Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Геннадий Исаков - Рассказы

Скачать Геннадий Исаков - Рассказы


СЕМЕЙНЫЕ НЕПРИЯТНОСТИ


Нет большего подлеца на свете, чем этот кот Душман. Абсолютно черный,
лохматый, с драной в бесчисленных тусовках мордой и шельмоватыми печальными
глазами, он волочил по карнизу дома пару украденных сосисок. Первая, как
мышь, была в зубах, а вторая, связанная с той целлофаном, свисала вниз, чем,
видимо, причиняла неудобство и расстраивала кота. Необходимо было добраться
до ближайшего подоконника, чтобы там обдумать положение или даже, если это
представится возможным, приступить к заветному этапу предприятия. Ближайшим
был костин подоконник. Крайне приятным было то обстоятельство, что окно
оказалось открытым и за ним отсутствовали занавески, которые, как правило,
препятствуют обзору и мешают думать. Он дотащил их до намеченной площадки и
перебрался на нее. Тут-то Костя его и увидел. Он недавно проснулся и сидел
на кровати с поджатыми синюшными ногами, словно бройлер из Хотькова. Увидел
и обомлел. Это было совершенно неожиданно и кстати. Потому что к этому утру
он сильно отощал и в нем появилась нечеловеческая жадность к пище. А кушать
было нечего. Не было ни выпивки, ни еды, ни денег, ни сил. Комната
напоминала страшный сон. Валялись стаканы, пустые бутылки, на корке хлеба
белели окурки, воняло дустом и прокисшим винегретом, сквозняк хлопал дверью.
Во всем этом не было совершенно никакой логики. Схоластика, андегранд. Кот в
окне. Под столом лежал помятый человек, с головой зарытый в скатерть.
Безумно хотелось есть. Надежду на завтрак подавал только кусочек сала на
столе. Этот кусочек оказался под кроватью, был неприличным, даже несколько
пикантным, словно сыр рокфор, однако Костя, свесив голову, вытащил его,
слегка стыдясь своего поступка. Больше ничего не было. А тут у кота сосиски!
Душман, встретив светлый костин взгляд, благоразумно решил внести изменение
в оперативный план и принялся деловито просматривать дальнейший путь.
- Кис, кис - бройлер принялся уговаривать кота подойти поближе, чтобы
ласково погладить, впрочем, не особенно полагаясь на успех, ввиду полного
отсутствия таланта и крайней испорченности животного. Естественно, на это
никто не обратил внимания. Паршивец продолжал просматривать карниз.
Костя скорее его сообразил, где должен будет пролегать бандитский
маршрут. Поэтому спешно натянул брюки и, как только кот изогнулся для
движения, босиком выскочил за дверь и бросился на перехват. Место встречи
предполагалось у окна на лестничной площадке. Костя мартышкой прицепился к
проходящей у проема отопительной трубе и приготовился к захвату. Время шло,
но паразит не появлялся. Это не могло не вызвать подозрение, что из него
опять делают дурака. Он выглянул в окошко. Так и есть! Подлое животное
исчезло. Костя напружинил весь свой мозг, чтобы сообразить, куда кот мог
подеваться. Вот костино окно, вот карниз, а вот и Костя. Фантастика. Не
свалился же он с четвертого этажа.
"А-а" - закричал Костя, словно раненый в голову зверь, и бросился
бежать обратно. Он чуть не взбесился от негодования, когда застал
уплывающего за окно Душмана. Костя сел и загрустил. Да, господа, подлец
фальстартом дезориентировал хозяина. У кота был встречный план. Когда
противник умчался на перехват, кот спокойно сожрал на подоконнике свои
сосиски, оставив целлофановые шкурки, и утащил со стола единственный кусочек
сала, который произвел на него благоприятное впечатление еще в то время,
когда Костя неистово осматривал кошачий провиант.
Это был полный конец. Жить дальше не хотелось. Костя высоко держал свою
белобрысую голову, которая строго и печально смотрела в несвежую стену. Кот
был удивительно подлым животным.
То, что было под столом, зашевелилось и из тряпки выпутался серьезный
мужчина лет сорока. Мужчина выполз на четвереньках наружу и уставился в
окружение, попеременно переставляя взгляд с предмета на предмет, пока не
остановил его на хозяине, застывшем в позе бедуина.
- Я где? - Брови мужчины застыли вопросом. - Выпить есть что-нибудь?
- Спроси чего-нибудь другое.
- Надо бы купить. - Брови показали мысль. Взлохмаченная темная голова с
примесью седых волос напоминала полинявшего черта. Она крутилась.
- Вопрос следует поставить иначе, - изрек Костя, - как купить, если
денег нет. Ваша фамилия не Лифшиц?
- Кошмар какой-то. Пошли в магазин. Деньги - признак нищеты интеллекта.
Костя был заметно моложе мужчины, что и предопределило ему участь
подчиненного.
Черт, цепляясь за стол, принял вертикальное положение, для чего
потребовалось несколько попыток, и начал оторваться от него.
- Моя фамилия Сандалов-Питерский. Мы с вами раньше не встречались? -
Поинтересовался он, когда все получилось. - Надо же, как голова трещит!
Они вышли на улицу и подошли к ближайшему магазину.
Приблизившись к прилавку, Сандалов обратился к продавцу, ткнув пальцем
в выставленный ассортимент:
- Что это за бутылка? Суррогат? Нет? Покажите! А та? Покажите и ту! Где
директор?
Их провели к директору.
Молодой вальяжный коммерсант без интереса осмотрел помятые фигуры, от
которых неприятно пахло.
- Вы сюда, на лицо посмотрите. - Питерский покрутил головой в анфас и в
профиль, указывая пальцем направление просмотра.
- Ну. - Тупо отреагировал директор. - Бывает хуже.
- Да не ну, - загорячился посетитель, - не ну! Не узнаете? На всех
презентациях можно видеть это благородное лицо. Это ПОПА. Мы организуем
деликатные мероприятия международного уровня. Мой партнер, - он указал на
удивившегося Костю, - порекомендовал Ваш магазин. Берем часто и помногу. Но
отличного качества. Нужна водка.
