Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Амели Нотомб - Дрожь и оцепенение

Скачать Амели Нотомб - Дрожь и оцепенение

     Оставалась только встреча с Богом.
     Никогда еще я  настолько не чувствовала  себя японкой, как тогда, когда
пришла объявить о своей отставке  президенту.  Перед  ним мое смущение  было
искренним и выражалось вымученной улыбкой и сдавленным иканием.
     Господин Ганеда принял меня с чрезвычайной учтивостью в своем огромном,
залитом светом кабинете.
     -  Срок  моего контракта  подходить к  концу, и я  хотела  с сожалением
сообщить о том, что не смогу его продлить.
     - Конечно. Я вас понимаю.
     Он был первым, кто отреагировал на мое решение по-человечески.
     -  Компания Юмимото  предоставила  мне множество возможностей  проявить
себя. Увы,  я оказалась не на  высоте и  не  оправдала оказанной мне великой
чести.
     Он сразу же ответил:
     -  Это  не  правда,  вы  это прекрасно  знаете.  Ваше сотрудничество  с
господином  Тенси  продемонстрировало  ваши  прекрасные  способности  в  той
области, где вы могли себя проявить.
     Ага, все-таки вот как!
     Вздохнув, он добавил:
     -  Вам  не повезло,  вы пришли в неподходящий  момент.  Я принимаю вашу
отставку, но знайте, что если однажды вы решите вернуться, вам  здесь всегда
рады. И, конечно, я не единственный, кому вас будет не доставать.
     Я уверена,  что в  последнем  случае  он ошибался. Однако, я не была от
этого  менее взволнована. Он говорил с  такой  подкупающей добротой, что мне
стало почти грустно покидать это предприятие.
 
 
     Новый  год:  три  дня  ритуального  и  обязательного отдыха. В подобной
праздности для японца есть нечто драматичное.
     В течение трех дней и трех ночей не разрешается даже готовить пищу. Все
едят  холодные  блюда,  заранее приготовленные  и  сложенные в  великолепные
лаковые коробочки.
     Среди  праздничных  блюд  есть одно, которое называется  омоши: рисовое
печенье,   которое  я  раньше  обожала.  В  этом  году,   из  ономастических
соображений, я не смогла проглотить ни крошки.
     Когда я  подносила к своему рту омоши,  я была  уверена, что оно сейчас
прорычит: "Амели-сан!" и разразиться жирным смехом.
 
 
     Затем последовало  возвращение на  работу в компанию  на три дня. Взоры
всего мира были прикованы к Кувейту, и все думали только о 15 января.
     Мои глаза были прикованы к оконному стеклу в туалете, и я думала только
о 7 января, это был срок моего ультиматума.
     Утром  7 января я не могла поверить, что этот день все-таки настал, так
долго я его ждала. Мне казалось, что я работаю в Юмимото по меньшей мере лет
десять.
     Я  провела этот  день в уборной на  44 этаже в атмосфере религиозности:
малейшую работу  я исполняла с торжественностью  жреца.  Мне даже почти было
жаль,  что  я не  смогу  проверить  на  деле  слова старой кармелитки: "Быть
кармелиткой тяжело только первые тридцать лет".
     В шесть часов вечера, я  умылась и  пошла пожать руки тех немногих, кто
каждый на  свой  лад давал мне  понять,  что считает  меня  за  человеческое
существо. Руки  Фубуки среди них не было. Я  сожалела об этом тем более, что
совсем не держала на нее зла, но из самолюбия я заставила  себя не прощаться
с ней. В дальнейшем я сочла это глупостью: пожертвовать созерцанием небесной
красоты ради собственной гордыни, это было нелепо.
     В половине  седьмого  я в последний раз вернулась в свою келью. Женский
туалет  был  пуст. Уродливое  неоновое  освещение не помешало  мне  испытать
волнение:  семь месяцев  моей  жизни, нет,  моего  времени на этой планете -
протекли  здесь. Не из-за  чего испытывать ностальгию. И, однако, у меня был
ком в горле.
     Я инстинктивно  шагнула к окну. Прислонив лоб к стеклу, я  поняла,  что
это именно то, чего мне будет не хватать: не каждому дано парить над городом
на высоте 44 этажа.
     Окно  было границей между ужасным  светом  и  восхитительной  темнотой,
между помещением и бесконечностью, между гигиеной и ее невозможностью, между
рычагом для  спуска воды и небом. До тех  пор пока  будут существовать окна,
самый последний из людей всегда будет хранить свою частичку свободы.
     Последний раз я выбросилась из окна. Я увидела, как падает мое тело.
     Удовлетворив  свою жажду  падения, я покинула компанию  Юмимото. Больше
меня там никогда не видели.
 
 
     Несколько дней спустя я вернулась в Европу.
     14 января 1991 года я начала рукопись под названием "Гигиена убийцы".
     15 января истек срок ультиматума, предъявленного американцами Ираку. 17
января началась война.
     18 января на другом конце планеты Фубуки Мори исполнилось тридцать лет.
 
 
 
     Время, согласно своей давней привычке, прошло.
     В 1992 году был опубликован мой первый роман.
     В 1993 году я получила письмо из Токио. Текст был такой:
     "Амели-сан, поздравляю. Мори Фубуки".
 
     Эта записка  доставила мне удовольствие. Но  она содержала одну деталь,
которая   восхитила   меня  больше   всего  остального:  она  была  написана
по-японски.
 
 
 
 
        "Примечания"
 
 
 
 
 
 
 
 
 
     * Танидзаки Дзюнъитиро (1886-1965) -- японский писатель.
     * Эмменталь -- сорт финского сыра.
     * Слоги японского языка.
     * Нара  -- город в западной части Японии в  районе  Кансай, в VШ в. был
первой  постоянной столицей  японского государства,  известен сохранившимися
там памятниками древней архитектуры, живописи, скульптуры
     * Эргастул -- подземная тюрьма в Риме.
     * Голландец
     * Boy (англ.) -- мальчик.
     * Girl (англ.) - девочка
     * Гинекей (гр.) -- в древней Греции женская половина в доме.
     * Дефенестрация -- выбрасывание из окна.
     * Memento mori (лат.) -- помни о смерти.
     * Жорж Бернанос (1888-1948) -- французский писатель.
     * Сорт зефира.
     * Casus belli (лат.) -- повод к войне.
 
 
Страница сгенерировалась за 0.0363 сек.