Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Александр Житинский - Старичок с Большой Пушкарской

Скачать Александр Житинский - Старичок с Большой Пушкарской


Глава 5 НА АНТРЕСОЛЯХ
Вернувшись в прямой мир, Санька тут же испортила отношения с соседкой
по лестничной площадке Эмилией.
Это была молодая дама лет около двадцати семи, которая работала на
телецентре инженером по видеомонтажу и поэтому считала себя причастной к
искусству. Она жила одна в однокомнатной квартире, уставленной африканс-
кими статуэтками из черного дерева, которые привозил из плавания знако-
мый Эмилии - штурман Загорулько. Загорулько появлялся раз в полгода с
деревянной скульптурой под мышкой, тортом и бутылкой шампанского.
В отсутствие Загорулько Эмилия занималась составлением гороскопов.
Выяснилось, что в то утро, когда Санька с Альшолем гостили у скрытников,
мама все-таки позвонила из Калязина и, не застав Саньку дома, страшно
взволновалась и перезвонила соседке. Эмилия сказала, что видела Саньку с
кошкой вчера вечером, так что с девочкой по всей вероятности, все в по-
рядке, и обещала присмотреть.
После этого Эмилия уселась у окна, составляя очередной гороскоп. На
это раз на Иосифа Кобзона. И время от времени поглядывала на дверь
подъезда.
В двенадцать часов дня она увидела Саньку, в сильно измятом и испач-
канном платье. Санька возвращалась домой с невысоким седобородым стари-
ком.
Эмилия вышла встречать их на лестницу в своем шелковом китайском ха-
лате с драконами.
- Саша, где ты ходишь? Звонила мама, она волнуется! - приветствовал
Саньку соседка, с подозрительностью разглядывая Альшоля.
- Не ваше дело, старая сплетница! - бодро отвечала ей Санька, не ус-
пев еще избавиться от привычки общения со скрытниками.
Если бы дело происходило в оборотном мире, соседка, вероятно, была бы
довольна. Но тут у нее глаза полезли на лоб.
- Как ты разговариваешь со взрослыми?! - ужаснулась она.
- Простите... - смешалась Санька.
- Это она из уважения, - пояснил Альшоль.
Соседка потеряла дар речи. Никогда еще не называли ее из уважения
"старой сплетницей". Да и несправедливо это! По крайней мере - наполови-
ну, ибо сплетницей Эмилия, конечно, была, но никак не старой!
Эмилия хлопнула дверью. Санька с Альшолем зашли в свою квартиру.
Санька принялась кормить изголодавшуюся Аграфену и показывать Альшолю
свои богатства - книжки, коллекцию жуков, коллекцию марок и зоопарк мяг-
кой игрушки. Все это осталось от прежних школьных лет. Металлическую
коллекцию Санька приберегла напоследок.
Санька привела старичка домой, потому что теперь ему нельзя было по-
являться на Большой Пушкарской. Участковый все равно не даст покоя, а
после побега сквозь железную дверь может и дело возбудить. Поэтому, про-
быв у скрытников до полудня и вдоволь наругавшись, Альшоль с Санькой
нашли дверцу сообщения между прямым и обратным миром и выбрались через
нее прямо на Большой проспект у магазина грампластинок.
Альшоль решил сменить телефонную будку, расположиться, скажем, у
Дворца культуры Ленсовета или на Чкаловском проспекте. Но Саньке этот
план не понравился.
- Милиция уже предупреждена. Схватят тут же, - сказала она. - А у ме-
ня дома никого нет. Пока поживешь у нас, потом разберемся.
Насмотревшись жуков и марок, Санька с Альшолем полезли на антресоль.
Однако, едва они вошли туда и Санька засветила фонарик, как в замке
входной двери начал поворачиваться ключ.
- Кто-то приехал! Сиди тихо! - шепнула Санька, гася фонарик, и куба-
рем скатилась с антресоли в прихожую.
Она едва успела оттащить стремянку от антресоли, как открылась дверь
и вошел дедушка.
- Саша, что же ты, это самое... - укоризненно начал он. - Я там на
даче, это самое, а ты...
Когда у дедушки не хватало слов, он всегда говорил "это самое". Но
Санька с младенчества научилась его прекрасно понимать. Вот и сейчас она
сразу догадалась, что дедушка хотел сказать: "Я там на даче волнуюсь,
звоню в город, а ты все время отсутствуешь ..."
- Я гуляла, - потупив глаза, сказала Санька.
- Гуляла! Мы тебя оставляли делом заниматься !
- Да-да, я все время бываю у Софьи Романовны, - вспомнила Санька о
своем милосердном деле.
Дедушка пошел на кухню и принялся выгружать из сумки в холодильник
молоко и пельмени, купленные по дороге.