- Обратитесь на завод. - Посоветовал директор.
- Предпочитаем импорт. Однако к делу. Что подтверждает качество?
Сертификат не принимаем, поскольку продается. Мы сами все определяем.
Приглашаем международных экспертов. Органы государственного контроля и все
такое. Можете упаковать штук пять на пробу. - Питерский уставился в потолок.
- Давайте счет.
Директор почему-то зарумянился и заискивающе спросил.
- А за одну не разойдемся, чтоб вроде как и не встречались? Бесплатно,
без шума и навсегда!
Костя стремительно закивал головой. Но Питерский закрыл его фигурой.
- Унизительно, но можно и за три. Чтобы партнеру выговор влепить. -
Организатор презентаций сердито посмотрел на Костю, отчего тот невольно
сжался и промямлил:
- Да, уж.
Хозяин кабинета открыл шкафчик и выставил три бутылки водки. Они
сверкали, словно праздник. Принялся искать коробочку для упаковки. У Кости
сдали нервы, он побледнел и начал падать курсом на бутылки. Но лохматый
компаньон освежил его вопросом.
- Ты в "Мерседесе" держишь харч? Ну, там балык? Или буженинку? Забыл?
Бросьте что-нибудь в коробку. - Небрежно кинул директору. - И сигарет.
Выйдя из магазина с увязанной коробочкой в руках, мошенники фронтовым
маршем направились к стоянке автомобилей, но даже не достигнув их, быстро
перешли на низкий аллюр с дрейфом в строну дворов.
Квартира уже не казалась очень мерзкой. Она имела свойство менять свой
вид в зависимости от ситуации. Утром она была решена в стиле модерн без
всякой пластики, без полутонов и без подтекста, - незатейливый кубизм, но
сейчас в ней появилась теплота. Художник принялся творить. Костя достал
из-под стола скатерть, вытряхнул остатки спавшего коллеги и нежно положил на
стол, сметя с него все то, что раньше было. Веничком и тряпкой навел порядок
в окружающем пространстве. Неприятные запахи исчезли, уступив место аромату
свежего воздуха, схожего с запахом арбуза.
- Красиво, - приговаривал он, - надо жить красиво. Синюшки
второсортные.
А Сандалов-Питерский разматывал коробку, поглощенный предчувствием
приятных событий. В природе зарождался праздник.
И вот, наконец, все на столе. И водка и колбаска, что жмот директор
положил. Сверкают чистотой стаканы. Мужчины расставили стулья и
расположились тет-а-тет. Костя на правах хозяина разлил и поднялся с тостом.
- Быть добру! - Провозгласил он.
Питерский не возражал и они приняли. В организмах наступила благость.
Давешнее нервное напряжение дало разрядку и вылилось в истерический
смех. "Ха-ха" - орали они, тыкая пальцами друг в друга.
- ПОПА, ПОПА, что такое попа? - Задыхаясь, спросил Костя. - Это не то?
- Он указал на зад. - Или общество поддержки алкоголиков?
- Смешно, но это подготовка отдыха предпринимателей и аристократов.
Готовим им клубничные сюжеты.
- Это, конечно, лучше.
- Да одно и то же. Ты лучше скажи, как тебя зовут. Как-то не хорошо
пить неизвестно с кем. Меня - Виктор.
- Ну а меня зовут Костей. Костя Мубарашкин. Сантехник. Ты совсем не
помнишь, как познакомились вчера?
- Вчера. Что было вчера? - Виктор углубился в мир воспоминаний. - Вчера
была кульминация кризиса. Помню презентацию какой-то банды и - ох, как там я
наелся! До ужаса. До отвращения. Все надоело. Больше ничего не помню. С
тобой так не бывает?
Костя еще налил, чтобы развить успех поправки организма, чокнулись,
выпили. Расположились поудобней и хозяин поведал вторую сторону знакомства.
- А я сидел у ресторана. Там скамеечка есть. Злой, как тысяча чертей. Я
ждал ее. Давно все сроки истекли и было понятно, что жду напрасно. Надо бы
идти домой, но не мог заставить себя подняться. Тут из ресторанных дверей
вышел ты. Подошел и рядом сел. Посмотрел на меня угрюмым взглядом, сказал:
"Хочется повеситься". "И мне" - ответил я. - "Только перед этим выпить". А
ты: "Это не проблема. У меня есть". И показал на горлышко во внутреннем
кармане. "Но только где? Не в ресторане ж!" Я предложил пойти ко мне. Потому
что дома пусто и никого не будет. Ну и пошли. Распили. Потом я сбегал за
второй. На третью денег не хватило. Наступила ночь и занавес упал.
- Костя, а почему ты один? У тебя жены нет?
- Да в том-то и дело, что есть. Кусай ее кобыла. Не понимаю - почему,
но лучше, когда ее нет.
- А где она сейчас?
- В командировке. Завтра вернется.
- А дети?
- Дочка. Школьница. Сейчас у бабушки живет. Бабушка ее от нас спасает.
- Кого ж тогда у ресторана ждал?
- Витя, кого ждут, когда жена в командировке? Любовницу. Хотели сходить
в ресторан. Договорились встретиться на той скамейке. Да только, видишь, не
пришла.
Питерский удивился.
- Я не заметил, что ты арабский шейх. Со счетами в ведущих банках.
- Она любит сама за все платить.
- Давай еще по капельке. Предлагаю тост - за женщин! От них наши беды,
с ними наше счастье. Только надо иметь ввиду, что иметь жену и любовницу
вообще-то неприлично. В этом твое бытовое поражение и раздвоение личности.
Найдешь секретный ключик - молодец, а не найдешь - ищи. Да пусть сопутствует
удача!
Выпили.
- Женщины, женщины. - Томно застонал, закусывая, Витя. Развивалась
дежурная тема всех подвыпивших мужчин. - В чем ваша тайна? Может в том, что
никакая нас не любит?
