Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Л.Добычин - Город Эн

Скачать Л.Добычин - Город Эн

        "24"
 
     Даме из Витебска мы написали поздравление с пасхой. В ответ мы получили
открытку с  картинкою "Ноли ме тангере".  Эту картинку она уже нам присылала
однажды. На ней перед голым и набросившим на себя простыню  Иисусом Христом,
протянув к нему руки, на  коленях стояла интересная  женщина. Мы  посмеялись
немного. Прочтя же, маман стала плакать. - Все  меньше, - сказала она мне, -
у  нас  остается друзей.  -  Оказалось, дочь  дамы писала нам, что дама  уже
умерла.
 
     Перед   пасхой   был   достроен   костел.   Он   был  белый,   с  двумя
четырехугольными башнями и с богородицей в нише. Мне нравилось вечером сесть
где-нибудь  и смотреть,  как луна исчезает за башнями  и появляется снова. В
день  "божьего тяла"  мы  видели, стоя у  окон, "процессию".  Позже  "Двина"
описала  ее, и  маман  говорила,  что это "естественно,  потому что Бодревич
поляк".
 
     Наконец школьный год был закончен.  В один жаркий вечер маман разрешила
мне пойти с Шустером на  реку. Он был любезен со  мной и хотел угостить меня
семечками, но  я не был приучен к ним. Возле  костела он мне  рассказал, как
один господин  "лежал кшижом"  и выронил  в  это  время бумажник,  в котором
хранил сто рублей.
 
     В Николаевском  парке мы увидели младшего Шустера. Мы  побежали,  но за
огородами он нас  догнал. Он ругал  нас, не подходя, и швырял в нас камнями.
Когда он  отстал от нас, мы  отдохнули,  присев над канавой.  -  Мерзавец, -
сказал я. Вдали нам видны были лагери. Марши по временам долетали  оттуда. Я
вспомнил, как когда-то с Андреем стоял  у реки, Либерман загорал, а  денщик,
словно прачка, шел с вальком на мостки портомойни.
 
     Вдоль берегов на реке нагорожены были плоты. Перескакивая, мы добрались
до  воды  и  купались.  Мы прыгали и протыкали ногами  отражение неба. Потом
Шустер свел меня к бабьему месту, но я видел хуже, чем  он, и купальщицы мне
представлялись расплывчатыми белесоватыми пятнышками.  Я скоро  начал ходить
без него,  потому что мне было  неловко с ним. Он  ничего  не читал,  и  мне
трудно  было придумать,  о чем говорить с ним. Один, я валялся на бревнах  и
слушал, как  вода  о  них  шлепается.  Я читал  "Ожидания"  Диккенса,  и мне
казалось, что и меня что ждет впереди необычайное.
 
     Из Евпатории пришло один раз доплатное письмо.  - Что такое? - дивилась
маман,  вынимая  из  конверта  газетные  вырезки. Заинтригованная,  она села
читать и потом  ничего не сказала.  Письмо она бросила  в  печку,  а вырезки
спрятала.  Я  разыскал  их,  когда ее не  было дома. "Опасный, -  называлась
статья про пятнадцатилетних, которая там была напечатана, -  возраст". - Так
вот  как,  -  сказал я, прочтя. Я заметил  теперь, что маман за  мной  стала
подсматривать.  С этого дня я  старался  вести себя так,  чтобы ей  про меня
ничего нельзя было узнать.
 
     С Александрою Львовною мы  побывали  в  местечке, в  которое она думала
переезжать.  Называлось  оно  "Свента-Гура". Со  станции  нас вез  извозчик,
говоривший "бонжур". Мы задумались, воспоминания нас обступили.
 
     "Вдова А. Л. Вагель", -  уже красовалась доска  на воротах одноэтажного
дома из  дикого камня. На нем была черепичная крыша и флюгер "стрела". Здесь
жил раньше "граф Михась". Мы слышали, что он "умер во время молитвы".
 
     Подрядчик  пошел  перед нами, отворяя  нам двери. Ремонт был  почти уже
кончен.  В  особенности нам понравилась ванная комната с окнами в куполе.  В
ванну надо было сходить по ступеням.
 
     Маман повела А. Л.  Вагель  к фрау Анне, вдове доктора Эрнста Рабе, а я
осмотрел Свенту-Гуру. Базарная площадь окружена была лавками. Вывески были с
картинками,  под которыми была сделана подпись художника М.  Цыперовича. Дом
к-ца Мамонова, белый, украшен был  около  входа  столбами. Над дверью аптеки
фон-Бонин  сидела на деревянном балконе аптекарша с сыном. Они пили кофе. На
горке за садом аптеки был  виден костел. Вдоль  карниза его были расставлены
статуи расхлопотавшихся старцев и скромных девиц.
 
     Я зашел  за  маман. Фрау  Анна сказала  приветливо: - Это  ваш сын? Это
очень приятно. - Она угостила меня пфеферкухеном.
 
     Вскоре  "Человеколюбивое  общество"  было  превращено  в  "Православное
братство".  Его председателем стал  наш  директор,  а  вице-председателем  -
Щукина.   Братство  устроило  в   нашем   гимнастическом   зале  концерт   с
Евстигнеевой, Щукиной, хором собора и феноменальным ребенком. Из выручки был
поднесен отцу Федору крест.
 
     А. Л. Вагель  уехала в свой новый дом. Почти месяц мы ничего не слыхали
о ней.  Наконец фрау Анна, явясь с  своим  "вдовьим  листом" в казначейство,
зашла к нам. Она рассказала нам, что А. Л. посетила "палац",  но  графиня не
согласилась к ней выйти.  А. Л. собирается основать  в Свентой Гуре, подобно
тому, как оно есть у нас, православное братство и бороться с католиками. Она
строит  при въезде в  местечко  часовенку в память  "усекновения  главы",  и
часовенка  эта  будет  внутри и снаружи расписана. - Я представляю себе, как
это будет красиво, - сказала маман, и мне тоже казалось, что это должно быть
 
 
Страница сгенерировалась за 0.0953 сек.