Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Л.Добычин - Город Эн

Скачать Л.Добычин - Город Эн

        "12"
 
     Училище было коричневое, и фасад  его, разделенный желобками на дольки,
напоминал  шоколад. К треугольному полю  фронтончика был  приделан  чугунный
орел. Он  сжимал одной  лапой змею, а  в другой держал скипетр. В конце, где
была расположена церковь, на крыше был крест.
 
     Мне не очень везло в  арифметике, и я искал встреч с Васей  Стрижкиным.
Часто   я   ждал  его  около  вешалок   или  взбирался  наверх,  в   коридор
старшеклассников. Там против лестницы были часы. По бокам их висели картины:
"Крещение Киева" и "Чудо при крушении в Борках". Под  часами был бак красной
меди  и кружка на железной  цепи. Надзиратель  Иван Моисеич бросался ко мне,
чтобы  я убирался.  Во  время большой перемены мадам  Головнева продавала  в
гимнастическом зале булки и чай.  Она  была  пышная женщина, полька, и  Иван
Моисеич любезничал с ней. Ее муж Головнев, вахтер, низенький, стоя у  печки,
смотрел на них. Я  становился с ним рядом, и все покупатели были видны  мне.
Но Вася и там не встречался мне.
 
     Будрих, Карл, был  брат Эльзы Будрих. Он  жил возле кирхи, и  мы вместе
ходили домой.  Он рассказывал мне, будто видел однажды,  как один господин и
одна  госпожа завернули  на  старое кладбище и, наверное, делали глупости. Я
побывал  там.  Репейник цвел между могилами.  Каменный ангел  держал  в руке
лиру.  Телеги гремели вдали. Господ и госпож еще не  было, и я сел на  плиту
подождать их.
 
     - " Статские, - выбиты были  на ней старомодные буквы, - советники Петр
Петрович и Софья Григорьевна Щукины". - Я их представил себе.
 
     Никого  не дождавшись, я встал  и, почистясь, отправился. Трубы домов и
верхушки  деревьев  с  попестревшими  листьями   освещены  были  солнцем.  В
трактире,  над  дверью  которого  была  нарисована рыба, играла шкатулочка с
музыкой. Кисти  рябины краснелись  над  зеленоватым  забором,  заманчивые. -
"Монументы, - заметил я вывеску с золотом, - всех исповеданий.  Прауда". - Я
вспомнил И. Ступель, мадонну у нее в заведении и Тусеньку.
 
     Вскоре у нас побывала  Кондратьева и пригласила нас на именины. - У нас
теперь  есть  граммофон, - говорила она нам.  А мы  рассказали  ей  о  живой
фотографии.  На  именинах у  нее  было много гостей.  Граммофон пел куплеты.
Анекдот про еврейского мальчика очень понравился всем, и его повторили. - Но
жалко, - сказал  один  гость, - что наука изобрела это поздно: а то мы могли
бы сейчас  слышать голос  Иисуса Христа, произносящего  проповеди. -  Я  был
тронут.  Андрей подмигнул мне, и мы вышли в "приемную".  Снова я  увидел  на
столике "Заратустру" и  "Ревель".  Андрей, разговаривая, нарисовал на  полях
"Заратустры" картинку. - "Черты, - подписал он под нею название, - лица".
 
     Раз в субботу, когда я отобедал и читал у  окна "Биржевые", внезапно за
окном  появился Чаплинский.  Он подал  две  маленьких  дыни и  объявил,  что
Кармановы прибыли. Я поспешил с ним. Дорогой я с ним  побеседовал. Я спросил
у  него, рад ли он возвращению  господ, и узнал,  что без них  он работал  в
депо,  где  он числится, хотя и состоит при  Карманове. Серж был  любезен. -
Приятно,  - сказал  он мне, - быть знакомым с  учащимся. - Наскоро инженерша
напоила нас чаем и  побежала к Софи. Мы остались  вдвоем, похихикали и потом
помолчали и  послушали  колокол.  Серж  рассказал  мне,  что  Тусенька  тоже
приехала с дачи. - Она, - посмеялся он, - думала, будто  ваша фамилия - Ять.
- Оказалось, что есть книга "Чехов" в которой прохвачены телеграфисты, и там
есть такая фамилия.
 
     Пришел инженер. Он зажег электричество, которое  проведено было к ним с
железной дороги, и я  отвернулся, чтобы не испортить глаза. Он присел к нам,
и  мы поболтали с ним. - Вообразите, - сказал я, -  учащиеся пишут на партах
плохие слова. - Части тела?  - оживясь, спросил Серж. Я подумал  об Андрее с
"чертами лица" и о том, что предосудительно в присутствии друга вспоминать о
других.
 
     В воскресенье мы были в пожарном саду. Молодецкие вальсы гремели там, и
пожарные   прыгали  наперегонки  в  мешках.  Детям  дали  бумажные  флаги  и
выстроили. По-военному я  и Серж  зашагали в рядах. Как из поезда, нам видны
были в стороне  от площадки деревья  и листья, которые падали с них. Инженер
похвалил  нас.  - Маршировка прошла  очень мило,  - сказал он. При выходе мы
задержались и  посмотрели  на городовых, отгонявших зевак.  - Да, -  толкнул
меня Серж и шепнул мне, что  узнал для меня у Софи о Васе Стрижкине. Летом у
него умер отец, и он служит в полиции.
 
 
Страница сгенерировалась за 0.0898 сек.