Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Приключения

Валерий Иосифович Клестов - Рассказы спасателя

Скачать Валерий Иосифович Клестов - Рассказы спасателя

 
  НОЧЬ НА ДЖАНТУГАНЕ
 
 
  В течение тр„х недель в горах было жарко. Небо летнее, безоблачное. Редко
несчастные случаи в горах происходят в такую погоду. Много групп
альпинистов вышло в это утро на восхождение. На утренней связи от всех
групп, а их было пятнадцать в этот день на восхождениях, поступила обычная
информация. Но сразу после связи, небо посерело и, как часто бывает в
горах, стало пасмурно. Дежурным по КСП в этот день был инструктор из
Кишин„ва Константин. Спасатели, позавтракав, собрались выйти на ближайшие
скалы для тренировки. И вдруг звук сирены разорвал тишину спасательного
пункта. Автоматически смотрю на часы - 9.20 и выхожу из своей комнаты,
узнать подробности. В коридор выскакивают другие спасатели. Дежурный
инструктор спускается из радиорубки и объявляет: "В группе молдаван
авария. Попали под камнепад. Есть пострадавший с черепно-мозговой травмой.
Авария произошла на северной стене пика Гермогенова по маршруту 3Б
категории трудности".
  Через двадцать минут спасательный отряд был готов к выходу. Проверив
снаряжение, садимся в машину и едем к альплагерю "Джан-Туган". Здесь
кончается горная дорога и начинаются тропы. Тропы, по которым альпинисты
подходят к маршрутам на известные горы, а для нас, спасателей, это рабочие
пути для транспортировки пострадавших. Подъехав к "Джан-Тугану",
выскакиваем из машины и, пройдя поляну кошей, в темпе начинаем двигаться
вверх по тропе. Много раз ходил здесь, то на ледовые занятия, к леднику
"Кашка-Таш", то на восхождения, часто, к сожалению, по этой тропе
транспортировали пострадавших в высокогорье. Проходим зону леса, возле
большого камня поворачиваем налево и движемся по крутой тропе выводящей к
бивуаку "турьи озера". Движемся быстро и молча. Я иду впереди, ребята за
мной. На середине тропы слышу срывающееся дыхание идущего за мной Сер„жи
Федосеева, нашего врача, остальные тоже тяжело задышали, надо передохнуть.
Останавливаюсь и сбрасываю рюкзак. Объявляю, что отдыхаем пять минут.
Сразу же включаю радиостанцию, прислушиваюсь, в эфире идут переговоры
Сер„жи Фалеева, руководителя пострадавшей группы, с Константином. Сер„жа
уже знает, что я со спасателями на подходе. Прерываю их переговоры. Мне
нужно выяснить точное нахождение группы на маршруте и состояние
пострадавшего. Задаю пару вопросов и вдруг понимаю, что мы идем не на ту
гору. Фалеев говорит: "Мы на северной стене Джан-Тугана в трех-четырех
веревках от начала маршрута". Да, Константин ошибся, сгоряча, от волнения,
очевидно, вместо Джан-Тугана, сказал нам, что ЧП произошло на пике
Гермогенова. Ребята довольно резко высказываются в адрес Кости.
Оказывается он и на горе, как инструктор, должен был быть с молдаванами, а
не Фалеев, и почему-то на спасаловку не пош„л. Непонятно, ведь они все
вместе в Кишин„ве и тренируются и работают, а вот несчастье случилось, а
он остался на КСП и ещ„ послал нас не в ту сторону. Прерываю разборку, тем
более пять минут прошло, нам нужно быстрее добраться до пострадавших,
разговоры будут потом. Бежим вниз, а затем по тропе к бивуаку "Зеленая
гостиница". В темпе проходим поляну, подходим к леднику, одеваем "кошки".
Ледник сильно разорван. Маневрируем между трещинами, приближаемся к началу
маршрута. Наконец, перед нами широкий снежно-ледовый склон вста„т стеной -
это и есть северная стена Джан-Тугана. Картина раскрылась угрожающая. Снег
усыпан свежевыпавшими камнями, которые продолжают катиться, подпрыгивая по
склону - это крупные, а мелкие жужжат возле уха, как пули, рикошетят о
каски. Страшно, но наверху пострадавшие, делать нечего, движемся вверх,
ув„ртываясь, отскакивая от камней. Ид„м прижимаясь к правой скальной
гряде, тут чуть-чуть безопасней. Мощные грозовые разряды сопровождают нас.
