Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Л.Добычин - Город Эн

Скачать Л.Добычин - Город Эн

        "21"
 
     У Кармановой  были еще  в нашем городе кое-какие делишки. Она продавала
участок,  который достался ей по  закладной.  Из-за этого  она прожила у нас
несколько дней.
 
     Я и Серж побывали вдвоем в Шавских  Дрожках. Оркестр играл, как всегда.
Из купален слышны были всплески. Лоза над рекою цвела. - Серж, ты помнишь, -
сказал я, - когда-то мы были здесь счастливы.
 
     Долго мы ехали в поезде. Утром  мы  вскакивали, чтобы видеть  восход. К
концу дня облака принимали вид гор, обступающих воду.
 
     Прибыв  в  Севастополь,  мы  наскоро осмотрели собор  панораму и  перед
вечером отплыли. Мы заболели в пути  морскою болезнью. Мы приплыли поздно, и
я не  увидел  впотьмах ни мечети,  ни церкви.  Я знал их  давно  по открытке
"Приветствие из Евпатории".
 
     Нас  посадили  на шлюпки. Мне сделалось дурно, когда  я слезал  туда по
веревочной  лестнице. - Васенька -  мысленно вскрикнул  я. Кто-то  подхватил
меня снизу.
 
     У мола нас  ждал Караат, запряженный  в линейку. Он  взят был  на  лето
напрокат  у  татар.  Держа вожжи,  возница  - на  "даче" он был управляющий,
кучер, садовник и сторож - обернулся к Кармановой и начал ей делать доклад.
 
     Одинаковые, друг  за другом шли дни. Мы вставали. Карманова в "красном,
с   турецким  рисунком,  матинэ  из   платков"  принималась  сновать   между
"флигелем",  в  котором мы жили, и "дачей".  Являлись с корзинами булочники.
Караат начинал возить дачников к грязям и в город. Карманова,  стоя в пенсне
у ворот, отмечала в блокнотике, кто куда едет. Во двор, томно глядя, выходил
Александр Халкиопов,  студент.  Мы здоровались с ним и  отправлялись с ним к
морю.
 
     У  моря  мы  проводили все утро,  валяясь, беря  в  горсть  песок и  по
зернышку медленно сыпля его.  Александр рассказывал  нам интересные штуки. Я
часто чего-нибудь  не понимал.  -  Ты  дитя,  - говорил тогда Серж, - шаркни
ножкой.  - В Москве он узнал много  нового, много такого, чего я  никогда бы
себе и представить не мог.
 
     Отобедав, я уходил  с  Сержем в тень. Он читал там  "Граф Монте-Кристо"
или "Три мушкетера". Он брал их из библиотеки. Когда он кончал читать первую
книгу и  принимался за следующую, я начинал читать первую.  Мне не удавалось
прочесть  только последнюю  книгу - окончив ее, Серж отдавал ее. Я вспоминал
тогда о  деньгах  Чигильдеевой. Если бы я ими мог  уже распоряжаться,  я сам
записался бы в библиотеку и ни от кого не зависел бы.
 
     Вечером дачницы, перекликаясь, собирались на главной террасе.  Гурьбой,
драпируясь  в "чадры"  из расшитого блестками "газа", они уводили Александра
гулять. Их мужья отправлялись в бильярдную. Дети садились на доску качелей и
тихо покачивались. Я и  Серж подходили и прислонялись к столбам. Становилось
темно. Инженерша при лампе читала у себя на веранде "Кво  вадис?". Кухарка с
помощницей, сидя на заднем крыльце, тоже  с  лампочкой, чистили  к  завтраму
овощи. В море гудел пароход. Иногда недалеко начинали играть на трубе.
 
     Мел, гвоздей, -
     подпевал я тогда ей беззвучно, -
 
     Кистей, лак и клей.
     Тарахтела,  приближаясь  к  воротам,  линейка,  бегал  Караат,   и  его
распрягали.
 
     В шкафу я нашел одну  книгу,  называвшуюся "Жизнь Иисуса". Она  удивила
меня. Я не  думал,  что можно сомневаться в божественности  Иисуса Христа. Я
прочел  ее прячась и никому не  сказал,  что читал ее. -  В чем же  тогда, -
говорил я себе, - можно быть совершенно уверенным?
 
     Новые дачники  сразу подолгу сидели на солнце, и оно обжигало их. Мы им
советовали  употреблять "Идеал",  крем Петровой. Потом  мы  ходили  к ней  и
получали "комиссию". Я  дочитал на нее "Мушкетеров" и "Графа"  и  скопил два
двугривенных.
 
     Скоро появились арбузы  и  дыни. Теперь Караата кормили  их корками.  -
Значит, он сыт, - говорила Карманова, - если не ест их.
 
     В  одно воскресенье  Александр решил съездить  в город. Он  взял нас  с
собой. На бульваре мы сели. Рассеянные, мимо  нас пробегали девицы. Тогда он
вытягивал ногу, и они спотыкались. Уткнувшись в платок, Серж ужасно смеялся.
Я думал  о  том,  что он  слишком уже увлечен  Александром,  и  мне начинало
казаться, что он равнодушен ко мне.
 
     Караимская  дама Туршу, наша новая дачница,  попросила однажды, чтобы я
показал ей,  где  живет  хиромант.  Я  пошел с ней  вдоль каменных  стен, за
которыми, низенькие, росли абрикосы.  Она была черная, с темными  веками,  в
розовом платье и зеленой "чадре". - Побеседуемте,  - предложила она мне, и я
рассказал ей, как  был убит  инженер. - Без причины, - сказал я,  - конечно,
его не убили бы.
 
     Из  Евпатории  я  возвращался  один.  Инженерша   дала  мне  для  маман
"перекопскую  дыню". Туршу  помахала  мне  вслед  из  окна  своей комнаты, и
Александр,  который стоял у окна  вместе  с ней, покивал  мне.  Серж сел  на
линейку со мной и проехался до парохода.
 
 
Страница сгенерировалась за 0.0418 сек.