Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Приключения

Валерий Иосифович Клестов - Рассказы спасателя

Скачать Валерий Иосифович Клестов - Рассказы спасателя

 
  СЕРДЦЕ С АРМЕНИЕЙ
 
 
  Сообщение о землетрясении в Армении меня застало дома в Киеве. Телевидение
и радио сообщали об огромных жертвах и разрушениях в городах Ленинокане
и Спитаке. Нужна помощь. Требуются люди, умеющие оказать помощь в
экстремальных ситуациях, работая в автономном режиме. Лучше других это
могут делать спасатели-альпинисты. Это понятно. В горах спасатели всегда
работают автономно. Сердце подсказало, что мы там в далекой Армении
необходимы. Тем более, тогдашний Председатель Совмина бывшего Союза
Рыжков, выступая по телевиденью как-то беспомощно, просил всех о помощи.
Стало ясно, государство людям не поможет. Созвонился с Виктором Яковиной
- директором альпклуба и Игорем Полевым - гостренером Украины по
альпинизму и, как в горах, когда возникает аварийная ситуация, ч„тко
оговорили возможность создания Киевского спасательного отряда и
возможности выезда на место беды. Городские и республиканские власти, к
которым мы обращались, отправить спасателей не смогли. Люди же узнав, что
я собираю команду, узнав мой домашний телефон, звонили круглые сутки.
Одним из первых в телефонной трубке я услышал знакомый голос Толи
Омельяненко. Он отец троих детей, рвался на помощь детям Армении. Многие
люди предлагали пищу, одежду, свое участие. Назначили сбор желающих
поехать на спасательные работы в помещении Спорткомитета. Там же
решили отобрать шестнадцать наиболее подготовленных. Через Игоря
Полевого вышли на секретаря ЦК комсомола Украины Сашу Зинченко, нынче он
руководит одним из телеканалов Украины. Саша воевал в Афганистане, поэтому
понял возможности альпинистов- спасателей мгновенно. Так мы попали в
Армению. Отобранные шестнадцать человек были альпинисты высокой
квалификации, имели звание "спасатель", имели опыт проведения спасательных
работ. Моим заместителем в отряде стал Григорий Чуб - человек абсолютно
надежный и многоопытный. Назову всех ребят с которыми последующий месяц мы
делили все - от глотка чистой воды до риска во имя жизни. В экстремальных
условиях со мной были: Захарченко Юра, Виктор Ивлев, Витя Шульга, Володя
Кушпела, Юра Кузьменко, Володя Суший, Слава Недопако, Женя Карпенко, Олег
Левицкий, Паша Слюсар, Саша Булыгин, Саша Муринец, Сережа Син, Толя
Омельяненко. В отряде единоначалие. Основная цель - помощь пострадавшим.
Этот закон, установившийся сам собой, действовал все время пребывания в
Ленинакане. Двойственность отношения к человеческому роду до сих пор
бередит мою душу. С одной стороны была жалость к людям, лишившихся
родных, крова, а с другой стороны встретились с мародерством и цинизмом. И
здесь нужно было сделать все, чтобы человечность победила. Приехали мы в
Ереван. Направляюсь с вокзала в Дом профсоюзов, где заседал штаб по
ликвидации последствий землетрясения. Проходим подземный переход в красной
форме с жетонами спасателей на груди. Ясно, что мы прибыли сюда помогать
армянскому народу. Подходит ко мне молодой парень с букетом гвоздик.
-Купи цветок земляк, отдам подешевле. С издевкой в голосе. Проглотил. Идем
дальше. На перекрестках стоят танки, но нас никто не останавливает.
Заходим в Дом профсоюзов. Встречаю деятелей из Управления
альпинизма-начальника Тер-Григорьяна и других - им не до нас,
разговаривают через оттопыренную губу, дают понять - мы мешаем им
заниматься бумажными делами. Разворачиваемся и выходим из этого,
насыщенного бюрократией, даже в такое время, здания. Садимся на электричку
и едем в Ленинокан. Вокзал встречает нас потрескавшимися потолками.
Выходим на площадь. Слева улица полуразрушена. Народа мало. Еще в Киеве
нам рекомендовали связаться с горкомом комсомола. Расспрашиваем у редких
прохожих адрес. Приходим в штаб. Здесь оживление. Заходим знакомимся.
Командует Ашот Петросян - секретарь горкома комсомола. Кстати, первый