Во время очередной вспышки молнии, успеваю сориентироваться, а от яркого
света на некоторое время становится темно в глазах и кружится голова.
Успеваю подумать, молясь, хотя бы никого не зацепил продолжающийся
камнепад или разряд молнии. Однажды, разряд молнии, лишил жизни моего
друга и напарника по связке Володю Зайцева. Этот случай оставил глубокую
рану в сознании. Проходим бергшрунд один, второй и начинаем движение по
маршруту. Погода окончательно портится, моросящий дождь переходит в
ливень. Видимость вер„вки на две и вс„ время ухудшается. После второго
бергшрунда прошли уже три вер„вки, а группы не видно. Вер„вок у нас с
собой пять штук. По ходу вверх начали, было их навешивать, закручиваем в
л„д ледобуры, подготавливая спусковые страховочные станции. Уже навесили
все вер„вки, а группы нет. Начинаю волноваться, несмотря на грозу, включаю
рацию и вызываю Сер„жу Фалеева. Где же вы?! Оказывается они выше, мы ещ„
не дошли. Приходится спускаться, снимать уже закрепл„нные вер„вки. Это
замедляет работу. Связываюсь по рации с альпинистами альплагеря "Эльбрус".
Прошу, по возможности, поднести нам ещ„ четыре вер„вки. Отвечают с поляны
"Зел„ная гостиница", где отдыхают после восхождений отряды альплагеря
"Эльбрус", что к нам уже выходят с вер„вками. Темно. Становится холодно.
Дождь переходит в снежную крупу, которая сыпется с небес потоком, проникая
во все щели одежды, бь„т больно по лицу. А камни продолжают сыпаться.
Проходя восьмую вер„вку, наконец обнаруживаем пострадавших. Ребята были не
совсем точны с определением своего места нахождения, но их можно понять.
Прижавшись друг к другу, они сидят под прикрытием скального карниза. До
них осталось каких-то двадцать метров, всего пол-вер„вки, а вер„вки уже
нет, она вся развешена на перилах. Нам так и не поднесли вер„вок. Потом
оказалось, что вспомогатели, подносившие вер„вки, заблудились в трещинах
ледника на подходе и вернулись на бивуак. Ковыряемся в рюкзаках, доста„м
вс„ вер„вочное, что было. Слава Богу набралось обрезков метров тридцать.
Навешиваем последние перила. Первым к пострадавшей группе подходит врач
Сер„жа Федосеев. Пока он работает, думаю как начать спускать раненых, а
оказалось их двое. Сначала в акью пытаемся положить двоих, ничего не
получается. Федосеев рекомендует Ивана Пару положить в акью, ведь у него
переломана голень и предплечье. Славу Стратулата прид„тся нести на себе и
очень осторожно - у него раздроблена черепная кость. Сер„жа Лобастов
контужен, каска на н„м разбита, но он начал спускаться по перилам сам, без
сопровождающего. Каска треснула и у Фалеева, тоже, видно, хороший удар
камнем получил. Марьян держится бодро, но и его задело, есть несколько
ссадин. По закрепл„нным перилам начинаем спуск пострадавших. Толик Носков,
Саша Булыгин со своим другом Сер„жей Гутиевым и Женей Шором, спускают
акью, а мы с врач„м и с Марьяном тащим попеременно на себе Славу. Он в
сознании, пытается ещ„ что-то советовать нам. Сер„жа Фалеев замыкающий, он
снимает навешенные вер„вки и карабины с крючьями. Густой снег валит не
прекращаясь, иногда только снежный поток прорезается пламенем молнии,
которая рядом, в нескольких шагах от нас, разряжается в склон.
Оглушительная канонада грома сопровождается постоянным свистом пролетающих
камней. Справа по ходу ледовый желоб метра три глубиной, не влететь бы
туда. Он, ведь, как мусоропровод в высотных домах, вс„, что летит по
склону, попадает в него, а потом уходит в бергшрунд. Там не задержишься.
Весь организм в напряжении, во внимании, сплошной сгусток нервов. Страшно
за себя, за ребят.
  Вдруг в нескольких метрах внизу, на повороте ледового ж„лоба, вижу огоньки
фонариков в н„м. Это мужики, транспортировавшие акью, почему-то спустились
внутрь ж„лоба передохнуть. Ужас почти сковывает меня, ведь камнепад не
утихает, ещ„ мгновенье и их всех сметут камни, несущиеся сверху. Ору не
своим голосом, матерюсь, требую, чтобы ребята, как можно быстрее,
выскочили из западни. Реакция у мужиков отличная. Пронесло.