- А кого они вообще любят? - В Косте поднялась сердечная обида,
почуявшая час расплаты.
- Они любят себя и свою роль. Они, дорогой мастер шарошки, только
актрисы. Играют много и всегда. Жизнь для них - большая сцена. Для этой
сцены готовят грим, готовят платья. И выбирают стиль игры. А ты и зритель, и
массовка, и статист. И даже мастер интерьера. Нас любят только так, как
зрителей артисты. Особенно когда те хлопают и несут корзинами цветы.
- А чего им играть? Ну вот есть муж, ребенок. Муж работящий,
самостоятельный, деньги приносит, все в порядке. Ну и люби его! Чего им не
хватает?
- Ну как ты не понимаешь? Наверно, молодой еще. Что такое женщина?
Женщина - это одновременно капризная девчонка и заботливая мать. Как
девчонке, ей хочется, чтоб ее ласкали, баловали, на руках носили. Как отец
это делал, а чаще всего - не делал. Как матери, ей хочется кого-то обнимать,
ласкать, в общем - утопить в своей заботе и любви. Как это она делала со
своими куклами в детстве. Ну хорошо, если муж в соответствующих дозах и то
делает и другое позволяет делать. Позволяет ей навязать ему и внешний вид и
поведение по ее вкусу. И при этом проявлять восторг. В нем должны быть
выверены и активность и пассивность. Должен получиться замкнутый круг.
Женщина-мать, лаская мужчину-мальчика, возбуждает в нем настоящего мужчину
для того, чтобы он смог уже ее ласкать, как девочку, отчего в свою очередь в
ней возбуждается материнское чувство. Тогда она с ним на край земли пойдет.
Это формула естественной семьи. Простейшая молекула. А если нет? Сильно не
подходит - просто уйдет. А не сильно - любовника заведет. Или будет
подсознательно его искать всю жизнь. Простую молекулу превратит в
многоэлементную. В химии про это все прописано. Понимаешь, друг вантуза, не
она для тебя, а ты для нее. Ты должен соответствовать ее эталону. Ядро
притягивает прыгучий электрон, а не наоборот. Поэтому я и говорю, что
женщина любит себя и свою роль.
- Виктор, ты перестал быть человеком! Жизнь - не химия! Романтика,
любовь, фантазия. Предчувствие нежности. Изгнание шаблонов. Вот что такое
жизнь! А в женщине ее начало. Жизнь - это сказка, возбуждение и сон.
- Да ласкай ее сколько хочешь, это не возбуждает ее! Девочка
превращается в женщину, когда видит, как за нее дерутся! День - ее владение.
- Но разве бывает так, что днем все плохо, зато в постели ночью хорошо?
Постель примиряет.
- Бывает, только быстро проходит. И уже в постели приходится воображать
кого-то другого. А потом злиться за обман. Тебе приятно спать с женой?
- Унизительная пытка.
- Вот и у меня так же.
Зазвонил телефон. Костя подошел к аппарату, снял трубку.
- Аэлита! - Радостно узнал знакомый голос. - Куда же ты пропала? Ты
почему вчера не пришла? Бросила, что ли? Муж не отпустил? Да, жена приедет
завтра. Сможешь придти с ночевкой? Вот здорово! Сейчас хочешь придти?
Костя замялся.
- Я тут с товарищем. Нет, ты его не знаешь.
- Пусть приходит! - Крикнул Витя. - Вместе посидим. Потом уйду. У меня
другие планы.
- Вот он тебя тоже приглашает. Приходи! Не помешаешь. Ну, и отлично.
Положив трубку, счастливый, словно шарик на параде, Константин
Мубарашкин продефилировал к столу. Квартира окрасилась в румяные и
золотистые цвета.
- Без женщин жить на свете нам нельзя. - Пропел он на свой лад где-то
услышанный мотив. - Зануда ты, товарищ Питерский-Сандалов. Ну, ничего,
придет моя красавица - тебя встряхнет. Красота все лечит. А пока можешь
продолжать.
Питерский насупился. Приход чужой красавицы почему-то его не
вдохновлял. Но задевал. В той щекотливой мере, необходимой и достаточной для
возбуждения приятного цинизма. Это приносило облегчение подавленной гордыне.
- В природе красоты не существует. Красота бывает исключительно для
жертвы. Она агрессивна, поет сиреной, увлекает жар-птицей. Она ищет того,
кто потянется к ней. Она - приманка хищика. Бог наградил женщин красотой,
как средством порабощения мужчин, чтобы впиться в них и погонять.
- Женщина рождает надежду и людей. - Не сдавался Костя.
- Женщина рождает, мать-земля забирает. Чтобы родить, надо убить. Нет
более агрессивного существа, чем женщина. Какие самые кровожадные батальоны?
Женские. Чей голос громче в хоре требующих расстрелов? Женский. Кто гонит
мужика на ратный подвиг, когда он вовсе и не хочет его совершать? Она же.
Она сделала из мужика, в сущности мирного животного, убийцей. Он рожден ей
подчиняться. Преступность - существительное женского рода. Если женщина
жертва, то жертва своего влияния на подчиненных ей мужчин, которые
неосознанно борятся с ней Она жертва своего же оружия. Наши предки
отличались мудростью. По Домострою мужчины должны были держать женщин в
подчиненном положении. А еще апостол Павел говорил:
"Жена да учится в безмолвии, со всякою покорностью; а учить жене не
позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии."
- Почему ты стал ненавидеть женщин? В них влюблен весь мир.
- Они поработили этот мир. Вся демократия пришла от них.
- Как это? И чем тебе не угодила демократия?
- Да она колом мужиков прошила! Знаешь, что она такое?
- Ну пассажи! Расскажи.
