Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Л.Добычин - Город Эн

Скачать Л.Добычин - Город Эн

 
        "14"
 
     На первой  неделе поста наша  школа говела.  Маман разъясняла  мне, как
грешно утаить что-нибудь во время исповеди.  Я не знал, как мне быть, потому
что признаваться  отцу Николаю  в  грехах мне  казалось  не  очень  удобным.
Поэтому  я очень  рад был,  когда он сказал  нам, что  не будет терять много
времени с  приготовишками,  и, собрав нас под  черным передником, который он
поднял над нами, велел нам всем зараз исповедаться мысленно.
 
     Быстро наступила весна. В воскресенье перед страстною неделей в училище
состоялось душеполезное чтение. Я  был там с маман. Был волшебный фонарь,  и
отец  Николай,  огороженный  ширмой,  читал  о последних  днях  жизни Иисуса
Христа. Освещенный свечой, он был виден сквозь ситец. Когда мы шли к выходу,
кто-то окликнул нас. Мы обернулись. Горшкова  кивала  нам и делала знаки.  В
боа  и  с  лорнетом, она  была  очень внушительна. Она  расспросила  меня об
успехах и сказала, что теперь будет жить ближе к нам,  потому что переменила
приход. Разговаривая, она меня тронула за подбородок.
 
     Нас вспомнила  в Витебске  дама, приезжавшая к нам, когда умер отец. На
открытке с  картинкой, называвшейся "Ноли ме  тангере", она нас поздравила с
пасхой  и сообщила  нам,  что  ее дочь  вышла замуж за  господина из немцев,
помещика,  и что они уезжают в имение и сама она тоже собирается двинуться с
ними.
 
     Уже  начинались  экзамены. Был  светлый  вечер. Деревья  цвели.  Сидя в
садике, я повторял  про сложение. Открылось окно, и маман позвала меня в дом
и велела проститься с  Александрою Львовной, которая отправлялась на Дальний
Восток.  Она  была  в  форме "сестры",  торопилась  и пила, наливала  в  два
блюдечка: -  Пусть  остывает скорей. - Завоюете  их, -  говорила  маман, - и
тогда у нас чай будет дешев.
 
     На  лето Кармановы переехали  в Шавские Дрожки,  и  после экзаменов я и
маман побывали у них. С парохода "Прогресс" нам видны были дамбы и крепость.
Оркестр, погрузившийся на  пароход вместе  с  нами, играл. Когда он умолкал,
господа возле нас толковали об Англии и осуждали ее. - Христианский народ, -
говорили они, -  а  помогает японцам.  -  Действительно,  - пожимая плечами,
обернулась ко мне  и поудивля-лась  маман. Я  смутился. На  книге про Маугли
напечатано было, что  она переводная с английского,  и я думал поэтому,  что
Англию надо любить.
 
     Инженерша и Серж  вышли  встретить  нас.  Праздничные, мы  прошли через
парк. Разместясь на эстраде, наш оркестр уже загремел. Встали с лавочек дамы
в  корсетах, в кушаках со стеклярусом и твердых прическах с  подложенным под
волосы  валиком  и  пошли  по  дорожкам.  Мужчины в бородах и усах, в  белых
форменных кителях сопровождали их. Серж поклонился  одной  из них  и сообщил
мне,  что  это  -   нотариусиха  Конрадиха  фон-Сасапарель.  За  заборчиками
красовались шары на зеленых подставках и веранды с фестончиками из парусины.
На кухнях стучали ножи. В гамаках  под деревьями  нежились дачницы. Бегая  и
пререкаясь друг с другом, девицы и мальчики играли в крокет.
 
     Расставаясь, Кармановы  попросили маман заходить иногда на их городскую
квартиру,  чтобы  быть уверенными, что  Чаплинский сторожит ее тщательно.  В
этот же вечер мы  завернули  туда. Мы  застали  Чаплинского спящим. Набросив
пальто, он  впустил  нас, и мы обошли с ним все комнаты.  Он пригласил нас к
окну  и,  значительный, указал нам  на  сад.  Под каштанами, где всегда пели
няньки,  сидели  подвальные. - Пользуются, - пояснил он нам  мрачно,  -  что
господа поразъехались. - Мы  рассказали об  этом Кармановым, и  они написали
Кантореку, чтобы он принял меры.
 
     Недолго я оставался  без дела. Маман сговорилась с Горшковой, и я  стал
ходить к ней учиться немецкому, чтобы к началу  занятий в училище что-нибудь
уже знать. - "Вас ист дас?" - диктовала Горшкова и, пока я писал,  подходила
ко мне. Я запрятывал  руки, и она  не могла  захватить их.  Задумавшись, она
иногда принималась смотреть на меня.  Раз в передней она  мне  сказала,  что
Плеве убит, и, расстроенная, быстро набросясь, схватила меня и потискала.
 
     Изредка я встречался со Стефанией. Кланяясь ей, я принимал строгий вид,
и она не осмеливалась заговорить со мной.
 
 
Страница сгенерировалась за 0.108 сек.