображал - терем,
безусловно,   впечатлял   своей   причудливой   архитектурой,    изысканной
византийской  росписью  стен  и потолков.  Размерами он почти не уступал их
родовому замку,  вот только не  чувствуется  никаких  потайных  ходов,  без
которых как-то скучно... Хотя в здешних бесконечных поворотах и подъемчиках
можно заблудиться не хуже.  Так,  лесенка из трех  ступенек,  площадочка...
снова лесенка из пяти ступенек,  ниша,  еще одна ниша... Сводчатый коридор,
лепные потолки... пол скрипит все сильнее, а голоса все ближе... Ой! Кто-то
пробежал мимо,  весь в белом...  наверное,  поваренок! Значит, скоро увидим
зал, где собралось очень много симпатичных представительных мужчин, и можно
будет откуда-нибудь, из укромного уголка, вдоволь на них поглазеть. Это так
интересно -  наблюдать  за  спорящими  мужчинами!  Почему  спорящими?  Отец
говорил, что ни одно ежегодное "Большое Ожидание" не обходится без яростной
полемики по главному вопросу.  Иногда  дело  доходит  даже  до  грандиозных
потасовок,  словно здесь не величавая Кийская Рось, а самый настоящий Дикий
Запад с его  салунами,  шерифами,  ковбоями  и  индейцами  племен  чайенов,
могикан,  арапахо,  гуронов,  апачей, кроу, черноногих, ацтеков и тунгусов.
Да,  так  было  бы  интересно  попутешествовать  по  бескрайним   просторам
Северамерики!  Но  получить  туда  визу полувосточному европейцу невероятно
сложно,  вот и остается  просиживать  вечера  возле  кабельного  приемника,
настроенного  на  тридцать  второй  или  сорок  пятый  каналы,  в  ожидании
вестерна...
 
 
Страница сгенерировалась за 0.0937 сек.