- В демократии - бардак, порядок только в тоталитаризме. В животном
мире есть хищники и травоядные. Хищникам нужно вносить в стадо травоядных
хаос, чтобы легче было бы их ловить и убивать. Вот они и говорят: Долой
государственный диктат. Хотим есть мясо. Да здравствует свобода. Демократия
- свобода для ловцов добычи. То, что у зверей мясо, в нашем обществе -
материальные ценности, произведенные людьми. Деньги, наконец. Нет ничего
лучше демократии - говорят они. Травоядные затравленно молчат. Им нужен
покой, порядок и трава. То есть природные богатства. Им нужно государство.
Нужно возить - будут возить, нужно пахать - будут пахать. Но только чтобы
хищники не нападали на них. Им не нужно мяса. Забота хищников - заставить
травоядных интенсивней работать на себя, а значит для них. Пахарю демократия
представляется глупой блажью. Он работает и в этом его жизнь. Лишь бы не
мешали, не лезли к нему с разными вопросами.
- Одним нужен порядок для спокойной работы на земле, другим демократия
для того, чтоб понукать и отнимать. Причем тут женщины?
- В эволюции люди превратились во всеядных. В каждом живет и хищник и
жертва. Только в разных соотношениях. Натура хищника заставляет человека
быть личностью, быть агрессивным, натура травоядного - наоборот. Теперь
подумай и скажи, что свойственно мужчинам, а что женщинам? Кто по природе
больше хищник? Думаешь, мужики? Вранье. Скажи - кто из нас никогда не
наденет одинаковую с другим одежду, чтобы не показаться частью стада? Кто
любит шкуры убитых животных? Кто лепит кровавых героев, словно рожает их?
Женщины. А кто работает с землей, с ресурсами? Рубит уголь, валит лес?
Мужики. То-то и оно. Отсюда и получается, что с завоевавшей страны
демократией женщины завоевали мир. Поработили нас. Теперь все перепуталось.
Мы говорим, что любим их, а на самом деле боимся их, боимся стать рабами,
боимся боли, которую рождают в нас. И не можем оторваться. Это выше наших
сил. Они говорят, что нас любят, а на самом деле просто не могут без нас
обойтись. Мужик любит только родное ему дело, как пахарь любит зерно,
животное траву. А животновод не может так же любить своего барана, потому
что собирается ему горло перерезать, он любит только баранину.
Костя вообще-то плохо слушал собутыльника. Он в этой философии ничего
не понимал. Но высказаться не мешал. Должен же человек хоть иногда
вытряхнуть накопившееся. А Питерский подливал в стаканы, выпивал и
продолжал.
- У меня уже вторая жена. Да! С первой что-то не сложилось. Я тогда
завхозом был. Зарплата маленькая. А она - воруй, воруй. Ну, как воровать?
Посадят. "Других, говорит, не сажают и ты не будь дураком". Ну и начал
воровать. А куда деваться - шею перепилила. Господи, сколько страхов
натерпелся! Так веревочка вилась, вилась, все, думаю, куда-то надо убегать,
а тут как раз и реформы начались. Слава тебе, Господи! Наворовались
исподтишка - теперь можно в открытую. Если я раньше только барахло таскал, а
теперь маркетинг, так сказать, освоил. Тут дела на взлет пошли. Фирму по
банкетам организовал. Пошли большие деньги. Проститутки, пьянки. Все стало
так, как жена того хотела. Деньги-то большие! "Ты должен стать авторитетом".
Сына родила. В армию, паразита, затолкал. Чтоб мамино воспитание
выветрилось. Без маминой машины сто метров не пройдет. "Я всю жизнь мучалась
- пусть ребенок порадуется жизни". На всю катушку стал радоваться.
Проституток не надо, свежих девочек давай! Стал насиловать. Власти
захотелось. Бил подростков, банду сколотил. Занялся наркобизнесом на
молодежных вечеринках. Многое имел. Учился хорошо, но только для того, чтобы
разобраться, что и как еще больше можно получить от жизни. Я его спрашиваю,
вот когда состаришься и жизнь, считай, прошла, как ты себе ответишь на самый
главный вопрос - зачем ты жил? Знаешь, что он мне ответил? Я, говорит, к
тому времени постараюсь уничтожить все живое на земле, потому что в этом
гадюшнике нет никакого смысла. Я наелся, ну и хватит. Уходить, так с
музыкой. Человек рождается, чтоб цапаться с другими, иначе пропадет. Так чем
цапаться, лучше всех убить. Заметил? Он не знает ответа на мой вопрос!
- А как он относился к церкви?
- Очень просто. Там, говорит, такие же, как он. Мечтают тоже о
блаженстве. Ну, а других, кто не мечтает об этом же, накажет бог. Только
свое блаженство они получают от ожидания вечного блаженства. Не важно будет
ли оно, важно, что они знают, что будет. Им этого достаточно. Творят добро,
чтоб кому-то стало хорошо, а я, говорит, даю наркотики для той же цели.
Врачи же дают обезболивающее! Так что - они хотят блаженства и я хочу
блаженства, у них все другие погибнут в огне, ну а я сам вместо бога всех
уничтожу. Только в отличие от них я вижу всю бессмысленность всего этого, а
они не видят. Вот так. Понимаешь, Костя, мужчины перевелись. Их уже не
найдешь. Мой парень - не мужчина. Он женщина. У него принцип женской логики:
если человеку плохо, то не он плохой, а жизнь плохая и ее следует взорвать.
Виктор разволновался, закурил.
- Так знаешь, что она сделала? Бросила меня. Променяла на какого-то
армейского старшину! Почему бросила? Потому что затолкала меня во все это и,
как преступница, ушла. Потому что в раж вошла, как наркоман от страшных доз.
А старшина, оказывается, ее спас. Как новобранца в рог скрутил. Теперь
бегает рядом с ним, от счастья глазки закосив, блаженная, как кролик.
Помолчал, проворачивая тяжелые жернова чувств и раздумий, улыбнулся.
- Зато вторая жена - просто ангел! Куколка красоты необыкновенной.
