Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Л.Добычин - Город Эн

Скачать Л.Добычин - Город Эн

        "20"
 
     "Серж, - писал я во время уроков  на вырванных из  тетради листках, - я
заметил,  что  уже становлюсь  как  большой.  Иногда  мне  уже  вспоминается
детство.
 
     Мне кажется, что и  другие  это тоже  находят.  Евгения, наша  кухарка,
например, когда нету  маман, все  охотней является в комнату  и  толкует  со
мной". - Я писал, как она мне рассказывала про Канатчикова,  что под домом у
него сидит сын на цепи и что сын этот глупый, или  про подвальную Аннушку  -
как  она сопровождает во время маневров войска  и продает им съестное, когда
же маневры кончаются, то зарабатывает как-то там тоже у войск, но Канатчиков
к ней придирается и ругает ее, если люди приходят к ней в дом.
 
     "Серж, - писал я, - ты знаешь, я строчу тебе это на арифметике. Мне все
равно  не везет  в  ней. Я  думаю, не оттого ли, что  я  почему-то  не  могу
рассмотреть  на доске  мелкие  цифры.  Поэтому  мне  не удается  следить  за
уроком".
 
     "Я  много  читаю.  Два раза  уже я  прочел  "Достоевского". Чем  он мне
нравится, Серж, это тем, что в нем много смешного".
 
     "Слыхал ли  ты, Серж, будто Чичиков и все жители города Эн и Манилов  -
мерзавцы? Нас этому учат в училище. Я посмеялся над этим".
 
     "Серж, что ты сказал бы о таком человеке,  который  а) важничает, б) по
протекции, не платя, ходит в театр?"
 
     Я рвал свои письма, когда они были готовы, и забрасывал клочья за шкаф,
потому что у меня не было денег на марки, маман же перед отправкой читала бы
их.
 
     "Серж, - писал я еще, - ты не видел борцов? Я не  прочь бы взглянуть на
них, Серж, но, ты знаешь, маман где-то слышала, что это - грубо".
 
     На  святках  в  помещении  училища   состоялся  "студенческий  бал".  В
гимнастическом  зале, уставленном елками, зажжено было множество ламп. Между
печками расположился военный оркестр и под управлением капельмейстера Шмидта
играл.  Мадам Штраус хотелось послушать поближе,  и она  подходила к печам и
стояла  внимательная, держа  в руках сахарницу,  которую выиграла в "лотерее
аллегри".
 
     На сцену выходили  актеры из  театра  и  произносили  стихи.  Мадмазель
Евстигнеева  пела.  Играла,  качая  пером,  украшавшим  ее  голову,  Щукина,
содержательница "Музыкального образования для  всех". - Может быть, -  думал
я, - она дочь этих "статских советников Щукиных", на могиле которых когда-то
я сидел, дожидаясь "господ и госпож".
 
     Объявили  антракт  для  открытия  форточек  и  удаления стульев.  Среди
суетившихся  был  Либерман.  Он  был очень параден  в  мундире  со шпагой  и
"распорядительском банте". Я вспомнил Софи, его сверстницу, вместе с ним так
удачно  когда-то  игравшую  в драме, и  мне  стало  грустно:  бедняжка,  она
почему-то казалась уже лет на двадцать старее его.
 
     На расчищенном месте уже завертелись вальсеры. Карл  Пфердхен  кружился
со  своей сестрой  Эдит.  Конрадиха  фон-Сасапарель выступила  с Бодревичем,
издателем   газеты   "Двина".   Натали,   покраснев,   приняла   приглашение
подскочившего к ней Грегуара. Учитель словесности, мимо которого я проходил,
подмигнул  ему. Он улыбнулся, польщенный. Мне подали с "почты амура" письмо.
-  "Отчего   это,   -  кто-то   спрашивал  в   нем,  -   вы  задумчивы?"   -
Заинтересованный,  я стал  смотреть  на все  лица  и,  как Чичиков,  силился
угадать, кто писал. Я увидел при этом Л. Кусман и поспешил убежать.
 
     Я не сразу вернулся домой, я прошелся по дамбе. Мечтательный, я вынимал
из кармана записку, полученную на  балу, и опять  ее прятал. Погода менялась
от оттепели к  небольшому морозику, и на глазах у меня расползлись  облака и
открылось темное небо со звездами.  Двое саней не спеша обогнали  меня. -  У
тебя ли  табак?  -  спросил задний мужик  у  переднего. Я удивился  немного.
услышав, что мужики, как и мы, разговаривают.
 
     Письмецо я хранил, и минуты, которые иногда проводил  над ним, я считал
поэтическими.
 
     Подходила  весна. От Кармановых  я  получил предложение провести с ними
лето. Они обещали заехать за мною. Маман изготовила мне полосатые трусики.
 
     Этой  зимой  мы  видели  члена  Государственной  думы. Канатчиков делал
осмотр, какой будет нужен ремонт. Он стоял у окна и ощупывал рамы. Член думы
проехал  вдруг - в  маленьких санках., запряженных большой серой лошадью под
оливковой сеткой.  Канатчиков  крикнул нам. Мы подбежали  и  успели  увидеть
молодцеватую  щеку и  черную бороду. -  Наш,  крайний  правый, -  сказал нам
Канатчиков. Мы улыбнулись приятно.
 
 
Страница сгенерировалась за 0.1074 сек.