Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Л.Добычин - Город Эн

Скачать Л.Добычин - Город Эн

        "27"
 
     - Ну, я  исчезаю, - сказала Стефания. С ужимками она  показала  ладонь,
по-куриному,  боком, взглянула  на нас и  шмыгнула куда-то.  Луиза осталась,
сияющая. Мы прошлись с ней вдоль вешалок и сообщили  друг другу, какие у нас
по какому предмету отметки.
 
 
 
     От  вешалок  она повлекла  меня в зал. Там, с  скрещенными около  груди
руками, кавалеры  и  дамы ногами выделывали  кренделя  и  скакали  по кругу,
отплясывая  "хиавату".  Припрыгивая,  они боком отходили один  от другого  в
противоположные стороны и, возвращаясь, сходились опять.
 
     Натали  в  двух  шагах  от  меня  пронеслась  с  Либерманом.  Она  была
счастлива. Глазки ее - они были коричневые - были подняты наискось влево. Ее
волоса, как у взрослой наплоенные, были взбиты, и в них была сунута фиалка.
 
     Мне подали с "почты амура"  письмо. В нем написано было: "Ого!"  -  и я
вспомнил заметки Кондратьева на "Заратустре".
 
     Луиза училась  в  "гимназии Брун" и свела меня с разными ученицами этой
гимназии. Большею  частью они были не в первый уже раз второгодницы и девицы
в  летах.  Бродя толпами, все свое время  они проводили обычно на воздухе. Я
каждый  вечер, примкнув к ним, старался увлечь их в места, на которых  могла
бы встретиться  нам Натали. Я узнал,  что  она  ходит к "залу  для свадеб  и
балов" Абрагама, где дамба сворачивает и  с  нее  можно  видеть три четверти
неба,,  и  оттуда любуется вместе с Софронычевыми кометой. Я  стал  заводить
своих спутниц туда и, притопывая, чтобы ноги не  мерзли, стоять с ними там и
рассуждать о комете. Они ее видели,  мне же ее почему-то ни разу не  удалось
разглядеть.
 
     От Кармановых  мы  получили  открытку. Они предлагали  мне  съездить на
масленице посмотреть, что за город Москва. Мы  решили,  что я могу съездить.
Маман подала заявление, и мне прислали бесплатный  билет. Я приехал в Москву
в полуоттепель.  В воздухе было туманно,  как  в прачечной.  Тучи висели.  -
Арбат, дом Чулкова, -  сказал я, садясь один в сани. Большие дома попадались
кое-где  рядом с  хибарками,  и  боковые их стены  расписаны  были  адресами
гостиниц. Поблизости  где-то раздавались звонки электрической  конки. Блестя
куполами, стояли разноцветные церкви. Крестясь возле них, мужики среди улицы
кланялись в землю.
 
     Извозчик свернул,  и  мы  стали  тащиться  за  занимавшими  всю  ширину
переулка возами с пенькой.  Там мне встретилась  Ольга Кускова. Мы ахнули. Я
соскочил, и она, объявив мне, что я возмужал, обещала явиться к Кармановым.
 
     Серж растолстел. Его  рот  стал мясистым,  и около губ  его  уже что-то
темнелось. Карманова,  потерев  краем  кофты  пенсне, с  интересом  на  меня
посмотрела, и я постарался,  чтобы у  меня в это  время  был  "непроницаемый
вид".
 
     На столе я увидел фотографию, прикрытую толстым стеклом: рядом с мужем,
обставленная симметрично  троими  детьми,  Софи, грузная,  с  скучным лицом,
опирается  на  балюстраду, обитую плюшем с помпончиками. - Кто сказал бы,  -
подумал я с грустью, -  что это она так недавно, прекрасная, распростиралась
у ног Либермана, играя с ним в драме, и так потрясала  присутствующих, ломая
перед ним свои руки, в то время, как он,  отшатнувшись, стоял  неприступный,
как будто Христос на картинке, называемой "Ноли ме тангере"?
 
     Серж  показал мне журнальчики  "Сатирикон". Я еще никогда  их не видел.
Они  чрезвычайно  понравились мне, и  мне жаль было оторваться от них, когда
Серж стал тащить меня осматривать город.
 
     Мы  вышли. - Известно  вам, Серж, - спросил  я,  когда мы отдалились от
дома  Чулкова, -  что ваша мамахен  прислала  моей  сочинение об  опасностях
нашего возраста?  - Серж посмеялся.  - Она вообще, -  сказал он, -  аматерша
клубнички.  - Он мне  рассказал, что она (по-французски, чтобы он не прочел)
услаждает  себя,  например,  Мопассанчиком.  -  Это,  -  спросил  я  его,  -
неприличная книга? - и он подмигнул мне.
 
     Когда мы вернулись,  он мне показал  эту книгу. Она называлась "Юн ви".
Переплет  ее  был  обернут  газетой,  в  которой  напечатано было,  что  вот
наконец-то и в Турции нет уже абсолютизма  и  можно сказать, что теперь  все
державы Европы - конституционные.
 
     Вечером Ольга Кускова  была,  рассказала  нам  случай из  жизни  одного
лихача и сказала, что, кажется,  скоро  Белугиных переведут в Петербург. Я и
Серж проводили ее, и она  сообщила нам, как всего легче найти ее дом:  после
вывески "Чайная лавка  и двор для извозчиков" надо свернуть и идти до "двора
для извозчиков  с  дачею чая". Она  мне  шепнула украдкой, что  завтра будет
ждать меня в сумерки.
 
     Мы распростились. Навстречу мне с Сержем по переулку проехала барыня на
вороных лошадях  и  с солдатом на  козлах. -  Серж,  помнишь, - сказал  я, -
когда-то ты научил  меня  песенке о мадаме Фу-фу. - Мы  приятно настроились,
вспомнили кое  о чем.  О той дружбе,  которая  прежде была между нами, мы не
вспоминали.
 
     Назавтра  у Кармановых были блины,  и мне  лень  было после  них идти к
Ольге Кусковой.  На следующий после этого день я уехал. С извозчика я увидел
Большую Медведицу. - Миленькая, - прошептал я ей: чем-то она  мне показалась
похожей на фиалку, которую я однажды заметил в волосах Натали.
 
 
Страница сгенерировалась за 0.0984 сек.