Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Станислав Лем - Дознание

Скачать Станислав Лем - Дознание


Между тем Кальдер никак не мог поверить, что его идеальный план
рушится. Наш поединок разыгрался на протяжении нескольких десятков секунд
- но какой же я, по существу, был ему противник, раз я ничего не понимал!
Лишь впоследствии объединились в моей памяти разрозненные, с виду
безобидные факты. Я припомнил, как часто Кальдер сидел в одиночку у
главного калькулятора, который служит для решения трудных задач навигации.
Как тщательно он уничтожал все записи в блоках памяти, когда кончал
расчеты. Сейчас я думаю, что он уже тогда рассчитывал различные варианты
аварий, что он промоделировал всю эту катастрофу. Это неправда, что он
управлял кораблем над кольцами Сатурна, производя в уме молниеносные
расчеты и основываясь только на показаниях гравиметров. Ему ничего не
нужно было рассчитывать. Все вычисления были у него уже готовы - он
составил с помощью машины таблицу приближенных решений, а теперь проверял
только, попадают ли показания гравиметров в соответствующие пределы
значений.
Я сорвал его безошибочный план, медля с отдачей приказов. Этих
приказов он ждал как спасения, они были фундаментом его замысла. В те
секунды я об этом даже не подумал, не вспомнил, но ведь в рулевой рубке
находилось ухо Земли - надежно опечатанное и безотказно ловящее каждое
наше слово. Все, что говорится у штурвала, фиксируют регистрирующие
аппараты.
Если бы "Голиаф" с мертвой командой опустился на космодроме,
следствие началось бы с прослушивания этих лент. Поэтому им надлежало быть
в полном порядке и сохранности. И мой голос должен был с них звучать,
приказывая, чтобы Кальдер вернулся к Сатурну, чтобы он приблизился к
кольцам, а затем увеличил тягу для погашения опасной прецессии.
Я еще не объяснил, почему план Кальдера был идеальным. Ведь мог же я
вроде бы отдать такие приказы, которые обеспечили бы успех заново начатой
операции? Так вот, через несколько месяцев после окончания процесса я
уселся за электронную машину и решил установить, какие же, собственно,
оставались шансы, чтобы успешно вывести последний зонд на орбиту, не
нанеся притом вреда ни людям, ни кораблю. И оказалось, что таких шансов
вообще не было! Значит, Кальдер соорудил из элементов математических
уравнений идеально законченное целое - этакий карательный механизм; он не
оставил никакой отдушины ни для моих, ни для чьих-либо, даже
сверхъестественных навигационных способностей; ничто не могло нас спасти.
Ни боковая тяга зонда, ни возникновение сильной прецессии, ни этот
смертельный полет не были для Кальдера неожиданными, потому что именно эти
условия он заранее запланировал, именно их он искал во время своих долгих
расчетов. Поэтому достаточно было, чтобы я приказал возвращаться к
Сатурну, и мы вошли бы в открывшийся перед нами гибельный водоворот.
Конечно, Кальдер мог бы тогда отважиться даже на "неподчинение" в виде
робкой критики одного из очередных моих приказов, когда я в отчаянии
пытался бы погасить бешеное вращение корабля. Ленты запечатлели бы это
последнее доказательство его лояльности, продемонстрировали бы, что он до
конца пытался нас спасти.
Впрочем, я вообще недолго смог бы отдавать какие-либо приказы... Я
быстро онемел бы под прессом перегрузок, которые ослепили бы нас; мы
лежали бы, прихлопнутые гробовой крышкой гравитации, истекая кровью... и
один Кальдер смог бы встать, сорвать пломбы предохранителей и начать
вращение - когда в рулевой рубке лежали бы уже только трупы.
Но я - неумышленно - испортил ему все расчеты. Кальдер не учел моей
реакции, потому что, блестяще ориентируясь в небесной механике, он даже
приблизительно не разбирался в психической механике человека. Когда я не
использовал великолепную возможность, когда я замолчал, вместо того чтобы
подгонять его приказами, он растерялся. Он не знал, что делать. Сначала
он, наверное, только удивился, но приписал мое промедление
неповоротливости и вялости человеческого ума. Потом он забеспокоился, но
уже не посмел спрашивать меня, что делать, потому что мое молчание
показалось ему многозначительным. Он сам не смог бы оставаться
бездеятельным, а поэтому не допускал, что кто-то другой - тем более
командир - на это способен. Раз я молчал - я, очевидно, знал, почему
молчу. Наверное, я его заподозрил. Быть может, даже разгадал его игру?
