Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Александр Житинский - Старичок с Большой Пушкарской

Скачать Александр Житинский - Старичок с Большой Пушкарской


Глава 13 ПОГОНЯ
Что же произошло? Откуда взялся тр"тль посреди белого дня, во дворе
тюрьмы на улице Каляева?
Чтобы ответить на эти вопросы, нам придется вернуться назад - к тому
моменту, когда в прихожей Санькиной квартиры повалилось в обморок приви-
дение Софья Романовна.
С привидением разобрались быстро. Через минуту оно пришло в себя и,
хлопая глазами, осведомилось у ангела с чертенком, куда ей надлежит от-
быть - в ад или в рай?
Ангелочек, паривший в воздухе, как бабочка, и чертенок, молча вращав-
ший хвостом, дружно рассмеялись.
- Не вижу ничего смешного! - обиженно воскликнуло привидение..
- Следуйте за нами, - пропел ангелок, серебряным голоском.
- Там разберемся, - добавил чертик.
Как ни была Санька взволнована происходящим, но про себя отметила,
что эти фразы что-то ей напоминают. "Да это же милиционеры так говорят!"
- вспомнила она. Санька выступила вперед и сказала:
- Нет, Софью Романовну мы вам так не отдадим! Я за нее отвечаю в от-
ряде милосердия.
- И я! - пискнула Кроша.
- Ладно, - хмуро сказал чертик, - проведем тест. Только потом сами на
себя пеняйте! Итак, если желаете определится сразу, ответьте на один
вопрос...
- Какой? - простонало привидение.
- Как вы сами считаете, чего достойны - ада или рая? - хитро улыбнул-
ся ангелок.
- Конечно, рая!. - уверенно заявило привидение. - Я в жизни мухи не
обидела! Посещала собрания, всегда голосовала "за". Я блокаду, между
прочим, пережила! Почище ада будет...
Всегда правду говорила! Платила членские взносы!..
Ангелок поскучнел лицом, развернулся в воздухе и медленно полетел к
двери:
- Здесь мне делать нечего, - на лету пожал он крылышками.
- Наш кадр, - кивнул чертик.
Привидение проводило ангела глазами, по щекам его покатились слезы.
Оно вздохнуло и тихо сказало:
- А если честно, дети мои, то - дрянь я! Всю жизнь только для себя и
жила... Хорошего человека, что сватался ко мне, - обидела... Соседей все
уму-рузуму учила, надоела им до чертиков...
Чертик встрепенулся, выглянул на лестничную площадку и свистнул. Че-
рез секунду ангелок впорхнул обратно в квартиру.
- Интересно говорит, - кивнул на привидение чертик. - По-моему, это
все же ваш кадр.
- Простите меня, дети мои! - воскликнуло привидение.
- Ну, это другое дело! - удовлетворенно проговорил ангел и скомандо-
вал: - Вперед!
И привидение Софья Романовна оторвалось от пола.
Ангел взял его за руку, и они вместе вылетели из квартиры. Чертик по-
бежал низом, на всякий случай не теряя их из вида: непростая попалась
старушка!
Стоит ли удивляться, что мама тут же полезла в аптечку за валериан-
кой, а Санька поспешила выпроводить друзей и остаток вечера посвятила
укреплению материалистического сознания мамы.
- Да... но как же... привидение... - бормотала мама, оглушенная вале-
рианкой.
- Все по науке, Астрал. Мне Захар объяснил, - говорила Санька.
Несколько дней после этого события у Саньки шла скрытая борьба с ма-
мой. Они старались перехитрить друг друга. Имя Альшоля не произносилось,
о нем как бы забыли, но Санька, в сущности, изобретала способы вызволить
его из беды, а мама старалась отвлечь ее от этого занятия.
Мама уже поняла, что силой ничего не добьешься, поэтому она отложила
поездку на дачу, - в результате чего через день примчался обеспокоенный
дедушка и в доме наступил бедлам.
- Это все старуха, это самое! - перекрикивал дедушка телевизор.
- Не старуха, а старик, - шептала мама.
