Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Николай Гацунаев - Пришельцы

Скачать Николай Гацунаев - Пришельцы

   Прежде чем позвонить, Плэйтон, не торопясь, докурил сигарету, тщательно
загасил окурок и только потом снял трубку с аппарата  секретной  связи.  С
минуту никто не отвечал, затем  в  трубке  что-то  щелкнуло  и  испуганный
женский голос произнес:
   - Да, алло!
   Это было так неожиданно, что Плэйтон растерялся.
   - Элен!
   - Ричард?!
   - Как вы там оказались? Где Розенблюм?
   - Ох, Дик!.. - всхлипнула Элен.
   - Где Розенблюм? - повторил Плэйтон.
   - Выслушайте меня...
   - Потом. Где генерал?
   - Его увезли. - Она опять всхлипнула.
   - Увезли? - опешил Плэйтон. - Кто?
   -  Санитары.  -  Женщина  истерически   хихикнула.   Плэйтон   мысленно
выругался.
   - Успокойтесь, Элен. И рассказывайте все по порядку.
   - Я... Мы пришли сюда с Джеком часа два назад.
   - В такую рань?
   - Так захотел Джек.
   - Продолжайте, Элен.
   - Поболтали о том о сем.
   "О том о сем... - Плэйтон  стиснул  челюсти.  -  Супружеская  болтовня.
Воркующие ангелочки. Кажется, Хейлигер прав..."
   - Джек передал по телефону какие-то распоряжения.
   "Приказ о моем отстранении от руководства  операцией".  -  Плэйтон  еще
сильнее стиснул зубы.
   - Мы собирались позавтракать в ресторане "Ранние пташки", но Джеку надо
было еще куда-то позвонить, и у нас оставалось еще минут сорок.
   "В Пайнвуд, - догадался полковник. - Дать команду  о  запуске  ракет  и
отправиться в "Ранние пташки".
   - Куда он собирался звонить, Элен?
   - Не знаю.
   - Не лгите, Элен. Мне известно все. В Пайнвуд?
   - Да... Кажется, да.
   "Сволочи! - мысленно выругался полковник. - Выродки!"
   - Что было дальше?
   - Джек вызвал базу... и вдруг понес абракадабру.
   - Что именно?
   - Заявил, что отменяет свой предыдущий приказ и возлагает  командование
всеми операциями на полуострове на полковника Плэйтона.
   - И вы, конечно, решили, что он рехнулся!
   -  Но  он  действительно  сошел  с  ума!  Схватил  со  стола  мраморный
письменный прибор и запустил им в меня.
   - Попал? - не без злорадства поинтересовался Плэйтон.
   - К счастью, нет. Боже мой, как он орал!
   - И что же он орал?
   - Что я искалечила ему жизнь, что он убьет меня, что я...
   - Можете не продолжать, Элен.
   - Он изрыгал такие оскорбления...
   - Такие... что пришлось вызвать санитаров из психолечебницы?
   - А что  еще  оставалось?  Послушайте,  Ричард,  я  всегда  знала,  что
Розенблюм кретин и размазня. Но еще не поздно, Ричард. Если вы...
   - Поздно, Элен. И слава богу, что поздно.
   - Что же мне делать, Ричард?
   - Отправляйтесь домой. И не высовывайте носа, пока за вами не приедут.
   - Вы думаете, приедут?
   - Непременно. Можете не сомневаться, Элен. Прощайте.
   Он опустил трубку и задумался. Все, что он делал, начиная с той минуты,
как покинул беседку,  делалось  скорее  интуитивно,  чем  сознательно.  Он
чувствовал,  как  надо  поступать,  и  действовал  не  рассуждая.  Теперь,
анализируя свои действия, Плэйтон пришел к неожиданному выводу: он поверил
тому, что говорили Хейлигер и Стэнли, и толчком к  этому  послужил  приказ
Розенблюма,  лишивший  Плэйтона  всех  полномочий.  Сам  еще  о   том   не
догадываясь, он уже знал, что они правы.
