Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Гарм Видар - Агент ТГБ или приключения Одиссея

Скачать Гарм Видар - Агент ТГБ или приключения Одиссея

 
                                    7
 
     - Я рад, что не ошибся в  своих  предположениях,  относительно  вашей
личности! - довольно пробасил Себастьян Мария Гонсалес, уютно устроившись,
в позе усталого от государственных дел патриция, у мирно горящего костра.
     Одиссей, расположившийся напротив, лежал на спине, смотрел на  звезды
и думал:
     "Странно, они почти  такие  же,  как  и  в  объемной  голографической
модели, но в тоже время, в этих мерцающих светлячках  -  сокрыта  какая-то
непонятная жуткая сила!"
     - Мой юный друг, боюсь показаться назойливым,  но  мне  кажется,  что
ваше чело омрачено! На нем лежит  печать  раздумий  и  забот,  -  сердечно
"гудел"  Себастьян  Мария.   -   Поверьте   мне,   немало   успевшему   на
психосоматическом поприще, - это все по молодости,  которая  к  счастью  и
увы, обычно скоро проходит и чаще всего бесследно...
     - Я должен идти! - сказал Одиссей.
     - Путь это Иллюзия, а Иллюзия - это Путь! - не унимался Себастьян ибн
Мария.
     - Я должен идти, - упрямо повторил Одиссей. - Я  должен  найти  друга
Тарика.
     - Найти друга - достойная Цель, но скорей всего, это тоже Иллюзия.
     - Я слаб в психосоматических дебрях, но  мне  кажется,  что  в  конце
концов лучше иметь иллюзорные цели, чем вообще никаких!
     - Ну что же... - Себастьян и Мария задумчиво вздохнул и не  эстетично
почесал подмышкой. - Я думаю у нас будет еще возможность  продолжить  нашу
дискуссию, и может быть тогда, мне удастся убедить  вас,  что  Дорога  это
только Средство, с помощью которого некоторые пытаются убежать от себя,  а
некоторые прийти в себя, то есть к себе. А это опять таки Иллюзия: оценить
себя можно только со стороны, а от себя  никуда  не  уйдешь,  с  какой  бы
стороны не пытался...
     "Может он и прав", - думал Одиссей, шагая по берегу моря  в  ночь.  -
"Но, по моему, тут сокрыт какой-нибудь логический парадокс,  а  решение  -
элементарно, но именно по этому - труднодоступно.  Так  или  иначе,  но  я
должен найти друга Тарика. А там мы еще поглядим!"
 
 
 
                                    8
 
     Одиссей шел всю  ночь.  Влажный  песок  упруго  пружинил  под  босыми
ногами, ботинки спецагента ТГБ, связанные за шнурки и водруженные на  шею,
выбивали на груди четкий походный  марш,  фривольно  раскачиваясь  в  такт
шагам. Свежий ветер с моря взбадривал и слегка пьянил...
     Под утро Одиссей набрел на пещеру, достаточно вместительную и  сухую.
Растянувшись поперек входа, Одиссей некоторое время слушал утробное уханье
прибоя, сменяющееся вкрадчивым шелестом откатывающихся волн,  и  незаметно
уснул...
 
 
     - Как ты думаешь, у него блохи есть?
     - А я почем знаю? Вот разбуди его и спроси!
     - Напрасно ты злишься, я же только спросил...
     - Вот я и говорю, - спроси у него!
     - А вдруг есть?!
     - Чего гадать! Разбуди и спроси.
     - Нет, ты все таки злишься.
     - Еще нет!
     - А когда будешь?
     - Отстань!!!
     - Ну вот, я же говорил, что злишься!
 
 
     Одиссей приоткрыл глаза и увидел у входа в пещеру, на фоне  огромного
латунного пятака луны две тени. Одна из теней задрала заднюю конечность  и
ловко почесала ею за ухом.
     - Как ты думаешь, столь уродливая особь может быть разумной?
     "О ком это они?" - вяло подумал Одиссей.
     - Не вижу препятствий.
     - Нет, но как же? У истинного разумного все должно быть прекрасно:  и
душа, и тело, и хвост, и морда. Или вот еще: в здоровом  теле  -  здоровый
дух, то есть если тело в порядке, то с интеллектом аналогично, а на нет  и
суда нет.
     - Из всех правил бывают исключения, и порой их так много, что они,  в
свою  очередь,  образуют  новые  правила,  из  которых  существуют   новые
исключения... Да вот например ты, хвост есть, а...
     - Фи, как грубо и примитивно!
     - Зато - точно. Ничего, я сейчас его разбужу, и мы посмотрим...
     "Да это они обо мне!!!" - свирепо подумал Одиссей,  а  вслух  не  без
злорадства объявил:
     - А я, уже давно не сплю!
     Тени  на  некоторое  время  застыли,  а  потом  одна  из  них  мрачно
пробурчала:
     - Ну что, - убедился?
     - Это еще ничего не доказывает! Вон птица  "Глазурик  Субматрасский",
не только говорит, но и читает, "Писучник Заборный", не только читает,  но
и пишет, а "Цензурник Консультативный" хотя и не пишет, и даже не  читает,
но зато как как вычеркивает! Так что же, их  всех  считать  разумными?  Не
верю! Хвоста нет, - значит наличие разума проблематично.
     Одиссей, в конце концов, не выдержал и возмущенно фыркнул:
     - Отказывать в наличии разума априорно - позорная  практика,  которую
надо искоренять беспощадно! Вот оторву тебе хвост, тогда  и  поговорим  на
равных.
     Тени испуганно шарахнулись  в  сторону,  и  одна  из  них,  помельче,
радостно заголосила:
     - Нет, ты только посмотри: он агрессивен!!!
     - Сам смотри, - мрачно пробурчала вторая.
     - Я же говорил, что он не разумен или его таки донимают блохи!
     - Как раз наоборот. Он,  наверняка,  разумен,  ибо,  только  Разумный
может отвечать агрессией на спорные логические построения.
     - Ты как всегда субъективен.
     - А ты, вообще, - шовинист от кинологии.
     - Ну вот, я же говорил, что ты злишься!
     - Я не злюсь!!!
 