  К четырем утра снежная гроза внезапно прекратилась. Мороз сковал свободно
лежащие камни. Теперь только изредка пролетают "чемоданы". Перелазим через
верхний, затем через нижний бергшрунд. Стена закончилась. К шести утра
спустились с пострадавшими на верхнее плато Джан-Туганского ледника. Два
часа спустя, силами подошедшего транспортировочного отряда, пострадавших
принесли на бивуак, а ещ„ через час они улетели на вертол„те в больницу
города Нальчика.
  Ваню я больше не встречал в горах. Рассказывали, что он долго лечился.
Славе вшили в голову пластинку и он через год появился у нас в горах, да
ещ„ и поучаствовал в спасательных работах в ущелье Юсеньги.
  Комиссия по разбору этого несчастного случая, возглавляемая прекрасным
Человеком и Мастером альпинизма из Одессы, одним из первых инструкторов,
инструкторское удостоверение которого номер 32, Виктором Яковлевичем
Лившицом, записала, что спасательные работы под руководством Клестова
проведены без замечаний. Сейчас В.Я.Лившиц живет уже в Бостоне, в далекой
Америке. А замечание было у меня. На этих спасательных работах, я впервые
за многие годы, почти сутки работая под проливным дожд„м и
непрекращающимся потоком снега, не промок. Этому способствовал костюм,
сшитый из американского материала "gore-tex", который не промокает, не
пропускает ветер и дышит. Специальные альпинистские пластиковые ботинки
сохраняли ноги от влаги и холода. Увы, такая одежда была только у меня,
остальные ребята промокли до нитки. В магазинах нашей державы не
продавались нужные спасателям одежды, а тем более не обеспечвались
профсоюзами, которым спасательные службы подчинялись. Мне удалось
гортексовский костюм и непромокаемые ботинки выменять у иностранцев за
титановые ледобуры. Как бы я хотел, чтобы все спасатели могли работать в
таких одеждах! Мечты мои осуществились. После создания Министерства
чрезвычайных ситуаций, все оперативные спасатели, став профессионалами,
были одеты, обуты и снаряжены в соответствии с европейскими стандартами.
 
 
  ХОЛОДНАЯ НОЧ‚ВКА
 
  Многие ощущения познаются в сравнении. Какие бывают ноч„вки в горах, если
тебя заста„т на стене темнота или непогода? - их большое разнообразие.
Ноч„вки удобные, лежачие, когда можно найти скальную полку и на ней
поставить палатку. И не очень комфортные - это сидячие, если наш„л только
маленькую полочку. А иногда ночевки бывают висячие в гамаке, закрепл„нном
на скальных крючьях к стене. Совсем без удобств следует признать ноч„вки
стоячие на полочке шириной в двадцать сантиметров или уже упоминавшиеся
висячие, только если нет под тобой никакой полки, а ты висишь на вер„вке
в страховочной системе, закрепив под ногами лесенку или петлю чтобы они не
очень затекали. Однако высокогорные ноч„вки ещ„ разделяются на т„плые и
холодные. Т„плые ноч„вки - это, когда лежишь на мягком каремате в пуховом
спальнике, над головой у тебя палатка или снежная пещера, при этом рядом
милая партн„рша по связке и приятно жужжит, как шмель, примус, на котором
в кастрюльке закипает растопленный снег, а за стенкой палатки или пещеры
воет пурга и трещит мороз. Невольно вспоминается Таджикистан с
температурой воздуха дн„м плюс сорок даже в высокогорье. Если брызнуть
водой на камни, она с шипением испаряется, как со сковородки. В такую жару
ощущаешь себя плавящейся свечой. Вечером становится прохладней, но палатка
напоминает дышащий мартен и залазить в не„ на ноч„вку особого энтузиазма
не вызывает. Поэтому устраиваешься на т„плую ноч„вку где-нибудь под
большим камнем или арчой, подложив для удобства под себя каремат и
укрывшись тонким вкладышем для спальника.
