Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Л.Добычин - Город Эн

Скачать Л.Добычин - Город Эн

        "16"
 
     - Надо больше есть риса, - говорила теперь  за обедом маман, -  и тогда
будешь сильным. Японцы едят один рис - и смотри, как они побеждают нас.
 
     Как  каждый год, мы опять были у Кондратье-вых на именинах. Кондратьева
прочитала нам  несколько  писем от мужа. Мне очень понравились в  них  слова
"гаолян" и "фанза". Андрей тоже, как  и Серж,  собирался поступить  в первый
класс. Он готовился у учителя Тевеля Львовича.
 
     Все мальчуганы теперь были  заняты, и  я с ними виделся редко. Почти не
встречался я с Сержем. Карманова же очень часто бывала у нас. Ей понравилась
церковь напротив  нашего дома. Священником  там теперь  был  монах. Он носил
черный   клобук,   с  которого  сзади   что-то  свисало,   и   мантию.   Это
заинтересовывало.
 
     Учителя чистописания не было несколько  дней.  Он  болел. Я  желал  ему
смерти и молился, чтобы бог посадил его в ад. Но он скоро явился. - "Иуда, -
вывел он на доске, - целованием
 
     предал Иисуса Христа", - и мы начали списыватьвать.
 
     На рождестве я нигде почти  не был. Кармановы укатили в Либаву к Софи и
прислали оттуда открыточку с кирхой и надписью "фрелихе вейнахтен".
 
     В этом году ин^кенерша  полюбила политику. Часто она принималась судить
о ней, и тогда у меня и маман начинали слипаться глаза.
 
     Стало  капать при  солнышке с крыш, и училище  стало надоедать мне  все
больше.  Я  очень обрадовался,  когда  одним  солнечным утром, значительный,
Головнев сообщил нам у вешалок,  что  какого-то  князя  убили и в двенадцать
часов мы  отправимся  на панихиду,  а оттуда  -  домой.  Он  любил  сообщить
неожиданное.
 
     С панихиды я вышел торжественный. Олов предложил мне пойти на  базар. Я
еще никогда не бывал там, и мы побежали туда. Мы хихикали и, держась друг за
друга, толкались.  Кухарки едва не сшибали  нас  с  ног,  задевая корзинами.
Дамы,  остановясь  у  возов  с  съестным, пробовали. Мужики  говорили  вслух
гадости. Я в первый раз еще видел их близко. - Они как скоты, - сказал Олов,
и мы поболтали о них.
 
     Приближалось  говенье,  но  я  мало  думал о  нем. Я решил уже, что  не
признаюсь отцу Николаю ни  в чем,  потому  что он может наябедничать или сам
сделать пакость.
 
     Та  дама, которая к нам приезжала когда-то из  Витебска, снова прислала
открытку.  Она  нас звала погостить  у  нее. Мы  решились, и маман  написала
прошение об отпуске.
 
     Лето  пришло  наконец.  Мы расстались с  Кармановыми, уехавшими строить
дачу, и  тоже  отпра  вились в  путь. Приглядеть  за  Евгенией мы  попросили
Канатчикова.
 
     Экипаж встретил нас у железной дороги. С большим интересом привстали мы
с  мест  и смотрели, когда  впереди уже  показалось имение.  Труба винокурни
стояла над ним. Мужики  боронили. Вороны вертелись около них.  Я  представил
себе путешествия Чичикова.
 
     Мы явились,  и  нас  стали  расспрашивать. Мы припомнили тут кое-что из
своих разговоров с Кармановой. - Простонародье бунтует, - сказали мы.  - Мер
принимается мало.
 
     Под  вечер  мы  ходили  смотреть,  как  рабочие  пляшут  за  парком  на
окруженном скамьями полу. Этот пол специально был настлан для них, чтобы они
не болтались в свободное время и были всегда на виду.
 
     Возвратясь,  мы,  как  "Гоголь  в  Васильевке",  посидели  на  ступенях
крыльца. Птица щелкнула вдруг и присвистнула. -  Тише, -  сказала маман. Она
поднесла  к губам палец  и с блаженным лицом посмотрела на нас. - Соловей, -
прошептала она.
 
     Мне не велено было ходить за ворота, но я и не стремился туда.  Страшно
было  бы  встретиться  вдруг  одному с мужиками.  Из  комнаты,  называвшейся
"библиотека", я вытащил  "Арабские сказки для взрослых" и,  пока мы гостили,
читал их в саду. В них написано было про  "глупости". Я убедился теперь, что
мальчишки не врали.
 
     Накануне Иванова дня латыши  пришли к дому с огнями и  ветками и надели
на всех нас венки. Они долго скакали и пели и жгли бочки с  смолой. Мы поили
их пивом и легли, когда  все разошлись и огни были залиты и ворота закрыты и
сторож заколотил, как всегда, по доске.
 
     Уже выписаны для охраны имения были солдатики. Скоро мы увидели, стоя у
окон, как  они входят во двор. Они были невзрачные, но коренастенькие, несли
ружья и пели про Стесселя:
 
     Стессель - генерал доносит,
     Что нет снарядов никаких.
 
 
Страница сгенерировалась за 0.0935 сек.