Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Александр Житинский - Старичок с Большой Пушкарской

Скачать Александр Житинский - Старичок с Большой Пушкарской


Глава 8 МАМА ПРИЕХАЛА
Мама с дорожной сумкой через плечо и чемоданом в руке вошла во двор и
по привычке взглянула на окна третьего этажа. В окнах своей квартиры ма-
ма не заметила ничего, но в окне соседки Эмилии мелькнуло лицо. Мама
заглянула в почтовый ящик и поднялась наверх. Соседка уже встречала ее у
открытых дверей своей квартиры.
- Татьяна Игоревна, зайдите ко мне, пожалуйста.
- Что? - мгновенно испугалась мама. - Что с Сашей?
- Не волнуйтесь. С Сашей все в порядке. Почти... - сказала Эмилия. -
Но я должна вас предупредить.
Мама бросила тревожный взгляд на дверь своей квартиры, но все же заш-
ла к соседке.
- Я вас слушаю, - сказала она.
- У вас живут чужие люди. Я их никогда не видела раньше. А Саша ведет
себя очень странно. Дерзит... - скороговоркой докладывала Эмилия.
- удалился на антресоли и лежал там в темноте, тяжко вздыхая. Аграфе-
на мурлыкала у него под боком. Привидение в тот вечер не появлялось.
Санька читала папины письма.
Ее поразило, что многие конверты были не распечатаны, хотя письма
пришли несколько лет назад. Вероятно, мама засовывала их в портфель, не
читая. Но почему не выбрасывала? В отношениях между родителями была ка-
кая-то тайна. Читая папины послания, Санька пыталась догадаться: он
что-то старался объяснить маме, за что-то просил прощения, в чем-то уп-
рекал...
Она распечатала очередной конверт. В нем были листок и еще запечатан-
ный конверт. Листок был адресован маме и начинался словами: "Здравствуй,
Таня!", а на конверте было написано: "Саше, когда она вырастет".
"Я уже выросла", - подумала Санька. Она с волнением надорвала конверт
и принялась читать папино письмо.
"Дорогая моя, любимая дочка!
Я не знаю, сколько лет будет тебе, когда ты прочтешь это письмо. Сей-
час"тебе только семь" Но ты вырастешь и непременно все поймешь пра-
вильно. Ты поймешь, что люди очень несовершенны, у них масса недостат-
ков, они могут совершать неправильные и даже гадкие поступки. Но все
равно их можно и нужно любить, ин"че они никогда не станут лучше. Людей
нужно прощать, иначе никто и никогда не простит тебя, когда ты совершишь
некрасивый поступок. Я хочу, чтобы любовь освещала твой путь, а нена-
висть запрячь глубоко или лучше выброси вон. Не старайся искоренять зло,
не воюй и не гневайся, потому что изменить что-то можно только любя. В
твоем характере поровну от меня и от мамы. Ты решительна и непреклонна,
как она, но в тебе есть росток жалости, который прорастет, и тогда ты
увидишь, что любой человек заслуживает сострадания, потому что он в оди-
ночку идет к смерти. Я очень скучаю по тебе. Когда я выхожу на манеж и
вижу смеющихся мальчиков и девочек, я вспоминаю тебя и жалею их еще
больше, потому что редко кто из них счастлив и не одинок. Я люблю их,
поверь мне. И я люблю тебя.
Прости меня за то, что мое лицо закрашено гримом. Когда-нибудь ты
увидишь его таким, какое оно на самом деле. У каждого человека есть ис-
тинное лицо, нужно
- Что? Какие люди? - еще больше испугалась мама.
- Какие-то старики. Старичок маленький, с бородой, а старуха - прямо
до потолка! Явно сумасшедшая!
- Господи! - мама дернулась к двери.
- Постойте! Вы, может быть, мне не верите? Д"вайте позвоним участко-
вому, - не унималась Эмилия.
- Какому... участковому? - мама побледнела и опустилась на стул в
прихожей Эмилии. - Саша здорова? С ней "се в порядке? Не обманыв"йте ме-
ня!
- Саша в полном порядке! Позавчера выбегала в магазин, принесла целую
сумку продуктов...
Эмилия уже набирала номер участкового Мулдугалиева.
- Может, не надо в милицию... - робко возразила"мама.