   Катастрофу,  кажется,  удалось  предотвратить.  Он  еще  не  до   конца
сознавал, как и почему это произошло, но чувствовал, что  непосредственная
угроза термоядерного взрыва отодвинулась, но не исчезла полностью.  Отсюда
исходило его распоряжение о срочной  эвакуации.  И  опять:  он  отдал  это
распоряжение, не задумываясь, и  только  потом  вспомнил  слова  Крейна  о
пришельцах, которые заблокировали взрыв атомного  реактора  и  ликвидируют
его последствия. Но здесь начиналось явное противоречие: если  последствия
взрыва ликвидируются, то зачем эвакуировать людей с полуострова?
   Чем больше думал об этом Плэйтон, тем отчетливее упирался лбом в стену.
И по ту сторону стены явственно слышалось курлыканье журавлиной стаи.
   В приемной послышались голоса, хлопнула дверь, и в кабинет вошли Стэнли
и Маклейн.
   - Крейн куда-то запропастился, - сообщил физик. - А где Хейлигер?
   Тревожное предчувствие кольнуло где-то под сердцем.  Плэйтон  торопливо
выбрался из-за стола и шагнул в соседнюю комнату. Хейлигер лежал на спине,
запрокинув голову. Глаза его  были  закрыты,  губы  плотно  сжаты.  Пальцы
бессильно повисшей руки почти касались пола.
   - Маклейн, - почему-то шепотом позвал Плэйтон. - Маклейн!
   - Да, полковник!
   - Скорее! Нужна ваша помощь! - крикнул Плэйтон, хотя в душе  был  почти
уверен, что ни в чьей помощи Хейлигер уже не нуждается.
 
 
   Трое суток спустя они собрались в конце дня в том же кабинете:  Стэнли,
Маклейн и Плэйтон, но теперь уже  не  полковник,  а  генерал  Национальных
Вооруженных Сил. За окнами моросил  обложной  дождь,  и  затянутое  серыми
тучами осеннее небо стлалось над вершинами деревьев. По раскисшей улице  с
ревом проносились тяжело груженные самосвалы. В приемной щеголеватый майор
едва успевал отвечать на телефонные звонки.
   - Грегори! - с порога окликнул Плэйтон. - Меня  нет.  И  не  будет  еще
полчаса.
   - Ясно, господин генерал.
   Плэйтон плотно прикрыл дверь и, тяжело ступая, прошел  на  свое  место.
Маклейн и Стэнли примостились друг против друга за приставным столом.
   Физик был как всегда элегантен  и  гладко  выбрит,  лишь  заострившиеся
скулы и тени под глазами выдавали усталость. Ему в  эти  дни  доставалось,
пожалуй, больше всех: Стэнли возглавлял специальную  группу,  которая  при
содействии экспертов  из  МАГАТЭ  выясняла  причины  взрыва  и  руководила
работами по ликвидации его последствий.
   В то памятное утро полковник Плэйтон  связался  по  прямому  проводу  с
президентом и открыл ему глаза на истинное положение вещей, умолчав лишь о
странном исчезновении  Крейна  и  некоторых  других  загадочных  явлениях,
которые за отсутствием иных объяснений мысленно связывал с  пребыванием  в
зоне пришельцев. Впрочем, потерявшиеся в Гринтауне  дети  вскоре  нашлись,
как  и  персонал  поста  номер  восемьдесят  семь.  Солдаты  в   состоянии
сильнейшего опьянения были обнаружены в лесу вертолетчиками, и Маклейну  с
коллегами пришлось изрядно попотеть, прежде  чем  удалось  привести  их  в
более или менее нормальное состояние. Однако и  после  этого  ни  один  из
солдат не мог  объяснить,  что  произошло  и  как  они,  раздетые  догола,
очутились в лесной чаще.
   Генерал Розенблюм, переведенный из психолечебницы в военный  госпиталь,
сутки вел себя спокойно, но затем неожиданно для всех выбросился  из  окна
палаты, расположенной на девятом этаже лечебного корпуса.