 
 
                                    9
 
     - Эй?! - крикнул Одиссей раздраженно.
     - Чего тебе, блохастый? - живо откликнулся "шовинист".
     Одиссей стиснул зубы, но стерпел и спросил ровным, спокойным голосом:
     - Я ищу Разумного, с хвостом, но без волос?!
     - Слышишь?!! - почему-то обрадовался Шовинист. - Он  ищет  облезлого!
Разве он разумен?
     - Кто? Облезлый?
     - Да нет, блохастый!
     - Как облезлый может быть блохастым, у него же шерсти нет?
     - Да нет же, облезлый тот, а блохастый - этот!
     - А кто же разумный, уж не ты ли?
     - А что же, ты думал - ты у нас один разумный?
     - А разве меня двое?
     - Да, нет конечно, такой как ты - у нас точно один.
     - А зачем нам два одинаковых?
     - ПОСТОЙТЕ!!! - заголосил Одиссей.
     - И все таки прав я! Он не разумен. Он даже плохо ориентируется: стою
я или двигаюсь.
     - А может ты так стоишь, что это невозможно точно установить..
     - ВСЕ! - негромко сказал Одиссей, но таким голосом, что оба  спорщика
мгновенно умолкли.  -  Или  вы  мне  сейчас  четко  и  ясно  отвечаете  на
поставленный вопрос или...
     Что "или..." Одиссей еще окончательно не решил, но  догадывался,  что
это   будет   нечто    неописуемо    неудержимое    и    трансгалактически
катастрофическое,  как  гравитационный  коллапс,  например,  или   желание
почесаться.
     - Искать облезлого не разумно!
     - А мне, - сказал Одиссей, потом подумал и сурово добавил, -  и  даже
очень!
     - Это иллюзия! Вот подтверди ему, что это иллюзия!!!
     - СТОП! - сказал Одиссей. - Сам ты, как я  погляжу,  иллюзия.  А  как
Иллюзия может судить об иных Иллюзиях? - и тут же, довольный сам  собой  и
ответил: - Только - иллюзорно! А значит...
     - Ничего это не значит... - поспешно выпалил "шовинист". - Ну что  же
ты молчишь? Подтверди ему!
     - А вот я закрою сейчас глаза, а  потом  открою...  и  вас  не  будет
вообще! - обрадовано объявил Одиссей и тут же закрыл глаза...
     Когда он их открыл, его оппонентов действительно не было, зато  прямо
у входа в пещеру сидела птичка, размерами не уступающая молодому бегемоту,
только в перьях и с крыльями. Птичка  задумчиво  глядела  на  Одиссея,  по
куриному наклонив голову набок.
     - Ты чего? - испуганно спросил Одиссей, подумав при этом, что  собака
это все таки - друг человека, а от такой... птицы, еще  не  известно  чего
можно ожидать.
     "Решит, что червяк и клюнет... доказывай потом, что ты не верблюд!"
     - Мне тут слетать надо, по  делу!  -  хорошо  поставленным  баритоном
объявила птица.
     - А я-то чем могу помочь? - осторожно спросил Одиссей.
     - Яйцо - постереги! А то эти... теоретики  собачьи,  решат,  что  раз
хвоста нет, то значит, исторической ценности не представляет, и, как  пить
дать, - разгрохают!
     - Пожалуйста! Если это так необходимо - я с радостью!! -  затараторил
обрадованный Одиссей, понимая, что при таком  развитии  сюжета  его  никто
никуда клевать не будет, по крайней мере сейчас.
     - Я мигом. А ты - валяй высиживай, чтобы не застыло!
     И пока Одиссей обескуражено осмысливал последнее  предложение,  птица
взмыла в посветлевшее предрассветное небо, трепеща несоразмерно крохотными
крылышками, компенсируя их величину, интенсивностью трепыхания.
     - Э-э-э!!! А как же...  -  неуверенно  крикнул  Одиссей,  но  птичка,
вероятно, его уже не услышала.
 
 
Страница сгенерировалась за 0.0964 сек.