Делать ничего не умеет и ничего не хочет. А чего ей хотеть? Она пальцем
пошевелит, а я ей тут же - возьми, дорогая. У нас роскошная квартира, дача -
особняк. Меха - пожалуйста, в Париж - пожалуйста. Смотрю я на нее, Костя, и
думаю: почему же ты дура такая? Вдруг повадилась ходить в рванье, чадить
кадилом, понавесила магические знаки, разные вериги. Понатаскала каких-то
труб, видно из помойки. Соорудила идола из них, сядет иногда напротив и в
медитацию впадает. Временами уезжает на какие-то сектантские сборы. Сутки,
двое пропадает, а потом возвращается. "Там перерождение души". Я ей -
выброси эту дурь из головы, ты же можешь стать фотомоделью. Займись
каким-нибудь стоящим делом! "Твоим, что ли, говорит? Это у тебя настоящее
дело? Что ты в настоящем понимаешь?" Вот и вчера на нее очередная блажь
нашла. "Поеду снова на собор". Орал, как безумный. Плюнул и пошел на
презентацию. Позвонил своей подруге. У меня, видишь ли, подруга появилась.
Ну а как же жить иначе? Так и она куда-то пропала. Вот злым и получился.
- Господи, Витя, что ты еще не знаешь о женщинах? Что тебе может дать
твоя подруга?
Сандалов подошел к окну, потянулся и весело сказал:
- Положительные эмоции и умную страсть. В них я отмываюсь от занудства.
Знаешь, что такое - интеллект в постели? О, брат! То же самое, что роза на
снегу. Она как будто изучает мои границы страсти. Бесстыжая голодная
блудница. Сама подзаряжается и находит мои новые возможности творить и
чувствовать. Она дарит мне меня. И освежает. А разве у тебя иначе?
- У меня совсем иначе. - Костя мысленно представил своих женщин. - Жена
невероятная зануда, как и ты. "Учись, учись, совсем дурак". И заведет свою
пластинку. "Человек создан для созидания прекрасного завтра. К нему ведут
науки и искусство. Они все глубже проникают в жизнь. А ты, как примитивное
животное. Унитазы - твой предел". Витя, я взял однажды книжку. Не помню -
какую. Кажется, "Кладезь бездны". Я две недели потел над ней. Хорошо, что
тонкая. Понял только одно - в природе существует вирус. Он присутствует
везде. Иногда его можно изобличить, а чаще невозможно. Этот вирус называется
числом - 28. Сколько дней в лунном календаре? А месячные через сколько? Оно
раскладывается на две роковые цифры 4 и 7. Четверка для тумана, а семерка -
полный аут. Смотрю на стул, а он четверка вверх ногами. На унитаз, а он
семерка. "Все, говорю жене, я все понял. Ты четверка, я семерка". А она -
"Ну хорошо. Меня ты ненавидишь, но не можешь же ты быть напрочь лишен
человеческих качеств! Жрать не дам, пока не поумнеешь". Какой-то кошмар.
Видишь, какой я тощий? Говорю ей - "Я старухе пенсионерке бесплатно всю
сантехнику отремонтировал. Старуха даже грамоту мне выхлопотала за это от
Красного Креста". "Видела я твою грамоту, Она с синей печатью от
ветеринаров". По вечерам на партитуру "Князя Игоря" смотрю. Под ней лежит
"Олеко".
- Ты ноты, что ли, знаешь?
- С ума сошел? От них у меня в голове непосредственно музыка возникает.
Ну, например: "Мы бежали с тобой, уходя от погони, но ВОХРа окружила, руки
вверх, говорят." Или. "Я сижу в одиночке и плюю в потолочек, пред людьми я
виновен, перед богом я чист." Ну ты в курсе. Это про князя Игоря. Я
воображаю себя то одним героем, то другим. Жена работает на каком-то
секретном об®екте. Всем говорит - слюнявчики проектируют, а на самом деле -
делают летающие примусы. Через забор для дачников. Я бы давно подох от
голода, кабы не сердобольная девчонка. Приняла не то за бомжа, не то за
лунатика. Как жены нет, так она кормит меня. Я у нее заместо малого ребенка.
Даже в постели согревает своим телом. Ночью проснусь оттого, что смотрит на
меня. Как ворожея или убийца. Очень впечатляет. Кровь мгновенно взрывается.
Наверно, когда-нибудь убьет. Увижу ее - и дрожь по всему телу. Как у
Высоцкого - "Чую с гибельным восторгом - пропадаю!" В общем - натуральная
семерка.
В дверь позвонили.
- Пришла! - Подпрыгнул Костя. - Ура, ура!
Спешно подбежал к зеркалу, покривлялся, пытаясь добиться приятного
выражения, зафиксировал его, примял вихры, духами жены брызнул в рот и
помчался открывать.
Трудно сказать, что в эти мгновения происходило с Сандаловым, но он
почему-то сильно вспотел и начал лязгать зубами. Ему казалось, что сейчас
произойдет нечто такое, что станет откровением. Ноги ослабли, появилась
дрожь. В комнате пространство резко сжалось.
Вот открылась дверь и в комнату вошла она. Предчувствие его не
обмануло.
- Ая, - начал говорить, - Ася!
Костя несколько остолбенел.
Молодая женщина очаровательной наружности, свежая, как южный фрукт,
затолкала в костины немеющие руки сумку, полную продуктов, небрежно сбросила
на пол шикарное пальто, чуть-чуть задумалась и вдруг улыбнулась ясной
белозубой улыбкой. Грациозно подошла к столу и опустилась на стул.
- Итак, господа мужички, - сказала голосом контральто, - на чем вы
остановились? Костя, поухаживай за дамой!
Костя мгновенно подскочил и немного налил водки в стакан.
- Это жадность или ложный этикет? Жизнь должна быть полной, сударь!
Костя исправил оплошность. Он ничего не понимал.
- Вы что, знакомы?
- Совсем чуть-чуть. - Дама рассмеялась. - Не правда ли, забавно.
Познакомься, Костя, - это мой муж
Костю закачало. Он находился в шоке.
- Ну, я пошел. - Нелепо промямлил он. Повернулся куклой и пошел к окну.
Выглянул и заскучал.