- Мама не звонила? - спросил он.
- Звонила. У нее все хорошо, - сказала Санька.
- У нее хорошо, а у нас, это самое... - сказал дедушка.
И тут раздался звонок в дверь. Санька открыла. На пороге стоял лейте-
нант Мулдугалиев.
При виде Саньки глаза Мулдугалиева зажглись охотничьим блеском.
- Девочка, дедушка твой дома? - спросил он.
- Дома... - пролепетала Санька.
- Можно его видеть?
- Я здесь. Кто меня, это самое... - дедушка вышел из кухни в прихо-
жую.
- Это не тот дедушка, - покачал головой Мулдугалиев.
- Как не тот, это самое! - взорвался дедушка. - Полковник в отставке
Потапов Игорь Павлович.
- Так точно, - подтвердил Мулдугалиев. - Я ваш адрес через Совет ве-
теранов нашел. Но у вашей внучки был еще дедушка.
- Правильно, был, - кивнул Игорь Павлович. - По отцу. Борисоглебский
Николай Степанович, летчик. Он давно умер. Саша его не видела.
- А гражданин Альшоль кем ей приходится? - спросил участковый.
Дедушка озадаченно взглянул на Сашу.
- Я такого не знаю.
- И я не знаю, - сказала Санька.
- Как не знаешь, девочка! А кто ночью, под утро, через железную дверь
убежал? Кто рукав мне чуть не оторвал? Кто кричал про провалы памяти?
- Это у вас провалы памяти, - довольно грубо сказала Санька. - Дедуш-
ка, ну посуди, зачем мне ночью милиционерам рукава отрывать?
- Действительно, это самое... - сказал дедушка.
- Хорошо, девочка... - сузив глаза, прошипел Мулдугалиев. - Я твоего
Альшоля все равно найду. Найду и засажу куда следует.
Участковый повернулся на каблуках и покинул квартиру.
- Саша, что это значит? - спросил дедушка.
- Очень просто, ненормальный милиционер! Ты что, не видел ненор-
мальных милиционеров? - пожала плечами Санька.
Дедушка хмыкнул и ушел в свою комнату. Там он сразу включил те"евизор
и стал смотреть настроечную таблицу под музыку. Санька с тоской поняла,
что обратно на дачу дедушка не собирается.
А что делать с Альшолем? Она побежала к своему секретеру и , присев
на стул, написала записку на оборотном языке, чтобы никто не понял, если
найдет:
"Шольаль!
Кадушде детбу ватьчено мадо. Он не жендол бяте детьви. Диси хоти! Да-
ког он нетзас, я сунепри бете естьпо. Касань".
Санька сложила записку вчетверо и, подтянув стул к антресолям, вска-
рабкалась на него. Она заглянула в щель и увидела в уголке Альшоля, ко-
торый разглядывал чугунный утюжок, согнувшись над фонариком. Санька мет-
нула ему записку и сделала предупреждающий знак: тес!
Дедушка скоро уснул под равномерное бормотанье телевизора. Санька
сварила пельмени и вновь полезла на антресоли. На этот раз там было тем-
но. Санька на ощупь нашла фонарик, засветила его и направила свет в по-
толок, чтобы не слепило глаза. Альшоль, скрючившись, сидел в уголке, вы-
тирая щеки кончиком бороды. Саньке показалось, что он плачет.
- Что с тобой? - шепотом спросила она.
- Я никому здесь не нужен...
- Неправда! - заявила Санька. - Ты нужен мне. Ты нужен участковому
Мулдугалиеву. Давай обедать.
Но Альшоль наотрез отказался от пельменей, выяснилось, что он вегета-
рианец, то есть употребляет пищу только растительного происхождения.
Саньке пришлось спуститься вниз и принести Альшолю кусок булки и стакан-
чик изюма.
Они, наконец уселись обедать. Луч фонарика упирался в потолок. Со
стен дружелюбно глядели иностранные металлисты.
- Успел рассмотреть коллекцию? - спросила Санька.
- Немножко. Но я не люблю железа, ты уж прости. От железа все беды.
- Значит, ты должен подружиться с Крошей, - сделала вывод Санька.
Они пообедали, а затем, пользуясь дедушкиным сном, принялись на ант-
ресолях устраивать Альшолю жилье. Санька приволокла две плоские диванные
подушки, которые должны были служить кроватью, и мягкого голубого беге-
мотика вместо подушки. Она едва успела передать Альшолю книжки для чте-
ния - учебник химии и "Приключения Буратино", - как проснулся дедушка.
Санька мигом прихлопнула дверцы антресолей, унесла стремянку и предс-
тала перед дедушкой как ни в чем не бывало.
- Объявляется большая приборка! - провозгласил отдохнувший дедушка.