  Что же такое холодная ноч„вка на горе, как в не„ попадают, каковы
ощущения, последствия? Ответы на эти вопросы, возникающие у читателя, он
возможно получит ознакомившись с предлагаемым очерком. Спортивная
группа альпинистов, спустившись поздновато после восхождения с вершины
Уллу-кара, решила отдохнуть перед новой горой на поляне "кошей". Поляна
расположена, посередине ущелья Адыл-су, по которому протекает красивая
горная река с одноименным названием. Речка бер„т начало из ледников
Джан-куат и Башкара. В переводе с балкарского языка адыл означает
красивый, прекрасный, а су - вода, река. Действительно, место, где решили
передохнуть ребята, очень привлекательное. Лучше бы подойти поближе к
будущей горе, но туда нужно идти ещ„ два часа. На вечерней радиосвязи
посоветовались с выпускающим на маршрут Игорем Леонтьевым. Он разрешил
выйти на гору при условии хорошей погоды. Альпинисты решили, что если луна
будет светить, то они выйдут на восхождение. В три часа ночи, как
наметили, при свете луны, группа собралась и двинулась в сторону "Зел„ной
гостиницы", а потом по намеченному маршруту на вершину Джантуган.
Красивое зв„здное небо с рассветом несколько поблекло, начало затягиваться
облаками. Потеплело. Прошли несколько вер„вок крутого снега, миновали
кулуар. В полдень внезапно на горе испортилась погода, начался дождь.
Четверо альпинистов решив, что дождь также быстро закончится, как и
начался, став на самостраховку, сели на скальной полочке переждать
непогоду, накрывшись полиэтиленовой пл„нкой. Олег, Витя, Оля и Л„ня
переж„вывают скудный высотный па„к, прислушиваясь к барабанящему по пл„нке
дождю. Вдруг сильный порыв ветра парашютом уносит пл„нку. Ребята
накрываются перкалевым инструкторским плащом. Может быть спустится по пути
подъ„ма ?- мелькнула у кого-то правильная мысль, но тут же была
большинством группы подавлена. Ещ„ только полдень, ветер унес„т тучи,
пройд„т дождь и сразу пойд„м на вершину. Вряд ли за оставшиеся несколько
дней до конца смены в альплагере удастся выйти на восхождение. Этот каскад
доказательств похоронил одну верную мысль. Будем выжидать - таков был
коллективный вердикт. Незаметно стало холодать. Решили вс„-таки двигаться
вверх. Прошли две вер„вки мокрых скал. Дождь переш„л в снежную крупу, а
скалы на глазах покрылись ледовой коркой. Похолодало. Начинают м„рзнуть
руки. Движение вверх замедляется. Складывается впечатление, что какое-то
чудовище глотает время. Недавно было три часа, а уже ид„т пятый час
вечера. Быстро темнеет. Снежная крупа дожд„м падает с небес. Л„гкая одежда
альпинистов, намокнув, постепенно тяжелеет. Страховать партн„ра на
холодном ветру кажется пыткой, внимание притупляется. Дальнейшее движение
становится опасным. Метров в двадцати от маршрута просматривается ровная
полка на скальном плече. Траверснув влево по снежному склону, четв„рка
перебралась на площадку. Здесь вроде теплее, от ветра закрывает скальная
стена и большой снежный надув. Со скального плеча попытались по рации
связаться с альплагерем, но в эфире слышны одни разряды. В мгновенно
наступившей темноте видно, как вокруг выдвинутой антенны с треском
начинает светиться голубой ореол, ощущается как под каской шевелятся
волосы. Эти электрические разряды предвестник молнии. Опасно и жутковато.
Витя тут же выключает рацию. Середина июля, но в такую погоду с
темнотой наступило резкое похолодание, да и высота сказывается - около
четыр„х метров тысяч над уровнем моря. Рассчитывая быстро сходить на
вершину, ребята оставили на бивуаке палатку с пуховыми спальниками,
пуховками и примусом, еду. Как бы сейчас вс„ оставленное пригодилось!
Холод, кажется, проник во все клетки тела. Зубы и тело колотятся в
разнобой. Увы, самой т„плой одеждой оказался тоненький перкалевый
инструкторский плащ. Чтобы хотя бы согреться начали из свободно лежащих
камней строить стенку. Она чуть - чуть сможет защитить от всюду
проникающего ветра. Когда перетаскали все камни, лежащие на полке,
получился небольшой домик без крыши, примыкающий к снежному наддуву.