   Средства массовой информации сообщили о  его  смерти  скупо,  мало  кто
обратил на это событие внимание. Зато сенсацией стало назначение  на  пост
министра обороны малоизвестного генерала Ричарда Плэйтона.
 
 
   Даже сквозь плотно закрытую дверь в  кабинет  доносились  беспрестанные
звонки телефонных аппаратов. Майор явно не успевал на них отвечать.
   - Друзья! "Еще три дня назад я бы их так не назвал, - отметил про  себя
Плэйтон. - Три дня, а как много они  изменили!"  Я  пригласил  вас,  чтобы
проститься. Завтра я уезжаю в столицу.
   - Я думал, вы улепетнете  еще  раньше,  -  усмехнулся  Стэнли.  Маклейн
укоризненно взглянул на физика  и  покачал  головой.  -  Вы-то,  док,  чем
недовольны? Признавайтесь лучше, куда подевали бутылку?
   - Какую бутылку? - удивился Маклейн.
   - Полюбуйтесь на него!  -  апеллировал  к  Плэйтону  физик.  -  Умыкнул
бутылку виски, спрятал где-то, а теперь простачком прикидывается.
   - Вот вы о чем! - сообразил наконец медик.
   - А вы думали? Самое время спрыснуть повышение Плэйтона,  а  у  него  в
холодильнике хоть шаром покати.
   - Что верно, то верно, - Плэйтон улыбнулся и развел руками. -  Было  не
до того.
   - Постыдились бы, генерал! - возмутился  Маклейн.  Стэнли  с  Плэйтоном
удивленно переглянулись.
   -  Послушайте,  старина...  -  неуверенно  начал   Стэнли,   но   медик
величественным жестом остановил его на середине фразы.
   - Министр обороны - и такой скряга!
   - Что вы мелете, Антони! - рассмеялся Плэйтон.
   Вместо ответа  Маклейн  встал  из-за  стола  и  направился  в  соседнюю
комнату.
   - Куда это его понесло? - Стэнли недоумевающе уставился на Плэйтона.
   - Сейчас узнаем. А пока, - Плэйтон  достал  из  выдвижного  ящика  пару
листов писчей бумаги, - постелите-ка на стол.
   - Зачем? - окончательно растерялся Стэнли.
   - На всякий случай. Виски оставляет пятна на полированной мебели.
   - Вы думаете...
   - Думаю, мы с вами заблуждались, отказывая Маклейну  в  чувстве  юмора.
Впрочем, сейчас увидим.
   Они повернулись к двери как  раз  вовремя,  чтобы  наблюдать  Маклейна,
входящего в кабинет с початой бутылкой виски в одной руке и тремя фужерами
в другой. В фужерах поблескивали кубики льда.
   - Вот это номер! - Стэнли восхищенно присвистнул. - Вы уложили  нас  на
обе лопатки; Антони! Постойте, а для кого третий фужер?  Вы-то,  насколько
мне помнится, не пьете?
   Маклейн смерил его уничтожающим взглядом.
   - Стелите бумагу на стол, юноша.
   Маклейн расставил виски и фужеры  и  назидательно  воздел  указательный
палец.
   - Зарубите себе  на  носу,  молодой  человек:  доктор  медицины  Антони
Маклейн не пьет из горлышка, чего, к сожалению, не  скажешь  об  отдельных
представителях точных наук и армейских полковниках.
   - Браво, Антони! - расхохотался Плэйтон. - Наливайте, Эдвард.
   - За ваше назначение, Ричард! - Стэнли крепко пожал Плэйтону руку. -  Я
искренне рад за вас.
   - За меня? - Плэйтон покачал головой. - Спасибо, дружище, но...
   - Понимаю, - кивнул физик. - И все-таки  постарайтесь  продержаться  на
этом посту как можно дольше. Должен же быть хоть один порядочный человек в
этом сборище преступников и маньяков.