"Это все вы с вашим ментом!" - мстительно думала Санька.
Дедушка обругал всех и уехал. Мама принялась тянуть Саньку в Солнеч-
ное, говоря, что лето уходит, а они еще не купались.
Санька неожиданно покорилась. Перед отъездом она успела поручить За-
хару узнать, на какую стройку возят Альшоля. А на обратном пути из окна
трамвая Санька увидела афишу, на которой бросались в глаза крупные бук-
вы:"МЯВУШ".
- Мама, смотри! - Санька дернула маму за рукав.
Мама повернула голову, увидела, и губы ее плотно сомкнулись. Мама не-
чего не сказала. А папа позвонил на следующее утро. К счастью, мамы дома
не было.
- Здравствуй, моя хорошая, - сказал папин голос. - Я в Ленинграде на-
конец.
- Я знаю. Вчера видела афишу, - чужим голосом сказала Санька.
- Правда? - обрадовался папа. - Я хочу тебя видеть, очень соскучился.
- Приходи к нам!
- Видишь ли... - замялся папа. - Давай лучше где-нибудь...
- Что вы с мамой, как дети! Ей-богу! - рассердилась Санька.
- Саша, вот вырастешь... - начал папа, но Санька его перебила:
- Я уже выросла.
Они назначили встречу на Каменном острове, на трамвайной остановке.
Санька написала маме записку, что скоро придет, и уже открывала дверь,
как вдруг позвонил Захар. Он сообщил трагическом голосом то, что ему
удалось узнать: Альшоль заболел, лежит в тюремной больнице.
- Через три дня его отправят в Воронеж, - закончил Захар.
- А вот фиг им! - воскликнула Санька.
- Как же ты...
- Увидишь! - крикнула она, не зная еще, каким способом освободит
Альшоля, но в"ем сердцем чувствуя, что по-иному быть не может.
Санька вышла из трамвая на Каменном острове и сразу увидела папу.
Он был в клетчатой рубашке с закатанными рукавами, в руках держал бу-
кетик цветов. Санька не видела папу три года - он поседел и немного рас-
полнел, точнее - он как-то оплыл, будто огарок свечи.
Папа засеменил к ней, пытаясь улыбаться, но улыбка выходила странная,
похожая на плач. Санька быстрее, чтобы не видеть этого, ткнулась в папи-
но плечо, а он обнял ее и целовал в голову, приговаривая: - Вот ты какая
стала! Совсем взрослая... Господи, как я рад...
Затем папа отступил на шаг и церемонно вручил Саньке букетик. Она
смутилась, не зная, куда его деть,.
- Ну что ты молчишь... Скажи что-нибудь! Ты меня не узнала?
- Узнала, - выдавила из себя Санька.
- Вот и прекрасно! Пойдем! - бодро воскликнул папа, и они отправились
в глубь Каменного острова, по аллеям.
Папа говорил и говорил, смешно размахивая руками - настоящий клоун! -
а Санька слушала его и удивлялась. Живой папа! Можно потрогать. Где же
он был так долго?
- Что с тобой? " вдруг спросил папа, останавливаясь.
- А что? - спросила Санька.
- У тебя что-то не в порядке... Я же вижу.
- Все у меня в порядке, - нехотя ответила Санька.
- Что случилось? У тебя взгляд отсутствующий...
- Долго рассказывать, - сказала она.
- Ничего, время у нас есть, - папа потянул ее на скамейку, провел
вдруг пустой ладонью по воздуху, и в его руке оказалась конфета. - Фо-
кус-покус! - сказал папа.
Санька улыбнулась и развернула конфету.
Она не знала, с чего начать. Да и стоит ли рассказывать? Вдруг он то-
же испугается, не так поймет...
- В общем, пропал один человек, - сказала Санька, и голос ее дрогнул.
Папа взглянул на нее внимательно и вдруг обнял, прижимая к себе.
- Девочка моя, ты влюбилась... Боже мой! Какое счастье!.. Вас разлу-
чили? - строго спросил он.