Ребята уселись внутри сооружения, прижавшись друг к другу, накрылись
плащом от непрекращающегося ливня снежного песка, а зам„рзшие ноги
засунули в рюкзаки. Вначале появилось ощущение тепла, начали засыпать, но
толкались, взбадривали себя - ведь заснув можно и не проснуться. Нашли у
кого-то в рюкзаке кусок свечки и коробок со спичками, но отсыревшими.
Л„ня вспомнил, что спички можно высушить на голове, в волосах. Повтыкали
спички в волосы. Быстрее всех высохла спичечная головка в Олиных волосах.
Наконец, спичка зажглась, а от не„ зажгли свечу. На какое - то время
возник комфорт. Кто-то глубоко вздохнул и свечка погасла. Так продолжалось
пока все спички не сожгли. Стало темно. Мокрые от пота рубашки, покрываясь
корочкой льда, прямо на теле дубеют. Сковывает холод. Липкая дремота
пластырем опоясывает вс„ тело, трудно становится теребить соседа. Холод
уже везде. Судороги сводят мышцы ног, рук, спины. Больно до крика. Вой
ночной пурги перекликается с человеческим стоном. А холод, он какой-то
густой, обволакивающий от ног проникает уже глубоко в душу. Неужели это
состояние никогда не окончится? Осталась ли ещ„ где - небудь крупица
тепла? Ночь кажется бесконечной. Но должен же быть рассвет! Кто-то
вспомнил, что холод можно переносить стоя на локтях. Попробовали, вроде
стало теплее, но долго в таком положении не выдержишь. Опять начались
судороги... Наконец, небо начало сереть. Олег с Витей решают, что надо
двигаться вверх. Крутые стены вершинной башни во льду, угрожающе
поблескивают. До вершины осталось всего 160 метров, какие-то четыре
вер„вки скал. Но каких скал?! - везде нат„чный л„д, ни одной трещины,
негде забить для страховки крюк. Снег ид„т непрерывно. Снежная крупа
забивается в волосы под каской, в уши, слепит глаза. Оля и Л„ня после
пережитой ночи стали какими-то безучастными, стоят опустив руки, головы.
Но нужно ведь двигаться! Витя подходит к стенке и молотком начинает
отбивать л„д, а Олег его страхует через выступ. Наконец, крюк забит
над„жно. И так метр за метром, обрабатывая молотком стену, освобождая ото
льда зацепки, первый в связке с нижней страховкой уходит вверх, а
остальные по закрепл„нным вер„вочным перилам уже с верхней страховкой
поднимаются за ним. В обычных условиях это интересная темповая работа,
приносящая удовольствие от взаимодействия связок, но после проведенной
холодной ночи, движение давались адскими усилиями. На вершине силы ли
всех. Ребята упали лицом в снег. Сколько так пролежали никто не знает.
Олег с Витей зашевелились, видно, больше сил у них осталось, попытались в
очередной раз связаться с базой, но опять в эфире раздавался только треск
от грозовых разрядов. На всякий случай передали в эфир о себе информацию.
В это же мгновение электрический разряд попадает в антенну и рация
замолкает навсегда. Что дальше делать? Решили поискать в заваленной снегом
вершине тур с запиской предыдущих восходителей. Ведь надо же что-то о себе
напоследок написать - мелькнула мыслишка. Увидев присыпанный снегом
кусочек полиэтилена, Витя потянул его к себе и вытянул наполненный чем-то
кул„к. За кульком оказался тур, где в баночке лежала записка альпинистов,
до этого побывавших на вершине. Олег, заглянув в кул„к, обнаруживает там
целое богатство - банку сгущ„нного молока и четыре шоколадки. В записке
написано, что на вершине накануне побывали инструктора детского
альпинистского лагеря "Украина", что их восхождение сопровождала солнечная
погода. Они желали успешного спуска следующим восходителям. Подписал
записку киевлянин Борис Субортович и плюс ещ„ три инструктора. Эта записка
и каждый глоток сгущ„нки с шоколадкой постепенно возвращает ребят к жизни,
приходит надежда, силы. Л„не и Оле насилу разжали зубы и залили молоко.
После нескольких глотательных движений они тоже зашевелились. Четв„рка
решает написать записку о сво„м восхождении, но где карандаш и бумага?
