Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Александр Житинский - Старичок с Большой Пушкарской

Скачать Александр Житинский - Старичок с Большой Пушкарской

Глава 1 БОМЖиЗ
Участковый инспектор милиции старший лейтенант Тофик Мулдугалиев
придвинул к себе рапорт постового Бучкина и углубился в чтение.
В рапорте, написанном с большим числом орфографических ошибок, сооб-
щалось, что постовой Бучкин обнаружил появление в микрорайоне нового ли-
ца без определенного местожительства и занятий.
Лицо это, старик "на вид около восьмидесяти лет", как было написано в
рапорте, впервые попал в поле зрения постового неделю назад на Большой
Пушкарской. Он обратил на себя внимание тем, что был одет в непонятную
хламиду зеленого цвета, а также попыткой разговаривать с кустом сирени в
скверике на углу Пушкарской и улицы Олега Кошевого. Постовой, подкрав-
шись сзади, подслушал часть разговора, но внятно изложить его суть в ра-
порте не сумел. Вроде бы, старик уговаривал куст сирени не стесняться и
снять со своих уст какой-то запрет. В рапорте Так и было написано:
"снять запрет с уст". Увидев постового, старик поклонился ему и сказал:
"Здравствуй, друг! Давно не виделись", - на что постовой, естественно,
потребовал документы.
Никаких документов у старика не оказалось, поэтому постовому пришлось
расспросить седобородого незнакомца - кто он и откуда взялся.
Выяснилось, что зовут его Альшоль. Фамилия это или имя, старик отве-
тить затруднился. Альшоль - и все! На вопрос о возрасте Альшоль дал от-
вет совершенно бредовый. Он заявил, что ему семьсот пятьдесят один год.
Где родился - помнит смутно, говорит, что где-то на Севере; когда же
постовой спросил, откуда он приехал в Ленинград, Альшоль ответил корот-
ко: "Издалека".
Тут бы его и арестовать и отправить в спецприемник, но постовой Буч-
кин почему-то этого не сделал. Отпустил старика. Впрочем, тот никуда не
делся, продолжал околачиваться в скверике, вступал в беседы с гуляющими
там мамашами и их малолетними детьми, кормил воробьев гречневой кашей,
которую неизвестно где раздобыл, а на ночлег устроился в телефонной буд-
ке, что на Большой Пушкарской неподалеку от кинотеатра "Молния", прямо
напротив гриль-бара.
Спал он там сидя, привалившись к стенке и положив свою длинную бороду
на колени.
Через пару дней старика уже хорошо знали окрестные жители, дали ему
прозвище "зеленый попик" за его странную хламиду, напоминавшую поповскую
рясу, и стали выносить ему из домов поесть. Причем Бучкин заметил, что
Альшоль ел очень мало - и только рассыпчатые каши: рисовую, гречневую,
пшенную. Остатки скармливал птицам. Когда выносили суп или котлету,
Альшоль угощал кошек и собак.
Спал он по-прежнему в телефонной будке. Сон его был очень чуток, так
что если кому-нибудь требовалось
позвонить даже поздно вечером, Альшоль немедленно просыпался, гостеп-
риимно распахивал дверь и приглашал в телефонную будку: "Милости прошу!"
- или: "Добро пожаловать!"
На четвертый день, как докладывал постовой, старик разжился шваброй и
ведром воды, взятыми в соседнем доме, и вымыл свою телефонную будку до
блеска. Видимо, этого ему показалось мало, и он выкрасил таксофон в жел-
тый цвет, одолжив кисточку и краску у тех же обитателей соседнего дома.
Но на этом подвиги неугомонного старичка не кончились. Уже на следую-
щий день он, как явствовало из рапорта, выпросил в ближайшем отделении
связи горсть двухкопеечных монет под расписку и, обосновавшись рядом со
своею будкой под старым зонтиком, разменивал желающим позвонить по теле-
фону серебряную монету на "двушки". Серебряные деньги аккуратно сдавал
наутро в отделение связи.