- Угу, - кивнула она, жуя конфету.
- Так! Чем я могу помочь?
- Ничем.
- Так не бывает. Рассказывай!
И Санька принялась рассказывать. Сначала нехотя, со скрипом, не сразу
подбирая слова, но потом разволновалась, стала размахивать руками, пока
не дошла до последних событий: явки Альшоля в милицию и приговора "уда.
- Сейчас он в тюрьме. В больнице. Через три дня его увезут в дом
престарелых.
Папа вытащил сигарету, закурил.
- Ты мне не веришь? - спросила Санька.
- Как же я могу не верить? Глупая... Я думаю, как его оттуда извлечь,
твоего Альшоля.
- Я уже думала... Вооруженное нападение на тюрьму отпадает. Оружия
нет, да и некому. Подкоп - долго, а то бы я копала... Выкупить нельзя...
Я хотела организовать побег со стройки, но там он уже не бывает...
- Так-так-так... - размышлял папа, пуская дым. - А тр[cedilla]тль?
- Что тр[cedilla]тль?
- К тр[cedilla]тлю ты обращалась?
- Скрытники обращались. Но он же в обратном мире, папа! Как ты не по-
нимаешь!
- Ничего это не значит. Ведь Альшоль научил скрытников проникать в
прямой мир! Ты же сама говорила - этот, на митинге...
- Так то Альшоль... - вздохнула Санька.
- Где он, тр[cedilla]тль? - спросил папа, поднимаясь со скамейки.
- Здесь недалеко.
Пока шли к Карповке, папа инструктировал Саньку:
- Просить должна ты. Только у тебя есть шанс. Не может быть, чтобы он
не услышал!
Они пришли к монастырю, который возвышался над Карповкой массивной
неподвижной громадой. В скверике, где они остановились, было полно мам и
бабушек, гуляющих с детьми.
- Саша, давай, - шепнул папа.
- Тр[cedilla]тль, ты меня слышишь? - пискнула Санька.
- Громче! - потребовал папа.
Санька оглянулась на мам и бабушек - крыша бы у них не поехала! Потом
- была не была! - сложила ладони рупором, приставила ко рту и закричала
что есть силы:
- Дорогой тр[cedilla]тль! Это я, Санька! У меня пропал Альшоль! Я не
могу без него жить! Помоги освободить его! Пожайлуста! Я тебя очень про-
шу!
- Мы тебя очень просим, тр[cedilla]тль! - закричал папа. - Что тебе
стоит?!
Мам и бабушек вместе с детьми будто ветром из сквера выдуло. Только
монастырь не шевельнулся, не отозвался. Санька бессильно опустила руки.
- Я же люблю его, тр[cedilla]тль... - прошептала она.
И тут они с папой почувствовали, как дрожит под ногами земля от могу-
чего топота
Они оглянулись. Со стороны Песочной набережной, прямо по трамвайным
путям, приближалось к ним что-то огромное, мохнатое и решительное. Оно
шло на двух ногах, громко сопя и подныривая под тросы растяжек трамвай-
ных проводов. От него шарахались в стороны прохожие и автомобили.
- Тр[cedilla]тль... - прошептала Санька.
Действительно это был тр[cedilla]тль - не такой огромный, как монас-
тырь, но вполне внушительный. Он подошел к скверику и изрек сверху ба-
сом:
- Кто меня звал?
- Мы, - сказала Санька. - Нужно освободить Альшоля.
- Это я знаю, отец дал поручение, - тр[cedilla]тль указал на монас-
тырь. - Дорогу покажете?
Он усадил Саньку с папой себе на плечо и зашагал вдоль Карповки к Ки-
ровскому проспекту П: а Санька подсказывала ему в ухо дорогу.
Переполох, конечно, возник изрядный. Милиционеры свистели краснея от
натуги, сигналили автомобили... Мальчики бежали за тр[cedilla]тлем. А
тот шел себе крупными шагами, и мостовая под ним гудела.
Дальше начался штурм тюрьмы, завершившийся полной победой
тр[cedilla]тля.