человек в Армении, который знал, что делать. Перед этим, узнав, что
Ленинокан разбит на зоны, я пришел с командировочным удостоверением в
украинскую шестую зону, предложив свои услуги и возможности. Ответ
руководящего там лица был более, чем циничным: Зачем ребятам рисковать,
закроем наряды, деньги пополам, а время проведете в палатках. Послал я
его довольно далеко и обратился к комсомольцам. Ашот и его заместитель
Грант для поисковых работ выделили нам район города под названием Вардбах
- это новостройка была. Здесь расположен электронный завод, и жилой
микрорайон, а рядом армейские склады. По дороге встретился молодой парень
с седой головой. Разговорились. У людей, когда горе, поговорить хочется.
Поведал, что он с семь„й приехал сюда недавно из Сумгаита, спасаясь от
погромов. Дали им квартиру в новом доме на девятом этаже, а тут
землетрясение. Когда затрясло, дом завалился, и от семьи остался только он
один. Вышел из комнаты, которая была уже на уровне земли. Вначале искали
живых. Но шансов найти было мало. У нас ни приборов, ни техники. А люди
просят откопать, хотя бы тела родственников, чтобы похоронить, предать
земле. Копаем. Лопаты, которые привезли из Киева - единственная техника.
Краны советские, которых навезли много, но они слабые, с короткими
стрелами. Подобраться к разваленной, как карточный домик, девятиэтажке
такой кран не может. Делаем подкопы и вытаскиваем трупы. Их много, очень
много. Вытаскиваем голыми руками. Тяжелый запах. Некоторым плохо. А люди
стоят дн„м и ночью у нас за спиной и просят найти родных. Кончился
кислород в болонах. Нечем резать арматуру, из-за этого тормозится разборка
завалов. Рядом, в другом районе города, работают спасатели приехавшие из
Швейцарии, из Израиля - у них поисковые приборы, гидравлические ножницы -
режут арматуру, как масло. Чтобы разобрать очередной завал, нужен большой
кран. В городе, говорят, их 5 штук, 125-тонных, японских. Распределяет их
Центральный штаб. Идем в штаб с Ашотом. Прорываемся сквозь усиленную
охрану к зампреду Совмина Армении. Выслушав, он заверяет, что завтра кран
нам выделят. Соврал. Захожу утром в штаб комсомола на улице Калинина,
нужны антисептики. Появилась опасность желудочных заболеваний. Спасатели
из отряда, работавшего рядом с нами, принесли канистру с жидкостью для
дезинфекции рук. Начали мыть руки, учуяли запах - оказался коньяк, конечно
попробовали, но ещ„ долго мыли ним руки. Утром 23 декабря в штабе
встретился с Ашотом. Он сообщил, что нашли одного живого мужчину в
подвале, и, что Центральный штаб решил начинать завтра подрывать
аварийные дома для подготовки площадок будущему городу. Нас просят в штабе
комсомола помочь пострадавшим снять с аварийных домов их домашние вещи.
Люди приходят в штаб, записывают свои адреса, а мы согласно этой очереди
снимаем их вещи с покосившихся девятиэтажек. 24 декабря в 13 часов начали
взрывать дома. Сегодня взорвали 5 аварийных домов. Надо успеть, по
возможности, снять побольше вещей людям. Надо помочь живым. Берем адреса,
и разбившись на три группы, выходим к полуразвалившимся домам вместе с
хозяевами квартир на работу. Работали мы на улицах Ширакаци, Коштоян,
Фабричный переулок, Фрунзе, Бульварная, Сивяна, Ереванское шоссе,
Мусаэляна, Тукасяна, Таэряна, Герцена. Люди, жившие на этих улицах,
которым отряд наш помог, обещали об этой бескорыстной помощи рассказать
своим детям и внукам. Жилье мы себе устроили в брошенном строительном
вагончике на окраине Вардбаха рядом с воинскими складами. Ночевать было
холодно. Нашли брошенную бочку с соляркой. Сделали печку. Спим в
спальниках на полу. От печки, начиная выше пояса, жарко и душно, а на
полу иней. Для того чтобы столоваться построили рядом сарай. Готовим на
костре. Командует кухней Саша Булыгин. Довольно профессионально. Все время
рвется работать на дома. Убедили, что на этом месте он нужней. Воду носим
в бачках из воинской части. Тащить приходиться километра два. Зато