Участковый дочитал рапорт, отложил его в сторону и ознакомился с дру-
гими бумагами. Среди них было донесение ночной патрульной службы о
странном скоплении людей ночью на детской площадке, что на углу улицы
Ленина и Большой Пушкарской. Толпа человек в десять, сгрудившись на пло-
щадке, увлеченно занимались каким-то делом, но при появлении патрульной
машины бросились врассыпную. Неизвестные разбежались по подворотням, ни-
кого задержать не удалось. Осмотр площадки показал, что толпа, по всей
вероятности, занималась вырезыванием из толстого бревна деревянной
скульптуры. Вокруг неоконченной работы валялись свежие стружки и был
найден остро заточенный нож.
Последним документом оказалась жалоба работников плавательного бас-
сейна из детской спортивной школы. Неизвестные злоумышленники за ночь
вычерпали из бассейна почти всю воду, которой, судя по всему, щедро по-
лили находящиеся вокруг бассейна стулья, спортивные снаряды и прочий ин-
вентарь: утром все это было найдено мокрым. Никаких повреждений дверей,
окон и замков обнаружено не было.
Лейтенант Мулдугалиев пригладил свои черненькие усики, надвинул на
лоб фуражку и решительным шагом покинул кабинет, чтобы разобраться во
всем на месте. Первым делом он поспешил на Большую Пушкарскую к телефон-
ной будке. Не хватало ему только "зеленых попиков" на участке!
Не доходя нескольких десятков метров до места, указанного в рапорте,
участковый убедился, что донесение постового Бучкина полностью соот-
ветствует действительности. У свежевымытой телефонной будки с желтеющим
внутри таксофоном на низенькой табуретке сидел старичок в зеленой хлами-
де. В руках он держал старый сломанный зонт с прорванными перепонками.
Мулдугалиев подошел поближе и увидел, что на коленях старичка лежит
картонная дощечка с надписью: "Размен монет для автомата" - и тут же ак-
куратными столбиками размещаются двухкопеечные монетки.
Старичок поднял на милиционера глаза и доверительно улыбнулся.
- Гражданин Альшоль? - спросил участковый.
- Только не гражданин. Просто - Альшоль, - ответил старичок.
- У нас так положено: либо "товарищ", либо "гражданин", - пояснил
лейтенант и, приложив руку к козырьку, представился: - Участковый инс-
пектор Мулдугалиев... Вы от какой организации работаете?
- Я не от организации. Я от себя, - сказал старичок.
- Нарушаете, - по-отечески мягко сказал Мулдугалиев. - У вас есть па-
тент на индивидуальную трудовую деятельность?
Старичок задумался. Он явно не понял вопроса.
- Документ на право торговли с рук у вас есть? - спросил инспектор.
- Я не торгую. Я просто помогаю тем, у кого нет монетки.
- Значит, оказываете услуги населению! - обрадовался участковый. -
Патент на оказание услуг имеете?
- Я ничего не имею, кроме свободного времени, - ответил Альшоль.
- Вы на пенсии? - спросил участковый.
- Давным-давно! Только я ее не получаю.
- Почему?
- Не платят, - вздохнул Альшоль.
- В собес обращались?
- Нет-нет, никуда не обращался.
- Гражданин Альшоль, перестаньте морочить мне
голову! - вскричал Мулдугалиев. - Вы ленинградец?
- Теперь - да.
- А раньше?
- Раньше - нет.
- Откуда же вы?
- С Фассии, - ответил Альшоль.
Участковый задумался. Он не слыхал о таком городе или местности. Вок-
руг между тем понемногу собирались зеваки. Милиционер наклонился к ста-
ричку и спросил в упор:
- С какой целью прибыли в Ленинград?
- Умирать... - печально вздохнув, ответил Альшоль.
- Так чего же... это... - участковый растерялся.