Когда Санька увидела Альшоля в тюремном окне, она не сразу его и уз-
нала - постриженный наголо, с клочком бороды, похудевший, с жалким бес-
помощным взглядом... У Саньки слезы навернулись на глаза. Она даже выст-
релы не слышала.
...По Литейному проспекту, обрывая широкой грудью трамвайные и трол-
лейбусные провода, мчался прыжками могучий тр[cedilla]тль, похожий на
гигантскую обезьяну с зелеными глазами. За ним бежали милиционеры, все
более отставая. Из улицы Салтыкова-Щедрина вынырнула пожарная машина и
устремилась вдогонку. К ней присоединилась милицейская машина с мигалка-
ми.
- Куда бежать? - спросила тр[cedilla]тль.
- Дуй по Фонтанке! На Московский проспект, - скомандовал папа.
Тр[cedilla]тль свернул на улицу Пестеля и вскоре оказался на набереж-
ной. Преследователи не отставали. Их становилось все больше. Все новые и
новые машины с мигалками выныривали отовсюду. Одна попыталась перегоро-
дить дорогу в районе улицы Белинского, но тр[cedilla]тль перешагнул че-
рез нее, пошел дальше. Однако у Аничкова моста стоял уже громадный кры-
тый фургон, в каких возят мебель. Он был тр[cedilla]тлю по пояс, но на
крыше фургона выстроились милиционеры в шлемах, бронежилетах и с метал-
лическими щитами. Если перелезать через них - можно к"го-нибудь заши-
бить.
- Эх, была не была! - сказал тр[cedilla]тль. - Держитесь крепче!
И он, перешагнув через парапет, ухнул в Фонтанку. Взметнулась волна,
выплеснувшись на обе набережные, а тр[cedilla]тль, вынырнув на поверх-
ность вместе с мокрыми, вцепившимися ему в загривок беглецами, поплыл по
Фонтанке брассом в сторону Московского проспекта.
Толпились у парапета люди, указывая на тр[cedilla]тля пальцами, вере-
щали милицейские машины...
- Поймают... - прошептал Альшоль.
- Пожалуй, - согласился папа, - от них не скроешься.
И тут вдруг в небе потемнело. Огромная туча нависла над городом, и из
нее вдруг упал такой небывалой силы ливень, что всех зевак с набережной
смыло в подворотни. Захлебнулись сирены милицейских машин. В двух шагах
ничего не стало видно: дождь падал стеной!
Но странно - вокруг плывущего по реке тр[cedilla]тля было прост-
ранство, куда не попадала ни одна капля. Дождь будто оберегал
тр[cedilla]тля от погони! И тут в шуме падающей воды послышался тихий,
ласковый голос:
- Я с вами... И я с вами, друзья...
- Билинда! - воскликнул Альшоль. - Спасибо, друг!
Да, это был дождь с планеты Фассия, он услышал зов друга и прилетел
сюда, чтобы упасть с небес и защитить Альшоля. Упасть и навсегда исчез-
нуть в мутных водах Фонтанки, в канализационных люках огромного горо-
да!..
Тр[cedilla]тль, охраняемый дождем, вылез на берег у Обуховского моста
и устремился по Московскому проспекту к парку Победы. Вокруг гремела и
бурлила вода, но маленький пятачок вокруг тр[cedilla]тля был от дождя
чист. Он перемещался вместе с беглецами, точно луч прожектора, направ-
ленного на землю с небес.
Так они добрались до цирка шапито - большого брезентового купола нап-
ротив парка Победы!
- В слоновник! - скомандовал папа, указывая тр[cedilla]тлю путь.
Тр[cedilla]тль повернул направо и оказался у ворот. Папа Мявуш спрыг-
нул на землю и открыл ворота. Наконец-то беглецы оказались в безопаснос-
ти - в просторной вольере, где за решетками сидели дрессированные львы,
а в загоне раскачивали хоботами слоны.
- Приехали, - сказал тр[cedilla]тль, ссаживая на землю Альшоля с
Санькой.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0545 сек.