   - По-моему, вы преувеличиваете, Эд, - робко возразил Маклейн. - Уже сам
факт назначения Плэйтона...
   - Святая простота, - вздохнул Стэнли. - Когда вы,  наконец,  прозреете,
Антони? - Уж не воображаете ли вы, что Розенблюм наломал  столько  дров  в
одиночку?
   - Вы хотите сказать...
   - "Я хочу сказать!" Нет, вы только  послушайте  его,  генерал!  Я  хочу
сказать, что им вертели, как хотели!
   - Кто? - опешил медик.
   - О господи! - Стэнли  умоляюще  взглянул  на  Плэйтона,  но  тот  лишь
усмехнулся. - Ведь вы врач, Антони, черт бы вас побрал.  Обязаны  шевелить
мозгами. "Кто!"  Да  те,  кому  это  выгодно.  Знаете,  во  что  обходится
строительство одного центра по производству плутония?  В  сотни  миллионов
монет. Ради такого заказа любой магнат отца родного продаст.
   - Отставить! - улыбаясь одними глазами, скомандовал Плэйтон. Но  физика
не так-то легко было остановить.
   - Ваш идиот Розенблюм...
   - Почему мой?! - возмутился медик.
   - ...попытался всего лишь использовать ситуацию.
   - Прекратите, Эдвард, - Плэйтон положил ладонь на плечо Стэнли. - Я вас
не для политических дискуссий пригласил. Давайте-ка лучше выпьем  за  тех,
кого с нами нет.
   - Уж не за Розенблюма ли? - вскинулся физик.
   - Я имею в виду Хейлигера. - Плэйтон взял свой фужер.
   - И Крейна, - негромко добавил Маклейн.
   - Крейна?.. - задумчиво повторил Плэйтон. - Нет, за Крейна мы  пить  не
будем.
   - Почему? - удивился медик. - Капитан Крейн...
   - Дело в том, Антони, - Плэйтон качнул фужер, и  кубики  льда  негромко
зазвенели, ударяясь о стекло, - что в Национальных Вооруженных Силах нет и
никогда не было капитана по фамилии Крейн.
   - Как это не было? - опешил Маклейн. - А ваш дежурный офицер?
   Плэйтон молча поднял фужер на уровень глаз - на  свету  виски  казалось
янтарно-оранжевым озерцом, и кубики льда  на  его  поверхности  напоминали
миниатюрные айсберги. "Зачем  я  все  это  говорю?  -  с  досадой  подумал
Плэйтон. - Для Маклейна и для миллионов  обывателей  Крейн  и  Хейлигер  -
герои, положившие жизнь на алтарь  отечества.  Им  и  памятники  поставят.
Хейлигеру - в его родном городе. А  Крейну?  Откуда  он  родом?  Из  какой
галактики? Могут, конечно, махнуть рукой и установить памятники  рядышком.
И ни одна душа, кроме меня и Стэнли, не будет знать, что  они  терпеть  не
могли друг друга. А может быть, я неправ и надо  быть  снисходительнее.  В
конце концов, что это меняет?"
   - Капитан из моей приемной не был человеком, Антони.
   - А кем же он был? - Маклейн чуть не выронил свой фужер.
   - Вам ни о чем не говорит фамилия Крейн?
   Плэйтон закрыл глаза и опять, как три дня назад, отчетливо увидел  клин
журавлей, по крутой  спирали  уходящий  в  пронизанную  солнечными  лучами
бездонную синеву осеннего неба.
   - Вы полагаете... - Маклейн запнулся.
   - Да, Антони. Они пришли _оттуда_ и снова вернулись _туда_, предоставив
нас самим себе в нескольких минутах от катастрофы. Будь они людьми,  я  бы
назвал это предательством. Но они пришельцы.  А  пришельцам  нет  дела  до
наших земных проблем. Земные проблемы  должны  решать  мы  сами.  Хейлигер
раньше всех понял это. Выпьем за Хейлигера.
 
 
Страница сгенерировалась за 0.0971 сек.