- Почему не умираю? Время требуется. Подождите немного. Я уже
чувствую необратимые изменения, происходящие в моем организме. За неделю
я постарел на несколько десятков лет.
Все это Альшоль выговорил участковому тихо и смиренно, будто давно
свыкся с мыслью о близкой смерти и ему неприятно причинять хлопоты окру-
жающим.
Мулдугалиев побагровел. А что если этот седобородый старик и впрямь
загнется здесь, на его участке? Разборок не оберешься!
- Следуйте за мной, - приказал он, выпрямляясь.
- Куда? - удивился Альшоль.
- В отделение. Там разберемся.
- Эй, лейтенант, чего к старику привязался? Он что - мешает тебе? -
раздался голос из толпы.
Участковый оглянулся. Спрашивал парень лет двадцати с квадратными би-
цепсами. Рядом с ним стояли двое таких же. Наверное, культуристы из клу-
ба "Атлант", неиначе.
- Нарушение... - сбавил голос Мулдугалиев.
- В чем нарушение? Сидит себе на солнышке, монетки меняет...
- Да он же сумасшедший... - еще более понизив голос, отвечал участко-
вый. - Вот скажи, дед, какой у тебя возраст? - снова повернулся он к
Альшолю.
- Семьсот пятьдесят один год, - ответил Альшоль.
- Ну, видите! - обрадовался Мулдугалиев.
- Ничего не значит. Мафусаилу еще больше было, - сказала из толпы де-
вушка.
- Кому? - насторожился участковый.
- Это из Библии. Вы не знаете.
- А он тоже из Библии?! - закричал Мулдугалиев.
- Ладно, лейтенант. Если старику нужна помощь, врача пришли. А в от-
деление таскать нечего, - спокойно, с расстановкой произнес парень с би-
цепсами.
Его друзья согласно кивнули.
Мулдугалиев струсил. Эти старика не отдадут.
Он изобразил на лице фальшивую улыбочку.
- Я же как лучше хотел... Пожалуйста, пусть сидит. Мне не жалко... А
в собес обратиться надо, гражданин Альшоль, - напутствовал он старика и
вразвалку, стараясь сохранять достоинство, двинулся по улице дальше.
Парень с бицепсами положил перед Альшолем кусочек бумажки.
- Вот мой телефон, дед. Если что - звони. Я здесь рядом живу...
- Спасибо, - сказал Альшоль. - Только вы напрасно беспокоитесь, пото-
му что мне скоро умирать.
- Ну, с этим делом можно не торопиться, - сказал парень.
А лейтенант милиции, обдумывая планы мести, дошел по Пушкарской до
скверика на углу улицы Ленина. И вправду, на детской площадке с деревян-
ными домиками и горками стоял обрубок бревна в два обхвата со следами
свежей резьбы. Судя по всему, неизвестные злоумышленники пытались выре-
зать человеческое лицо, но не успели. Из бревна торчал нос, а глаз смот-
рел на участкового инспектора с выражением неземной кротости.
"Надо дать команду дворникам, чтобы убрали", - отметил про себя Мул-
дугалиев и вернулся в свой кабинет. Там он сел за стол, вынул из ящика
толстую тетрадь и занес в нее сведения о старичке с Большой Пушкарской.
Сведения выглядели так:
"Фамилия, имя, отчество - Альшоль.
Год рождения - 1239 (по его же словам).
Место рождения - Фассия.
Национальность - не установлена.
Род занятий - без определенного местожительства и занятий (БОМЖиЗ), в
настоящее время занимается разменом монет на Большой Пушкарской, ночует
в телефонной будке".
Занеся эти сведения в общую тетрадь, Мулдугалиев придвинул к себе
чистый лист бумаги и принялся писать представление районному прокурору
на предмет принудительного психиатрического обследования гражданина
Альшоля, лица БОМЖиЗ, 1239 года рождения, обитающего ныне на вверенном
ему участке.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0963 сек.