Санька уронила руки. "Большая приборка" была любимым дедушкиным заня-
тием. В ней всегда участвовала вся семья. Большая приборка отличалась от
обычной уборки квартиры тем, что вылизывался каждый уголок, включая са-
мые укромные места под шкафами и кроватями. "Опять весь день ползать с
трубой!", - обреченно подумала Санька, но делать нечего - она достала из
кладовки пылесос и принялась разматывать шнур.
Завыл двигатель, пылинки, соринки, щепочки и бумажки устремились к
раструбу пылесоса. Работа закипела! Дедушка протирал поверхности влажной
тряпкой, при этом в сотый раз рассказывая, как он в молодости до блеска
драил казарму на сто двадцать человек. Санька ползала под кроватями, во-
юя с пылью и успевая успокаивать Аграфену, которая была в ужасе от завы-
ваний пылесоса. Проходя по коридору, Санька подняла голову и увидела
глаз Альшоля, который следил за ней в щелку. Альшоль явно страдал от то-
го, что не может Саньке помочь.
Большая приборка закончилась лишь к ужину.
Санька была послана в булочную за хлебом. Когда возвращалась, на
лестнице ей повстречался участковый Мулдугалиев, выходящий из квартиры
соседки Эмилии.
- Значит, нет никакого Альшоля, девочка? - улыбаясь, прошипел он, то-
порща усы.
- Я вас не понимаю, - храбро сказала Санька.
- Ничего, поймешь. Свидетели есть... Прокурор санкцию даст на обыск -
и я его найду! Может, он - особо опасный преступник? - продолжал Мулду-
галиев.
- Сами вы особо опасный! - выкрикнула Санька и юркнула за дверь.
После ужина дедушка подобрел и размяк. Он чмокнул Саньку в макушку и
удалился смотреть программу "Время", которая плавно переходила в дедуш-
кин сон. Когда дедушка засыпал, мама или Санька на цыпочках входили в
комнату и выключали телевизор.
Санька, едва дождавшись первых сигналов программы "Время", вскарабка-
лась к Альшолю, чтобы рассказать ему о новых происках участкового Мулду-
галиева и соседки.
Она не поверила глазам: ее металлическая коллекция была вычищена до
блеска и смазана машинным маслом! Альшоль в уголке скромно поглаживал
бороду.
Санька подскочила к нему и расцеловала.
- Альшоль, миленький! Значит, ты тоже делал приборку!
Альшоль вдруг густо покраснел, отстранился от Саньки и потупил глаза,
отчего Санька и сама смутилась.
- Ты чего?... - тихо спросила она.
- Меня семьсот тридцать шесть лет никто не целовал, - сказал Альшоль.
- Я по-дружески, - сказала Санька.
- И по-дружески никто не целовал. У меня был друг - дождь Билинда...
- Девочка или мальчик? - деловито осведомилась Санька.
- Я же говорю - дождь. Он умывал меня каждое утро.
- С мылом?
- Какая ты, Саша, странная... - обиделся Альшоль. - Я тебе серьезно
говорю.
И вдруг они услышали снизу громкий голос дедушки:
- Саша! Ты где?
Санька бросилась к дверце, выглянула из антресоли. Дедушка стоял со
стремянкой, намереваясь подняться по ней.
- Я здесь... я убиралась... - залепетала Санька.
- Молодец, - похвалил дедушка. - К тебе пришли.
"Участковый!", - испугалась Санька.
Дедушка направился в кухню, а Санька, дрожа от волнения, спустилась
вниз, оттащила лестницу на место и лишь после этого последовала за де-
душкой.
Дедушка стоял посреди кухни. За столом чинно сидела старушка в белой
кофточке. На коленях у нее устроилась Аграфена. Старушка медленными дви-
жениями помешивала чай ложечкой. Лицо у старухи было бледное-бледное,
почти голубое, а пальцы будто вылеплены из воска. Дедушка почему-то с
опаской покосился на гостью и обратился к Саньке:
- Ты плохо выполняешь пионерские поручения. Почему не сказала, что
тебя ждет Софья Романовна?
- Кто?... - еле слышно прошептала Санька, чувствуя, что теряет созна-
ние.
- Софья Романовна, - указал дедушка на старуху и она подтвердила его
слова кивком восковой головы.
Санька попятилась, выбежала из кухни, бросилась в свою комнату и за-
билась в угол дивана. Ее трясло.
Дедушка появился на пороге разгневанный.
- Саша, это невоспитанно, это самое... Оно тебя ждет.
Он взял Саньку за руку и повел на кухню. Саньке шла покорно, обмирая
от страха. Они вошли и увидело дымящуюся чашку чая на столе, жмурящуюся
Аграфена на стуле - и больше никого!
Старуха как сквозь землю провалилась!




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1095 сек.