Сандалов тупо наблюдал. Он весь светился, как перекаленный утюг.
- Ребята, что такое? - возмутилась Ася. - Не давайте повода для
банальной ссоры. Собрались, так давайте устроим кутеж. Костя, возьми из
сумки овощи, гастрономию, порежь, приготовь, будь хозяином! А мне надо
пообщаться с Витей. Итак, - к мужу, - мой приход, надеюсь, никого не удивил,
сами приглашали, раз ты оказался здесь. Ты, что, следил за мной?
- Еще чего! Да мы на улице нечаянно познакомились. - Подозрение в такой
низости было нетерпимым. - Ну, совсем случайно!
- А правдоподобнее ничего нет?
- Слесарь, скажи ей! Чего молчишь?
- Я не молчу. Я киваю головой!
- Сговорились. Ладно. Все а ажуре. Давайте пить! Все и по полной. Вижу,
что поддатые, ничего, вы крепкие, я-то знаю. Хозяин, где ты?
Костя появился ссутулившийся и сокращенный в размерах. В руках была
тарелка с закуской. Он поставил ее на стол и покорно наполнил пустые
стаканы. Приготовился свой сразу опрокинуть.
- Подожди, - остановила Ася, - а тост? За что выпьем? Да что молчите,
как чужие? Ну, хорошо, молчите. Тогда я так скажу. В жизни каждой женщины
есть только один мужчина, которого она не выбирает. Это ее отец. Остальные
все - участники игры на площадке в целый мир. Каждых ход - это ее выбор. У
нас демократия или нет? Это только в тоталитарной стране выбор - драма, а в
демократической - удовольствие. Вы знаете, чем они отличаются?
- Ну расскажи. - Попросил Костя. - Давно не слышали.
- Тем, что при диктатуре игра переходит в войну, а при демократии - в
дружбу. В войне, как известно, победителей не бывает. Поэтому войны
оканчиваются демократией и дружбой, а дружба переходит в любовь. Так выпьем
за игру, которая сразу переходит в любовь!
Сандалов отпил из стакана и бестолково осмотрел квартиру. Она таращила
ему в ответ оконный глаз, углы расползлись, люстра висела торчком. В доме
висело издевательство. Вот-вот начнется хохот. Поэтому он сам расхохотался.
- А любовь переходит в дружбу. Ха-ха. Если не в войну. Может тебя сразу
убить? Этим кухонным ножом?
- Сандалов! Это ж бесполезно! - Она улыбнулась. - Ты от себя не
убежишь.
- Может быть не надо? - Таращил глазки белобрысый Костя. Он все еще
стоял и демонстрировал полное отсутствие соображения, которое в неординарных
ситуациях убегает раньше тела.
- Да ты садись. - Снизошел к его проблеме Витя. - Дело не в тебе. Не
ты, так другой. Дело в наших семейных отношениях. Ася, ты со своими веригами
и идолом из труб мечтала о слесаре-сантехнике? А твои сектантские сеансы
проходили здесь? Что ты находила в его постели такого, чего не было дома?
- Видишь ли, Сандалов, нет людей глупых и умных, бывают разные оценки.
Я у тебя всегда была дурой, потому что ты никогда не мог взлететь над точкой
своего просмотра. Ты - раб своих оценок. Раб ситуации. Мне в доме было
душно. Ты погрузился с головой в производство денег, а они не заменяют все.
Где образы, фантазии, душа? Где восхищение друг другом? Где тонкие нюансы,
парадоксы? Где, черт возьми, драки, ревность, наконец? Мелеют реки, русло
занеслось. Нужны приливы и отливы. Я, как язычник, изобретала бога. Бога
ветров, воды, высоты и бездны, а ты пил с подонками. На их деньги покупал
черт знает какие вещи и снова пил. Волна шла за волной. Я нашла цепи и
повесила перед тобой, как образ твоего проклятья. Мне нужно было, чтобы ты
видел эти цепи. Но ты ничего не видел. Зрение оставило тебя. Ты продолжал
тонуть, не ощущая этого. Не помогало колдовство, не помогало заклинанье. Мне
нужна была поддержка Я выдыхалась. Я ощущала себя в этом мире совершенно
одинокой. Ты тонешь. И помощи ждать неоткуда. А здесь я набиралась новых
сил. Этот парень - чистая вода. Я напивалась из этого ручья.
- Почему ты дома так никогда не говорила?
- Потому что не хотела, чтоб ты смеялся надо мной. И тем показывался
жалким и ничтожным.
- Стало быть я для тебя был предметом жалости. Бедненький! А этот
слесарь - источником силы. Вот это номер! А кормишь его на мои деньги.
Колесо. Я для него, он для тебя, ты для меня. Послушай, а почему я в нем
никакой силы не обнаружил? Просто какое-то горе луковое. Жена об него ноги
вытирает, когда разрядка ей нужна.
- Не хами, Сандалов. Сила не в том, чтобы получить, чего хочешь.
Хватающий по определению слабак. Сила в том, чтобы дать. Сила в
независимости от желаний, от внешних условий. В неуязвимости. В свободе от
собственного рабства. Скажи: просторен ли твой внутренний мир? Можешь ли ты
укрыться в нем от бреда окружения? Нет, не можешь. Нет у тебя внутри такого
дома. Собачья конура. Весь твой дом в реальном мире. И прячешься в особняке
за толстыми стенами и обставляешь дорогими предметами, сидишь в нем одинокий
и пустой. Если ребенок появится в таком доме, - вырастит убийцей, циником,
ханжой, женщина сойдет с ума. Он полон злобных привидений. Веселье, как
истерика. Гигантские заботы в твоем доме. А у слесаря всего одна - поесть.
Все остальное, о чем ты только лишь мечтаешь, как, например, - внутренний
комфорт, у него давно есть. Главное, что в нем есть - уникальная способность
выживания, известная как самодостаточность. Его простой мир светел и
понятен. Разве это не место для отдыха? Его невозможно не любить. Он дает
женщине возможность быть собой, открывает пространство для самовыражения.
