Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Л.Добычин - Город Эн

Скачать Л.Добычин - Город Эн

 
        "4"
 
     Ангел в столовой понравился им. Инженерша деловито осмотрела его сквозь
пенсне и сказала, что он заграничный. Я рад был. Она благодушно поглядывала.
На ней  была кофта  из синего бархата с  блестками, брошь "собрание любви" и
кушак  с пряжкой "лира". -  Вы  ездите в  крепость?  -  спросила  она. -  По
субботам там бывают акафисты.
 
     Серж был в зеленом костюме.  Он взял меня  за  руку и, отведя, показал,
что застежка штанов у него помещается спереди.
 
     -  Как  у больших, -  удивился  я.  -  Мы поболтали  с ним. -  Серж,  -
оглянувшись, спросил я его, - это ты один  раз состроил мне страшную рожу? -
Он побожился, что нет. Я был тронут.
 
     Отец вышел к чаю, когда гости отбыли. Страшно довольная, маман напевала
и с хитреньким видом посмеивалась. - Знаешь, - сказала она, - мы  условились
с ней перечесть вместе Лейкина.
 
     Я тоже был счастлив. Оставив их, я потихоньку убрался в гостиную. Там я
притих возле печки и слышал, как сыплется  хвоя. Фонарь  освещал сквозь окно
ветку  елки. Серебряный дождик блестел  на  ней.  - Серж, Серж, ах, Серж,  -
повторял я.
 
     Потом  мы  с маман побывали у  них. Целовались  в  передней.  Инженерша
представила нам свою дочь, гимназистку Софи Самоквасову.  - Очень приятно, -
сказала  Софи. Взяв друг друга за талию, дамы  прошли в инженершину комнату,
называвшуюся  "будуар". Я  пожал Сержу  руку: - Мы с  тобой -  как Манилов и
Чичиков.  - Он не читал про них. Я рассказал  ему, как они подружились и как
им  хотелось жить вместе и  вдвоем  заниматься науками.  Серж  открыл шкаф и
достал свои книги. Мы стали рассматривать их. - Вот Дон-Кихот, - показал мне
Серж,  - он  был дурак.  - Перед  чаем  Софи Самоквасова потанцевала  нам  с
шарфом. - Прекрасно, - рукоплеща, говорила маман. - Серж хороший? - спросила
она, когда мы возвращались. - Да, он воспитанный мальчик, - ответил я ей.
 
     К Александре же Львовне, когда она к нам  забежала, мы отнеслись теперь
без   интереса.  Она   обещала  достать  нам  альбом  с  образцами  сарпинок
саратовской фабрики. Мы рассказали ей о нашей дружбе с Кармановыми.
 
     Через  несколько дней мы  увиделись с ними  на водосвятии.  Солнце  уже
пригревало немного. Мы жмурились, стоя  на дамбе. Внизу  шевелились хоругви.
Пестрелись  туалеты священников. Елки темнелись. Когда  застреляли из пушек,
Софи Самоквасова прибежала откуда-то и притащила с собой инженера Карманова.
Ростом он был ниже дам. - Очень рад, - восклицал он, раскланиваясь. Он был в
форменной шапке. На пуговицах у него были якори и топоры. Борода у него была
всклочена и казалась нечесаной. - Водосвятие прошло очень мило, -  сказал он
и из-за пенсне подмигнул мне. Прощаясь, он пригласил меня на железнодорожную
елку.
 
     Расставшись с  ним, мы впятером прогулялись по дамбе по  направлению  к
крепости. Виден был ее  белый собор с  двумя  башнями. Узенькие,  они издали
походили  на  свечки.   Говорят,  это  бывший   костел,  -  рассказала  Софи
Самоквасова.  Дамы,  увлекшись  беседой  на  религиозные  темы,  отстали.  Я
разговаривал  с  Сержем, хихикая.  Мимо,  с солдатом на  козлах,  промчалась
какая-то барыня.  Мы посмеялись, взглянув друг на друга, и Серж  научил меня
песенке:
 
     Мадам Фу-фу -
     Голова в пуху.
     Одета по моде.
     А голова-то в комоде.
     Отец  в  этот  день  был в уезде.  Маман  за  обедом  молчала.  Приятно
задумавшись, она иногда  улыбалась. -  Дни стали заметно длиннее,  - сказала
она.
 
     Прикатил человек от Кармановых. Мы расспросили его. Оказалось,  что его
зовут Людвиг  Чаплинский и что  он  служит  в депо. Он  отвез меня.  Серж  с
инженером меня дожидались.
 
     На том  же извозчике мы отправились в театр. Военный оркестр играл  там
под управлением капельмейстера Шмидта. На елке горели разноцветные лампочки.
Инженер сообщил нам, что они  -  электрические. Нам  поднесли  по игрушечной
лошади, и мы послали Чаплинского отнести их домой.
 
     Серж бывал уже здесь. Он все знал.  Он подвел меня к сцене и разъяснил,
что картина на занавесе называется "Шильонский замок". -  Послушай, - сказал
он мне вдруг, - это я тогда состроил тебе страшную рожу. Потом он  поклялся,
 
 
Страница сгенерировалась за 0.2458 сек.