Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Александр Бачило - Проклятье Диавардов

Скачать Александр Бачило - Проклятье Диавардов

                                    9
 
     Первое,  что  я  увидел,  открыв  глаза,  была  индикаторная   панель
устройства сопряжения. Какой-то  миг  во  мне  еще  жило  удивление  Тайка
Тхоорта  -  ему  никогда  не  приходилось  видеть  разноцветных   мигающих
огоньков, - а затем вдруг всей тяжестью обрушилась настоящая  память.  Это
было как прозрение - все тайны и  загадки,  так  долго  терзавшие  беднягу
Тхоорта, были разрешены в одну секунду. Но ответ  оказался  страшнее,  чем
мучительное неведение. Я вспомнил, кто я есть и где нахожусь. Я  вспомнил,
что меня ждет.
     Просыпаясь от кошмара, человек испытывает огромное облегчение.  Здесь
было наоборот. Я словно оказался в своем старом, давно забытом  кошмаре  и
вдруг понял, что это не сон. Я застонал, и сейчас же надо мной  склонились
две головы. Одна из них принадлежала  Ефиму  Зарецкому,  другая  была  мне
незнакома.
     - Ну, как ты? - спросил Ефим. - Голос  его  сильно  изменился  за  то
время, что мы не виделись, и звучал теперь хрипло, сквозь одышку.
     - Сейчас, погоди, - прошептал я,  снова  закрывая  глаза.  Начиналось
головокружение.
     Итак, я вернулся.  Хоть  возвращаются  и  немногие.  Теперь  я  знал,
почему. Не каждому удается  попасть  на  остров  посреди  озера  в  стране
ирманов.  Не  каждому  на  острове  удается  отыскать  пещеру,  ведущую  к
Выходу... Стоп! Я открыл глаза и сел, потянув за собой какие-то провода. А
как же Даяна и Кидо? Где они?
     И опять услужливая память подсказала ответ. Они все еще там.  Но  это
не Даяна и Кидо, это Зоя и Пашка! Как долго  мы  искали  друг  друга!  Как
удивлялись, собравшись вместе, что, кажется, знакомы  много  лет!  Неужели
нас опять разбросает, теперь уже по разным мирам? Неужели  они  не  найдут
Выход?
     - Там еще двое, - едва ворочая языком, проговорил я, - на подходе...
     - Хорошо, - сейчас же отозвался Ефим. - Кто?
     - Зоя и Пашка.
     - Да ну?! - Зарецкий был изумлен. - Как же ты их отыскал? Как узнал?
     - Не узнал. Но что-то, видимо, остается в подсознании.  Нам  хотелось
быть вместе.
     - Ладно, в отчете все опишешь подробно. Сколько времени там прошло?
     - Года два. Впрочем, надо подумать... А здесь?
     - Здесь все... - Ефим потоптался неопределенно,  виновато  глянул  на
стоящего рядом. - Моих уже никого нет.  Сам  жду  со  дня  на  день...  Не
надеялся тебя встретить...
     - А Бойко? Остальные?
     - Никого. Все новые. "Нейрон" веду я. Вот Володя... сменит меня.
     - А как "Нейрон"? Что-нибудь есть?
     - Кое-что есть, - Ефим принялся освобождать меня от проводов. - Бойко
нашел новый порт. У самого Выхода. Но без адаптации.
     Витя доживал последние дни... Не стал ждать  конца,  записался  через
этот  порт  целиком,  скопировал  все   сознание,   управление   полностью
переключил на "Нейрон".
     - Ну? - что-то вдруг вспомнилось мне. Что-то совсем недавнее.
     - Еще семь минут он был жив. Приборы показали кислородное  голодание.
Удушье. Он мог вернуться, но почему-то не сделал этого. Во всяком  случае,
он  оставался  самим  собой,  никаких   следов   памяти   "Нейрона"   нет.
По-видимому, воздух там не пригоден для дыхания человека с Земли...
     - Да, он там, недалеко от Выхода, - сказал я. - Он  пытался  написать
что-то кровью на стене, но не успел. Да и писать там надо не по-русски...
     Вечером того же дня мы ждали возвращения  Зои.  Новый  информационный
порт,  открытый  Виктором  Бойко,   заранее   предупреждал   о   чьем-либо
приближении к Выходу и даже позволял установить, кто  идет.  На  этот  раз
была Зоя. Она все-таки нашла дорогу. А  может  быть,  "Нейрон"  специально
разделил нас перед Выходом, чтобы выпускать по одному? Тогда  скоро  нужно
ждать Пашку...
     Только бы она не отступила, не испугалась в последний момент!
     Мы с Володей Глущуком сидели в пультовой сопряжения у  металлического
саркофага, в котором хранилось тело  Зои.  Глущук  на  "Нейроне"  исполнял
обязанности главного, Ефим понемногу сдавал ему дела. Сейчас Володя  снова
и снова заставлял меня воспроизводить один эпизод  моего  предварительного
отчета. Что-то  ему  там  не  нравилось,  не  укладывалось  что-то  в  его
представление о мире "Нейрона".
     Об острове и пещере, ведущей к Выходу, здесь давно  знали  от  других
"нейронавтов", повадки "Посланника Колдуна"  тоже  были  изучены  во  всех
деталях. И все же...
     - Погоди! Давай еще раз. Демон полез за вами в пещеру или нет?
     Я пожал плечами.
     - Что значит полез? Не только полез, он нас там догнал. И уже, помню,
начал... растворяться, что ли? Словно  бы  превращался  во  что-то  совсем
другое...
     - Ну? - Володя глядел на меня  с  какой-то  затаенной  печалью.  -  А
дальше?
     - А дальше появился свет. Ослепительно-белая полоса, как будто  струя
газа или молния... Она ударила прямо в демона,  ну  и  он...  отступил,  в
общем.
     Володя задумчиво покивал.
     - Вот смотри, - сказал он рассудительно, - ты говоришь, что видел  во
сне остров и нападение крылатого демона, так? Так. Затем, уже на  острове,
тебя посещает предчувствие смерти, бессознательный страх. Правильно?
     - Правильно. Мы все это чувствовали.
     - Хорошо. События, таким образом, развиваются по  классической  схеме
последнего дня диаварда. Сны, пред чувствия, страх и,  наконец,  нападение
Посланника Колдуна.
     - Так ведь он и напал...
     Володя вдруг вскочил и заходил взад-вперед.
     - Кто напал?! - простонал он. - Подумай сам,  что  ты  несешь?  Такое
нападение - есть последняя и необратимая стадия исчезновения  диаварда!  В
этот момент здесь умирает его тело! Покойницкий глаз никому еще  не  давал
отсрочки!
     Я растерянно молчал.
     Дверь пультовой тихонько скрипнула, и мы оба  обернулись.  На  пороге
стоял Зарецкий. Лицо его было белее листка бумаги,  который  он  держал  в
руке.
     - Что случилось? - спросил я.
     Ефим шагнул в пультовую, оглянулся зачем-то назад и,  протягивая  мне
листок дрожащей рукой, сказал:
     - Это анализ крови. Твой. У тебя в крови нет вируса СВС...
     В ту же секунду запел сигнал на пульте,  торопливо  побежали  огоньки
контрольной карты, щелкнул автоматический замок саркофага...
     Зоя вернулась.
 