Костя:
- Может быть, не надо так.
Сандалов начал кипятиться.
- Хорошо, это я - пустое место. - Он подскочил и зашагал по комнате. -
Неполноценный раб желаний. А их у тебя нет? Есть живой человек без желаний?
Этот хмырь без желаний? Да он тебя боится! И не вякает о них! Счастлив, что
такую красотку подцепил, и помалкивает твой герой. Скажи, рашпиль
бархатистый, счастлив?
Костя осоловел.
- Ну, вы все сердитесь, хотите валерьянки?
- Пошел ты, знаешь куда, со своей валерьянкой.
Виктор подбежал к телефону, набрал какой-то номер.
- Мусик? Это попа. Скажи, ты любишь меня? Вот, - компании, - меня,
оказывается, любят. - Дальше в трубку. - Приезжай ко мне, устроим дурдом.
Меня научили такой игре. А что жена? Жена у любовника отдыхает. Какого
любовника? Милая, любовники все одинаковые. Какая разница!
Бросил трубку и к жене:
- Дай денег на такси!
Ася вынула из сумочки деньги.
- Это что еще за Мусик?
- Оазис моего отдыха от тебя!
- Перестань издеваться! Что за глупый розыгрыш?
- Приезжай - увидишь. Привет, Аэлита!
Сандалов величественно поднялся и зашагал на выход.
Мубарашкин начал тихо смеяться.
Ася не вытерпела.
- Что это все значит, черт вас побери! Что это за спектакль? Костя, как
он сюда попал? Ты решил сдать меня обратно? Предатель! Подлец!
Стала Костю бить сумочкой, сумочка сломалась, тогда упала на кровать и
разрыдалась. Побитый хозяин подал ее стакан, стал рассказывать про встречу с
Витей на скамейке, она выпила, вытерла платочком слезы и заявила:
- Ну хорошо. Все равно я должна отомстить вам обоим. Поехали к
Сандалову!
- Послушай, - тихо сказал Костя, поглаживая ее волосы, - Не кипятись. -
Потрогал губами розовое ушко. - "Видит киска мышку близко, та устала, сладко
спит. Отошла тихонько к миске, очень тронул мышкин вид". Успокойся. Не надо
тебе туда ехать. Кому нужна война? - Немного подумал, набрал воздуха и
выдохнул. - Выходи за меня замуж!
- Костенька, дорогой! И ты не заводись. Я подумаю, ладно?
Она обняла его, стала гладить. "Мой цыпленок баю-бай, свои глазки
закрывай, если есть ты у меня, значит, буду жить и я". Стало тихо и
опустилось забытье.
- Костя, милый, дорогой, поехали. - Встрепенулась Ася. - Поехали
вместе, вдруг он не один.
Через полчаса она открыла дверь своей квартиры. За ней таилась
неизвестность. Увы, господа, вас не подводит ваша интуиция. Законы жанра
только кристаллизуют законы жизни.
Когда они вошли в комнату, Костя только разинул рот. Шторы были
опущены, интимно светил торшер, мурлыкала мелодия "Маленький цветок". На
персидском ковре галантно танцевала пара. Вальяжный Питерский в китайском
халате бережно прижимал даму пышных форм и элегантных лет в неполном пляжном
костюме. Это была Матильда, костина жена.
"Ну и денек!" - Подумал Костя. - "Все-таки что-то здесь не так".
При виде вошедших Матильда остолбенела, но тут же, качнув навесистую
грудь, кошкой бросилась к дивану, на котором находились небрежно
разбросанные одежды. Стала спешно облачаться. А Питерский радушно раскинул
руки.
- Ба, кого я вижу! Мусик, познакомься! Мои, можно сказать,
родственники. Жена Ася и ее любовник Мубарашкин.
Недоодевшаяся Мусик раскрыла рот. Она долго его не закрывала и было
похоже, что на нее нашло некоторое помешательство. Костя тоже все еще стоял
в той неудобной позе, в которой оказался в момент обнаружения жены. Это была
поза инвалида с детства.
- Друзья, вы слишком впечатлительны. - Пришел к заключению
наблюдательный хозяин. - Прошу всех к столу. - Он жестом указал на
сервированный стол.
Матильда с Костей подкрались к предложенному месту, не отрывая глаз
друг от друга, и сели. Уселись и хозяева.
- Тебе не кажется, Асенька, что они скоро упадут? - Спросил супругу
Питерский. - Это что? Любовь с первого взгляда? В таком случае нам светит
полный перебор. Мы так совсем запутаемся.
- Витя, - вдруг похолодела Ася, - как ее фамилия?
- Как твоя фамилия? - Уставился на Мусика Витя.
- Мубарашкина. - Прошептала та.
Наступила тишина. Питерский побежал за мокрым полотенцем, потому что
его жена начала падать со стула. То ли наступило тихое помешательство, то ли
начиналась истерика. По дороге он причитал матерные слова.
В это время Костя прошептал:
- Почему ты здесь? Ты же в командировке?
Но плюнул и не стал дожидаться ответа. Чего спрашивать? Раз здесь,
значит не в командировке. Небось, приехала пораньше.
- А ты почему здесь? - В свою очередь прошептала Матильда. - Какой
такой любовник? Что за шутки? - И тоже не стала дожидаться ответа, а взяла
рюмку и залпом выпила, сморщилась и закусила огурцом.
Питерский обвязал полотенцем голову жены, похлопал по щекам, отчего та
оживилась, и обратился к присутствующим.
- Итак, господа, карты все выложены на стол. Будем их раскладывать по
мастям. Всевышним силам понадобилось устроить нам всем концерт. Здесь
собрались супруги, любовники и любовницы. Какие будут предложения?
- Долго это тянется у вас? - Поинтересовался Костя у жены, кивнув на
Витю.
- А у вас? - Кивнула та на Асю.
- Господа, - остановил их Сандалов, - наверно не так долго, как
хотелось бы любовникам, и не так коротко, как хотелось бы супругам.