Наверное выпали из рюкзака во время холодной ноч„вки. Поковырявшись в
карманах, нашли отсыревшую спичку и головкой серы нацарапали на об„ртке от
банки свои фамилии, дату и время пребывания на вершине. Благородный и в то
же время традиционный подарок инструкторов воодушевил ребят, дал
возможность начать спуск с вершины. Перед выходом на плато на снегу в
кулуаре срывается обессиленный Л„ня, но его задержал Витя, страховавший
через ледоруб. И во время! Л„ня оказался на краю бергшрунда, огромной
бездонной трещины, и лежит не шевелится. - Л„ня, живой?
  - Молчание.
  Олег с Ольгой закрепили вер„вку, а Витя с верхней страховкой спускается на
всю вер„вку к Л„не. Вс„ обошлось, падение его немного оглушило, потерял
очки. Можно двигаться дальше. Витя забивает ледовый крюк в трещину
скальной стены возле края бергшрунда, организовывает страховку и через
сорок метров группа спустилась на плато. Идти по плато, вопреки ожиданиям,
оказалось трудно. Ничего из-за падающего с небес снега не видно, а кроме
этого пришлось пробивать дорогу по пояс в свежем снегу. Вдруг среди пурги
появляются две фигуры. Оказывается, на плато возле "скал Аристова" разбили
свой бивуак армейские альпинисты, пережидая непогоду. Они услышали в эфире
голос восходителей с вершины и, оценив их состояние, решили выйти
навстречу. Встретившись альпинисты поговорили пару минут и разошлись.
Армейцы пошли вверх дальше чтобы разведать - есть ли снежный мост через
бергшрунд, а измученная холодной ночевкой четверка по следам вскоре
подошла к их бивуаку. Ребят тут же пригласили в теплую палатку. На примусе
закипало молоко. Уставшие они выпили по кружке горячего молока, и тут же,
как от большой дозы спиртного, отключились, успев попросить разбудить их
перед очередным сеансом связи с альплагерем. Из-за сильных помех, даже
через армейские более мощные рации связаться не смогли. Пока четверка
спала, армейские альпинисты, чтобы помочь ребятам, протоптали в глубоком
снегу тропу до морены. По этой тропе четверка прошла плато, а затем, выйдя
на знакомую дорогу, добрались уже в темноте к своей палатке. Рядом с ними
стояли лагерем туристы. Выбившимся и упавшим без сил ребятам, туристы
предложили чай, ужин, рассказали, что перед наступлением темноты к палатке
подходили двое мужиков, что-то поговорили между собой и записали на
бумажке содержимое палатки. По описанию туристов это были выпускающий
тренер Игорь Леонтьев и начальник спасательного отряда Петр Якуц.
Предположительно с минуты на минуту из альплагеря должен выйти
спасательный отряд. Витя просит туристов сбегать в лагерь, до которого
осталось сорок минут хода, и сообщить о том, что группа вернулась с
восхождения. Двое молодых парней тут же побежали вниз. Только забылась в
тяжелом сне четверка, посыльные возвратились. Оказалось, их на дороге
встретил ехавший на мотоцикле выпускающий, - он верил в альпинистов и ждал
их возвращения. Когда посыльные сообщили, что ребята вернулись с горы,
Леонтьев на радостях выругался, развернул мотоцикл и унесся в лагерь.
Утром, как часто бывает в горах, непогода прекратилась. Измученных
альпинистов разбудило яркое теплое солнце. Они не торопились в лагерь.
Хотелось после всего пережитого понежиться на солнышке, расслабиться. В
лагере альпинистов ожидал разбор восхождения с неприятными вопросами.
Медленно, собрав все свои пожитки, ребята не торопясь двинулись по дороге
на базу. По пути вниз, их встретила жена Олега - Клара, обняла всех и,
почему-то плакала, но это были слезы радости. Вернувшихся восходителей
сытно накормили, их осмотрел врач и они пошли в душ греться и отмываться.
Вечером в лагере заметили тревожную красную ракету, взлетевшую в
районе горы Джан-Туган, впоследствии оказалось, что двойка, встретившая в
пурге спускавшихся после холодной ночевки альпинистов, и последовавшая
далее, провалилась в трещину. Спасатели, все-таки вышли из лагеря, став
свидетелями трагедии. Леня в горы больше не ходил, уезжая,
приглашал к себе домой друзей на мамины вкусные вареники. Оля долго
лечилась от последствий переохлаждения. Олег и Витя, оставшись в
альпинизме, ходили еще на многие вершины. Витя, впоследствии, стал
профессиональным спасателем и участвовал во многих спасательных работах.
 
 
Страница сгенерировалась за 0.1136 сек.