     ...Несколько часов спустя мы  сидели  в  прожаренной,  протравленной,
пропесоченной камере специальной  очистки,  а  вокруг,  за  полиэтиленовым
пологом, сновали поднятые по тревоге специалисты.
     - Ты понимаешь, Зойка? - радостно тараторил я. - То, что произошло  с
нами в пещере - это же чудо! Мы спасены!
     Она, едва успевшая восстановить  способность  соображать  по-земному,
только улыбалась в ответ и все повторяла:
     - Скорей бы Пашка возвращался! Вот обрадуется!
     В тот момент я даже немного  завидовал  ее  безмятежному  настроению.
Мое-то  возвращение  было  совсем  не  таким.   Зоя   испытывала   счастье
возвращения  к  жизни.  Мне  пришлось  хлебнуть  прелестей  возвращения  к
смерти... Буйное веселье теперь захлестывало меня, но я и не пытался с ним
справиться.
     Полог раздвинулся,  от  него  в  нашу  сторону  протянулся  небольшой
коридорчик из прозрачного пластика. В коридорчик вошел Володя, и его голос
зазвучал в динамике переговорного устройства.
     - Мы прокачали ситуацию, -  сказал  он.  -  Она  была  бы  совершенно
необъяснимой, если бы в протоколах трех подряд теоретических семинаров  не
фигурировало так называемое особое мнение Аркадия Дашкевича...
     Я вспомнил худого, высокого Дашкевича  и  кивнул.  Не  помню,  в  чем
заключалось его особое мнение но старик всегда был несговорчив...
     - Так вот, - продолжал Володя. - Только это особое  мнение  позволяет
как-то, объяснить то что с вами произошло.
     - И что же с нами произошло? - спросил я.
     - Вы встретились с Корфом.
     Я рот разинул от удивления.
     - Как? Ты хочешь сказать, что это светящееся  озеро...  Эта  бурлящая
жижа, обгладывающая людей - Корф?
     - По-видимому, да. Сам он, конечно, этого не осознает, но подумай-ка:
кто другой так хорошо знал "Нейрон" чтобы  суметь  сохранить  разум,  даже
потеряв тело? Кто еще мог изобрести способ борьбы  с  покойницким  глазом,
если не Корф, утверждавший что вирус эапущен "Нейроном"?
     Глущук помолчал странно приглядываясь ко мне. Впрочем,  меня  это  не
удивляло - у него-то в крови по-прежнему сидел покойницкий глаз.
     - А насчет обгладывания людей... - снова заговорил он. -  Бакум  ведь
не человек а так сказать элемент информационной  среды.  Он  действительно
может уничтожаться и создаваться по  мере  необходимости.  Как  постоянная
величина,  его  образ  вероятно  существует  где-нибудь  в   базе   данных
"Нейрона"... Никого из вас  Корф  не  собирался  растворять  в  себе.  Ему
наоборот требовалось одно из  ваших  тел,  чтобы  подселить  в  него  свое
сознание и вернуться сюда. Эх если бы это удалось! Мы бы разом покончили с
СВС?..
     - Ну и что теперь делать? - спросила Зоя.
     Глущук пожал плечами.
     - Будем посылать людей. Может  быть  кто-нибудь  снова  наткнется  на
Корфа... Других способов нет.
     - А что касается вас троих... Тут вам самим решать. Если  хотите,  мы
переправим вас в город когда вернется сын.  Но  и  здесь,  на  Базе  будет
сделано все  чтобы  повторное  заражение  вам  не  грозило.  В  общем  как
пожелаете. Ну ладно. Мне пора. - Володя натянуто улыбнулся. - В Думе ждут!
     Он махнул на прощание рукой и вышел.
     - Что решим? - Зоя повернулась ко мне - Поедем или останемся?  Я  бы,
знаешь лучше уехала. Куда-нибудь вообще  подальше.  Ах,  только  бы  Пашка