- Первое предложение поступило от Кости. - Претенциозно об®явила Ася. -
Он предложил мне выйти замуж за него. Что вы на это скажете?
Сандалов очень удивился и решил:
- У него нет фантазии.
Мусик рассмеялась.
- Примитивный тип. Эта красотка всего лишь дорогая и избалованная
игрушка. Он на ней мстит мне и убегает от меня. Глупый парень. Я - его
тюрьма. Без этой тюрьмы он рассыплется на части.
- Он не дурак! - Воспротивилась Ася. - Он ангел!
- Ангелы не выживают на свободе! Ангел на свободе превратился в
дьявола. Надо знать священное писание.
- Испереживалась! За себя, поди, боишься? Сандалов, возьмешь ее в жены?
Только не возьмет. Что он, ненормальный? Замучаешь поучениями. Чтоб ему
лучше стало. Сопьется, наверное.
- Не надо так говорить. - Вступился за жену Костя. - Просто Матильда
масштабный человек с житейской интуицией. У нее богатая эрудиция. Она сумеет
вывести из любого тупика.
- Костя, не верь ей, она просто боится потерять и деньги, и хоромы.
- Ну, Масик, предложи чего-нибудь. - Попросил Сандалов.
- Вот что, дорогая, - обратилась та к Асе, - давай мы устроим нашим
мужчинам испытание.
Мужчины оживились, проявив интерес.
- Устроим оргию вначале одному, а потом другому. И поведение каждого
покажет его внутреннюю тягу. Надо верить чувствам, а не уму.
- А что, мысль интересная. - Азартно поддержала Ася идею. - Только,
может лучше наоборот? Пусть мужчины с каждой из нас проделают такие оргии.
- Потом и это.
- Согласимся, Костик? - Загорелся Сандалов. - Молодец, Масик! -
Похвалил подругу.
- А любовь тут ни при чем? - Костя отчего-то покраснел, как бы
извиняясь за нелепость.
Виктор снисходительно улыбнулся.
- Любовь, Костя, - это абсолютное подчинение. Ведь мы их обеих любим?
Ну что тебя смущает? В конце концов мы же нормальные люди!
- Это оценка уровня деградации?
- Это оценка уровня цивилизации.
Женщины подхватили упирающегося Мубарашкика и вытряхнули его из одежды.
Тот стоял голый, худой и стеснительный, как мальчик перед медкомиссией.
Сандалов умилялся. Испытательницы быстро обнажились, поскольку опасались за
костину уверенность. Повалили на ковер и начали ласкать.
- Чтоб я сдох! - Орал Сандалов. - Костя, не тушуйся. Нас не сломать!
Белобрысые петушиные вихри утонули в четырех грудях. Два тела плотно
сжали человека. Погибающий парень невероятным усилием вынырнул из них и стал
жадно хватать воздух. Лицо было синюшным. Костя явно не тянул на героя. Он
принялся яростно отбиваться. Сандалов упал от смеха.
Тогда обе фурии налетели на него. Пристыженный Костя, озираясь, плазком
благополучно перебрался за стол.
Троица визжала, крутилась и затихла. Это было подозрительно. Вихри
появились из-за стола и любопытные глаза осмотрели поле схватки. У
Мубарашкина зачесалась кожа. Перед ним предстало зрелище дикого распутства,
о котором и говорить-то просто неприлично. Испытание явно выходило за
разумные пределы. Сандалов проявил любовь к обеим сразу, никого не обделив
вниманием, отчего все погрузились в сладость непристойности. Костя не
вытерпел, подполз к группе и вырвал из нее свою жену.
- Ага! - Воскликнула Ася. - А говорил, что я лучше всех на свете! А
ну-ка, иди ко мне, мой дорогой! - И потянула на себя лгуна.
Отстраненная Матильда по-татарски уселась рядом. Наблюдался переход ко
второй стадии испытаний. Ей стало смешно. Два дурака, недоумевая,
экспериментально фантазировали, что вдвоем можно сделать с одной женщиной.
Получалась какая-то бестолковщина. Ощущались легкомысленность и абсурдность
представлений по данному вопросу.
А бесстыдная женщина извивалась между ними грациозной кошкой, принимала
неприличные позы и лицо ее сияло счастливой улыбкой. Она была увлечена своей
игрой. Игра становилась все азартней и доступней для распаляющихся
партнеров.
- Все, хватит! - Поднимаясь, об®явила завершение Матильда. - Все уже
понятно.
Она оторвала своего мужа от женского тела и пинком в зад отправила в
сторону ванной комнаты.
- Ну как же мне повезло! - Ася не стеснялась странного открытия. Она
теперь вообще ничего не стеснялась. - Это лучше, чем смотреть на трубы. -
Заключила она, чем невольно выявила смысл своей металлической композиции,
скрывавшей, оказывается, изначальное стремление к массовой эротичности. -
После такого можно спокойно умирать!
- Блудница ты паршивая. И муж твой такой же. - Незлобно подвела итог
затейница спектакля.
Она нашла в ванной совершенно одуревшего мужа, одела его и оделась
сама. Подхватила под руку и повела на выход. Оставленные голые супруги
утопали в жарких об®ятиях, в каких, пожалуй, никогда не пребывали.
По дороге домой, сидя в автобусе друг напротив друга, сбежавшие гости
всматривались в давно знакомые черты, глаза в глаза с таким благоговением и
жадным любопытством, какое бывает только у страстно влюбленных людей,
встретившихся после длительной разлуки.
Костя вдруг запел:
- Кто может сравниться с Матильдой моей!
Жена счастливо засмеялась.
Дома они предались таким же упоительным, неистовым схваткам, абсолютно
не обращая внимания на черного кота, который в это время на столе
умиротворенно жевал колбасу, посматривая на блаженных хитрым желтым глазом.
Глаз говорил: "Когда всем хорошо, тогда все хорошо. Остерегайтесь разрушить
этот хрупкий баланс".
Квартира излучала теплоту и мягкие об®емные фантазии.
Жизнь вступила в новую эпоху.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0558 сек.