- Я обещала Тофику Бахрамовичу позвонить, как только вы появитесь.
Разговор с участковым еще более встревожил маму. Мулдугалиев сообщил,
что старик, скрывающийся в их квартире, - бродяга и преступник, подозре-
ваемый в совершении ряда правонарушений и сбежавший из-под ареста. Про
старуху в подвенечном платье с фатой известно было меньше, но сам ее ог-
ромный рост наводил на нехорошие предположения.
- Разберитесь и позвоните мне, - предложил участковый. - В случае че-
го я пришлю наряд с милицией. Для старухи могу прислать грузовик. В фур-
гон она не поместится...
- Боже... - прошептала мама, живо представив себе, как грузят в кузов
огромную неизвестную старуху в подвенечном платье.
Мама подхватила вещи и поспешила к месту событий. Она открыла дверь
своим ключом, чтобы застать компанию врасплох.
И застала. Уже в прихожей она услышала голоса и смех из ванной комна-
ты. Мама побросала вещи на по" и, не раздеваясь, бросилась на звук. Она
распахнула дверь ванной и увидела голого по пояс старика, склонившегося
над раковиной, и свою собственную дочь. Саша в одной руке держала руко-
ятку душа, из которого брызгала вода, а в другой - намыливала старику
голову и бороду. Оба были так увлечены этим занятием, что не сразу уви-
дели маму. Санька закончила намыливать и обрушила на седые волосы стари-
ка струю воды. Мыльная пена стекала по длинной мокрой бороде.
Трудно было представить себе что-либо более ужасное.
- Саша... - с трудом проговорила мама.
От неожиданности Санька резко обернулась, забыв о душе, находящемся у
нее в руках. Вода ударила маме в лицо. Мама отшатнулась.
- Что ты делаешь?! - закричала она, закрывая лицо руками.
- Мамочка приехала! - заорала Санька, бросая трубку душа в ванну и
обнимая маму мокрыми руками.
- Прости, я нечаянно! Ух, как я рада! Я так соскучилась!
Старичок смущенно вытирал голову полотенцем и тоже радостно улыбался.
- Саша, прекрати! - воскликнула мама. - Кто это? - указала она
пальцем на Альшоля.
- Это Альшоль. Я тебе сейчас все расскажу! Он мой муж... То есть, он
станет моим мужем, когда мне исполнится восемнадцать. Мы решили поже-
ниться! - тараторила Санька, не замечая, что мама вот-вот потеряет соз-
нание.
- Как?.. - прошептала мама, отступая назад.
- Саша"правду говорит, - подтвердил Альшоль.
- Я ее люблю.
Огромным усилием воли мама взяла себя в руки. Она вернулась к своим
разбросанным вещам, сняла летний плащ и повесила его на вешалку.
- Так. А где старуха? - решительно спросила мама.
- Какая старуха? - хором спросили Санька и Альшоль.
- Не знаю, какая у вас здесь старуха! Великанша в свадебном платье.
Где она?
- А-а! Это не старуха, - сказала Санька. - Это просто привидение.
- Ладно. Привидение - так привидение. Где оно? - маме было уже все
равно.
- Наверное, вечером придет, - сказала Санька.
- Вряд ли, - засомневался Альшоль. - Может и не прийти.
- Пойдемте! - Мама твердым шагом направилась на кухню.
Она с некоторым удивлением обошла свисающую с антресолей лестницу, но
ничего не спросила.
Приведя Саньку с Альшолем на кухню, мама усадила их у стола, сама
уселась напротив, поставила локти на стол, сомкнув пальцы рук, и потре-
бовала:
- Рассказывайте!
Санька и Альшоль, торопясь и перебивая друг друга, принялись расска-
зывать все с самого начала: как Альшоль "ернулся на Землю с Фассии, как
устроился жить в телефонной будке, потом познакомился с участковым Мул-
дугалиевым и Санькой... От мамы утаили только ночное путешествие к
скрытникам. Санька справедливо решила, что для мамы это слишком.
Однако для мамы и все остальное было слишком.
- Ладно. Помолчи, Саша! Я к вам обращаюсь, - повернулась она к Альшо-
лю. - Саша - ребенок, фантазии у нее хоть отбавляй. Но вы-то - взрослый
человек. Уже старик...
- Он не старик! - возразила Санька. - Это так кажется!