поскорей возвращался!
     - Погоди, погоди! - перебил я ее. - Дай подумать!..
     Веселье мое вдруг прошло. Я понял, что для всех  нынешних  и  будущих
зараженных ситуация ничуть не изменилась. Способ борьбы  с  СВС  есть,  да
попробуй до него доберись!
     Что же это Глущук говорил? Они собираются посылать в  "Нейрон"  людей
на поиски Корфа? Но едва попав туда, все они забудут и про поиски,  и  про
Корфа, и про мать родную! Хорошо еще,  если  кто-то  из  них  прибьется  к
диавардам, но и в этом случае могут  пройти  годы,  пока  диаварды  отыщут
остров на озере ирманов. Единственный человек, который  уже  находится  на
острове, - Пашка. А что это значит?
     Я схватился за голову. Беспощадная правда открылась мне вдруг. Пашка,
мой сын Пашка ни в коем случае не должен возвращаться!
     Может быть, позже. Когда-нибудь, но не сейчас!
     Потому что только он может пойти  к  Корфу  и  дать  ему  возможность
действовать. Только он может спасти диавардов от их проклятья, а  Землю  -
от покойницкого глаза. Только он.
     Зоя испуганно смотрела на меня и что-то спрашивала, но  я  не  слышал
слов.
     Как сообщить ему, думал я. Как? Сам он не догадается, нет. Какое там!
Он боится этого светящегося озера сильнее,  чем  Посланника  Колдуна.  Как
пробраться туда, к нему, ничего при этом не забыв?  Хоть  несколько  слов!
Хоть намек подать! Он ведь умница парень, он поймет!
     И вдруг решение пришло. В первую минуту, когда перед  глазами  возник
скрюченный труп на полу пещеры, я в ужасе чуть не закричал. Да что же  это
мне в голову-то ударило?! Неужели решусь на такое?! Господи! Да минет меня
чаша сия!
     Но я уже решился.
     Чтобы покинуть камеру, мне  пришлось  напялить  на  себя  специальный
защитный костюм, иначе бы меня просто не выпустили.
     Зоя подумала,  что  я  сошел  с  ума,  пришлось  некоторое  время  ее
успокаивать. Когда я шел по коридору к пультовой, у меня  дрожали  колени.
Не от страха. Я боялся только одного - опоздать.
     За пультом сидел Ефим.  Он  лишь  мельком  глянул  на  меня  и  снова
уткнулся в приборы.
     - Смотри, Пашка твой появился. Пока стоит на месте...
     - Готовь порт, - сказал я.
     - Для кого? - не понял Ефим.
     - Для меня.
     Он, наконец, повернулся и недоуменно поднял бровь.
     - Смысл?
     - Дурак! - заорал я. - Витькин порт готовь! Уйдет!
     Постепенно до него начало доходить.
     - Олег, ты чего? - прошептал он, серея лицом. -  Ты  брось,  что  еще
выдумал... Это ведь смерть!
     - Тебя не спросил! - Я направился к дальнему саркофагу и  тут  только
заметил Володю. - Попробуйте выдернуть меня минут через пять...
     Глущук молча кивнул.
     - Олег! - позвал Зарецкий, - может, лучше я? Мне все равно...
     Я на ходу обернулся и подмигнул ему с ехидной улыбкой.
     - А ты кроме русского какие-нибудь языки знаешь?
     Володя помог мне  устроиться  в  саркофаге  и  подсоединить  провода.
Внешне он был совершенно спокоен, лишь немного дрожали руки.
     - Ну, - сказал он перед тем, как захлопнуть крышку  саркофага,  -  ни
пуха, ни пера...
     Я послал его к черту и закрыл глаза. Все мои мысли сосредоточились на
Пашке. На моем Кидо.
     Главное - успеть сказать несколько слов, думал  я.  Он  ведь  у  меня
умница, он поймет...
 
 
Страница сгенерировалась за 0.0392 сек.