свежая. Военные привозят воду на машинах издалека и мы используем е„ для
приготовления пищи и умывания. Для мытья рук воду хлорируем. Чуб однажды
перепутал бачки и хлорированной водой умылся, сильно опалив глаза, раствор
больно крутой был. На весь Ленинакан работала одна маленькая баня. Ребята
из городского штаба перед новым годом сделали нам банный подарок. Они
приехали за нами на автобусе, и вечером весь отряд помыл свои исхудалые
тела. Правда, на вс„ купание с раздеванием и одеванием было тридцать
минут, но эти минуты запомнились. За здоровьем отряда внимательно следил
наш врач Слава Недопако. Он, как единственный в городе нейрохирург, был
мобилизован, в городскую "скорую помощь", но нас не забывал и приезжал
часто. Каждое утро отряд, разбившись на три группы, выходит помогать
людям. Тактика "восхождения" на коробку дома простая. Двойка заходит в
покосившуюся девятиэтажку. Ищем путь к необходимой квартире. Сложность
заключается в том, что в основном нижние этажи все разрушены. Нет
лестничных клеток. И так примерно до шестого этажа, а квартиры на девятых
этажах почти целые. По сигналу первой двойки поднимаются остальные,
один остается внизу для координации. Ребята пакуют уцелевшие вещи,
мебель, готовят к транспортировке. Первая двойка закрепляет веревку, в
основном, на крыше за над„жные конструкции, и через спусковое устройство
спускает вещи, уцелевшую мебель. В световой день успеваем помочь десяти -
двенадцати семьям. Тихое "спасибо", "мы вас не забудем", "расскажем о
помощи вашей внукам" было и осталось в сердце самой высокой наградой. К
сожалению, не обошлось без того, что перед лицом, помахивая пачкой
денег, требовали помочь только этим индивидуумам. Приходилось тактично и
твердо отказывать, объяснять, что не зарабатывать мы приехали на эту
многострадальную землю. Увы, пришлось встретиться с мародерами. Они
ходили по полуразрушенным квартирам вырывали внутренности телевизоров,
грабили пустые брошенные квартиры. Двух таких "героев" мы сдали в
милицию. Тяжело вспоминать случай, когда отец мальчика, лежащего в
госпитале с перебитыми ручками и ножками, попросил опустить с седьмого
этажа из своей квартиры одно только пианино. Мальчик был пианистом.
Поднимаемся в покосившийся дом, отца мальчика бер„м с собой. Заходим в
его квартиру, подходим к инструменту, а там вырваны внутренности, порваны
струны, кто-то побывал здесь до нас. Вандализм. Отец раненого реб„нка тихо
заплакал. Как могу, успокаиваю. Обнадежил, что можно отремонтировать
пианино. Спустили аккуратно покалеченный инструмент на веревках. Слава
богу, таких эпизодов было немного. В канун Нового года 31 декабря 1988
года в 8ч 30мин земля снова вздрогнула. Сообщили потом, что было 6 баллов.
Последствий этого землетрясения не было. Все, что можно было разрушить,
стихия уничтожила 7 декабря. К первому января все поисковые и
вспомогательные работы были закончены. Сдали в комсомольский штаб свое
снаряжение для передачи людям. Это палатки, спальники, примуса. Получили
благодарственные грамоты и маленькие узкие бумажки с печатью горкома
комсомола, где указывалось, что такой-то был ликвидатором последствий
землетрясения в Армении. Эти бумажки были впоследствии оправдательным
документом на работе в Киеве, т.к. большинство из нас не успели перед
выездом в Армению написать, как положено, заявление. Идем с Гришей Чубом
по разрушенным улицам Ленинакана, наверное в последний раз. На улицах с
машин людям раздают бесплатно хлеб. Едет немецкая машина, раздает
женщинам и детям одежду, конфеты. Гремят взрывы. Готовятся площадки для
будущего города. Подходит старик, узнает нас. Рассказывает, что ему и его
народу русские помогли уже второй раз на его веку. Первый раз это
случилось вначале нынешнего века, когда армян русские спасли от турецкого
геноцида. Со слезами благодарит за безвозмездную помощь. Второго января на
военном самолете летим домой.
 
 
Страница сгенерировалась за 0.0665 сек.