- Как вы могли всерьез принять весь этот бред? - продолжала мама, не
обращая на Саньку внимания. - Вы либо сумасшедший, либо жулик!
- Он исландец, - сказала Саша.
Мама только поморщилась, как от горького лекарства.
- Я бы все простила, но только не эти безобразные фантазии о заму-
жестве. Вы понимаете - что вы говорите?! - сорвалась мама на крик. - Са-
ше тринадцать лет! Она в шестом классе! Какое замужество?!
- В седьмом, - поправила Санька.
- Но мы же не сейчас, - оправдывался Альш"ль. - В будущем. И то, если
я не умру...
- Нет уж, вы лучше умирайте! Свою дочь я вам не отдам!
- Вы не волнуйтесь, Татьяна Игоревна, - мягко успокоил ее Альшоль. -
Мы с Сашей просто любим друг друга.
- Бредешник какой-то, - сказала мама. - Сколько вам лет?
- Семьсот пятьдесят один, - ответил Альшоль.
Мама судорожно схватила ртом воздух.
- Через пять лет мы поженимся и попадем в книгу рекордов Гиннесса! -
заявила Санька. - Меж нами разница в семьсот тридцать восемь лет.
- Вон! - вскричала мама, вскакивая. - Вон из моего дома! Я сейчас ми-
лицию вызову!
Она схватила телефонную трубку.
- Мамочка, ему же негде жить! - взмолилась Саша.
- Не сдавайте"меня в милицию, - попросил Альшоль.
Мама положила трубку обратно на рычажки.
- Хорошо. Сегодня вы переночуете, а завтра утром уйдете. Договори-
лись?.. Где он тут живет? - обратилась мама к Саньке.
- На антресолях.
- Вот и хорошо. Ступайте на свои антресоли, подумайте хорошенько над
тем, что я вам сказала.
Альшоль покорно полез вверх по веревочной лестнице. Он скрылся в ант-
ресолях и притворил дверцы изнутри.
- Саша, давай не осложнять обстановку. Пускай он уходит. Чужой ста-
рик, зачем он нам? - мама принялась убеждать Саньку.
Но Саша и слушать не хотела. Она твердила, что любит Альшоля, потом
разревелась и убежала в свою комнату.
Маму отвлек телефонный звонок участкового Мулдугалиева.
- Почему вы мне не докладываете? - спросил Мулдугалиев.
- А что, я обязана вам докладывать? - оскорбилась мама.
- Где Альшоль?
- Я его прогнала. И он ушел, - соврала мама.
- Как ушел?! - закричал участковый. - Где мне теперь его искать?
- Ищите, где хотите, - храбро заявила мама и повесила трубку.
Весь вечер она обласкивала Саньку, задаривала ее подарками, привезен-
ными из поездки, а в конце концов сказала, что утро вечера мудренее и
завтра во всем разберемся. Перед сном мама разрешила Саньке подняться в
антресоли, чтобы пожелать Альшолю спокойной ночи. Сама при этом стояла
рядом с веревочной лестницей и чутко прислушивалась к тому, что происхо-
дит наверху.
- Мы что-нибудь придумаем, - сказала Санька Альшолю.
- Да-да, Саша, - кивнул он.
- Она к тебе привыкнет...
- Да-да.
- Вот увидишь, завтра все будет хорошо.
Санька шагнула к Альшолю, погладила его по бороде, потом обняла и по-
целовала.
- Саша, спускайся! - донесся снизу мамин голос.
Санька сп"стилась вниз и отправилась спать. Когда она заснула, мама
проглотила таблеточку успокаивающего лекарства и полезла по веревочною
лестнице наверх.
Альшоль сидел на диванной подушке, обхватив руками колени, и уныло
глядел на металлиста из "Айрон Мейден".
- Ну, что вы намерены делать? - спросила мама.
- Я уже собрался. Ухожу, - сказал Альшоль.
- Вот и прекрасно. Только я вас прошу, напишите Саше записку, чтобы
она не подумала, будто я вас выгнала.
...Утром Санька нашла рядом со своей подушкой листок из тетради, на
котором было написано печатными буквами:
"Касань!
Я жухоу. Так детбу шелуч. Щайпро. Я-дубу битьлю бяте, капо не руум!
Днови, не басудь! Мама не таванови. Твой Шольаль".




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1205 сек.