Может, я его обыграл? Раз я не отдал приказа, раз на лентах не
зафиксированы мои слова, ведущие корабль к катастрофе, то для Кальдера это
означало, что я все предвидел, что я его обвел вокруг пальца! Не знаю,
когда он так решил; но его неуверенность заметили все, и Куин тоже
упоминал о ней в своих показаниях. Кальдер дал ему какие-то не слишком
толковые указания... потом внезапно повернул... все это было
доказательством растерянности. Ему приходилось импровизировать, а именно в
этом он был слабее всего. Он уже начал бояться, что я заговорю; может
быть, я собираюсь обвинить его - перед чутко слушающими микрофонами - в
саботаже? Тогда он вдруг дал большую тягу; я успел крикнуть, чтобы он не
входил в щель, - даже в этот момент я еще не понимал, что он вовсе не
собирается идти сквозь нее! Но этот крик, зарегистрированный на лентах,
уже перечеркнул какой-то новый, импровизированный план Кальдера; поэтому
он сразу уменьшил скорость. Если бы ленты повторили на Земле мой крик и
ничего больше - разве это не погубило бы Кальдера? Как, собственно, он мог
бы оправдаться, как мог бы объяснить долгое молчание командира и этот
внезапный крик - последний крик? Я должен был после него заговорить - хотя
бы для доказательства, что я еще был жив... ибо Кальдер понял по этому
моему возгласу, что он все же ошибся, что я не знаю всего; он ответил мне,
как положено по уставу, что не расслышал приказа, и сразу же начал
отстегивать пояс; это был его последний шаг, последняя попытка - он шел
ва-банк.
Почему Кальдер так поступил в ситуации, уже не слишком для него
благоприятной? Может быть, из гордости не хотел признаться даже самому
себе в поражении, а может, его особенно задело то, что он приписал мне
ясное понимание, которого у меня не было. Наверняка он сделал это не из
страха - я не верю, будто он боялся, что нам случайно удастся пройти через
щель Кассини. Эта возможность вообще не фигурировала в его плане; то, что
Куину удалось нас вывести, - это действительно редчайшая случайность.
Если б он подавил свое желание отомстить мне (ведь я сделал его
смешным в собственных глазах, когда он принял мою тупость за
принципиальность), он немногим бы рисковал; ну что ж, вышло по-моему;
своим поведением, нарушением субординации Кальдер доказал бы мою правоту,
но именно этого он не хотел, именно с этим не мог примириться. Все что
угодно, только не это...
Все-таки странно, что я так хорошо понимаю сейчас его поведение и
по-прежнему беспомощен, когда пытаюсь истолковать свое. Я могу логически
воспроизвести каждый его шаг и не могу объяснить свое молчание. Нельзя
сказать, что я просто не мог ни на что решиться, - это все же неправда.
Так что же, собственно, случилось? Интуиция сработала? Предчувствие? Где
там! Просто эта возможность, предоставленная аварией, слишком напоминала
мне игру краплеными картами - грязную игру. Я не хотел ни такой игры, ни
такого сообщника, а Кальдер стал бы моим сообщником, если б я начал
отдавать приказы и тем самым как бы согласился с возникшей ситуацией. Я не
мог решиться ни на это, ни на приказ о возвращении, о бегстве - такой
приказ был бы самым правильным, но как я потом смог бы его мотивировать?
Ведь все мои сомнения и возражения рождались из смутных представлений о
честной игре... совершенно нематериальных, не переводимых на деловой язык
космонавигации. Вы только представьте себе: Земля, какая-нибудь комиссия
по расследованию, и я говорю этой комиссии, что порученного задания не
выполнил, хотя это было, по-моему, технически возможно, и не выполнил
потому, что подозревал первого пилота в таком саботаже, который должен был
облегчить мне дискредитацию части команды... Разве это не звучало бы как
безответственная болтовня?
Вот я и медлил - из-за растерянности, из чувства беспомощности, даже
отвращения, а при этом своим молчанием давал Кальдеру, как мне казалось,
шансы на реабилитацию: он мог доказать, что подозрения в умышленном
саботаже несправедливы - достаточно было ему обратиться ко мне за
приказом... Человек на его месте сделал бы это, вне всякого сомнения, но
его исходный план такого обращения не предусматривал. Наверное, из-за
этого план казался ему более чистым, элегантным: я должен был сам, без
единого слова с его стороны, привести в исполнение приговор над собой и
своими товарищами. Более того, я должен был вынуждать его к определенным
действиям, и притом как бы вопреки всем его глубоким познаниям, вопреки
его воле, а вместо этого я молчал. Так что в конечном счете нас спасла, а
его погубила моя нерешительность, моя вялая "порядочность" - та
человеческая "порядочность", которую он так безгранично презирал.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0983 сек.