Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Василий Белов - Плотницкие рассказы

Скачать Василий Белов - Плотницкие рассказы

 
 
12
 
     Я  вышел на  улицу.  Луна стала  еще  круглее  и  ярче, звезды же  чуть
посинели,  и  всюду  мерцали  снежные  полотнища.  Все  окружающее  казалось
каким-то  нездешним  царством.  Я  был  в совершенно непонятном состоянии, в
голове образовалась  путаница. Словно в женской  шкатулке, которую потрясли,
отчего все  в ней  перемешалось:  тряпочки, кусочки воска, наперстки, мелки,
монетки, иголки, марки, ножницы, квитанции и всякие баночки из-под вазелина.
     Я долго стоял посреди улицы и разглядывал родные, но такие таинственные
силуэты домов. Скрип шагов вывел меня из задумчивости. Оглянувшись, я увидел
Анфею.
     - Что, на природу любуетесь? - сказала  она и слегка хохотнула, как  бы
одобряя это занятие.
     - Да вот... На  свежем воздухе... - Я не  знал,  что  говорят  в  таких
случаях.
     Анфея послала мальчишку домой.
     - Беги, вон видишь  дом-то?  Ворота  открыты,  там тебя бабушка разует,
киселя даст.
     Мальчишка побежал, подпрыгивая. Она обернулась и опять хохотнула:
     - А ты. Костя, один-то не боишься ночевать?
     - Да нет, не боюсь.
     - А вот мне дак одной ни за что бы не ночевать. В эком-то большом доме.
     Я кашлянул, принимая к сведению это заявление.
     - Взял  бы  да хозяйку нашел, -  как бы  шутливо  сказала  она.  - Хоть
временную.
     - Да нет уж... устарел.
     -  Ой-ой, старик! -  Она чуть замешкалась.  - Ну пока, до свиданьица...
Заходи нас проведывать.
     Она ушла, скрипя по снегу  высокими каблуками и  с каждым шагом  игриво
откидывая в сторону руку с зажатой варежкой. Я же вошел  в свой дом и закрыл
ворота на засов. Улегшись ночевать, подумал, что обычно все гениальные мысли
приходят  с  некоторым  запозданием:  "Какого  же черта  ты не  пригласил ее
похозяйничать! Устарел! Один не  боюсь! Тоже мне..." Я ворочался,  кряхтел и
взды- хал, пытаясь уснуть, и луна пекла прямо в голову. Фантазия все сильнее
раскручивала  свои  жернова.  "О,  черт!  Гнусно  все-таки.  А  ты,  братец,
диплодок. И притом натуральный. Да, но кому от этого вред, если она сама..."
И  вдруг я с ужасом поставил жену  на место  этой женщины.  "Ну  разве  она,
Тонька-то, не такая же? Все они  одинаковы, - мысленно кричал я, - дело лишь
в подходящих условиях". Я бесился все больше и  уже ненавидел, презирал свою
жену.
     -  Евины дочери! Вертихвостки! - вслух ругался я и  думал, как нелепо и
горько устроено все в жизни.
     Дремотная пелена не глушила  этой  горечи. Я засыпал, но  во сне боль и
ревность были  еще острее. Опять  просыпался, оказываясь лоб в лоб  с желтой
громадной луной.
     "Нет,  все  в мире  выходит не так, как ждешь, все  по-другому..."  Мне
казалось,  что мой старый дом  тоже  не спит, перемогая длинную лунную ночь,
вспоминает события  столетней  давности и всем  своим  деревянным  естеством
сочувствует мне.
     Смешно  и  нелепо...  Так  уж, видно,  устроена жизнь, что  чем  глупее
человек, тем он меньше  страдает.  И  чем больше стремишься к  ясности,  тем
больше разочарований. И, может быть, лучше ни до чего не докапываться?  Жить
счастливо обманутым? Да, но притворяться, что ли? Делать вид, что  ничего не
знаешь?
     Мне вспомнилось, как в раннем  детстве я любовался работой ласточек под
карнизом. Они так весело, так ловко строили свои домики над  окнами,  гнезда
лепились одно к другому, как соты.  Я много дней подряд недоумевал,  из чего
сделаны гнезда.  Я хотел  потрогать домик руками, узнать, как он сделан:  уж
очень загадочным, интересным казалось все снизу. Я  спросил у бабки, из чего
сделаны  гнезда.  "Из  грязи",  -  сказала бабка. Это  было до того  грубо и
непоэтично, что я был обижен, не поверил и до вечера ходил за бабкой следом,
чтобы она помогла достать гнездо. И вот мы взяли из хмельника тонкий длинный
шест.  Бабка, ругаясь, достала шестом  крайнее пустое гнездо  и  отколупнула
его. Я  бросился глядеть, схватил ласточкино строение и... чуть не  запустил
им  в  бабку.  Гнездо   действительно   было  слеплено  из  комочков  грязи,
скрепленных соломинками и птичьим пометом. И мне казалось тогда, что во всем
виновата бабка...
 
 
Страница сгенерировалась за 0.0973 сек.