Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Виталий Бабенко - ТП (повесть временных лет)

Скачать Виталий Бабенко - ТП (повесть временных лет)


Весь дрожа от негодования и возбуждения, Филин уселся в мягкое кресло
зала ожидания, вытащил из кармана видео и принялся наговаривать
обличительное письмо, полное страсти и недвусмысленного вызова. Наговорив,
он прокрутил запись и остался крайне недоволен. На экранчике полный
красный человек, с мятой челкой, прилипшей к потному лбу, брызгал слюной и
от избытка чувств шепелявил, произнося нечто невразумительное. Эмоции
лились через край, но смысл сообщения как-то ускользал. Иван Данилович
взял себя в руки, проглотил две таблетки успокоительного и повторил
запись. На этот раз получилось лучше, но все равно неудовлетворительно.
Трудно было поверить, что явленный на экране сердитый мужчина с прыгающими
губами и красными пятнами на щеках и есть известный репортер видеогазеты
"Накануне", снискавший популярность у миллионов зрителей.
Филин снова проглотил две успокоительные таблетки и опять повторил
запись. А потом неожиданно заснул и на удивление безмятежно проспал четыре
часа.
Когда он проснулся, в зале ожидания не было никого. _Н_и_к_о_г_о_. На
ТП-станциях это случалось крайне редко. Видимо, пока Иван Данилович спал,
ТП-канал открылся и принял всех желающих. А ночных пассажиров не нашлось.
Филин - в который раз! - сунул билет в щель регистрационного
терминала. А вытащив - обомлел. На билете горела цифра 1. В очереди он был
первым! Такого Филин тоже никогда не испытывал.
Донельзя удивленный и обрадованный (хотя чему тут радоваться -
полсуток провел на ТП-станции!), Иван Данилович опрометью бросился к
подъемникам. Все пятьдесят лифтовых кабин стояли, гостеприимно распахнув
двери навстречу Филину. Он влетел в первый попавшийся подъемник. Двери
автоматически закрылись, и кабина полетела вверх.
"Только бы не закрылся канал, только бы не закрылся канал", - как
заклинание твердил про себя Филин.
Канал не закрылся. Вместо этого на полпути остановился лифт.
- Опять?!! - мертвея, завизжал Филин.
Двери распахнулись, открыв какое-то темное пространство, и в
подъемник вошел человек.
Филин замер, словно под пистолетом.
Он понятия не имел, что между подножием пилона и его вершиной - на
этой восьмисотметровой вертикали - может существовать какая-то
жизнедеятельность.
Нет, это, конечно, подразумевалось, что ТП должна обслуживать
хитроумнейшая техника, что одно только энергетическое хозяйство - это
какая-нибудь невообразимая электростанция мощностью в одну небольшую
звезду, но как-то принято было считать, что вся эта машинерия размещена
под землей, на многих этажах, уходящих в недра, пилон же - исключительно
несущая конструкция, высоченная ферма, заключенная в ветропоглощающую
оболочку. А тут - на тебе! Оказывается, и в пилоне есть этажи и там
разгуливают люди.
- Ты кто? - спросил вошедший.
- Филин, - ответил Филин.
- Отлично, - почему-то обрадовался незнакомец. - А то я думал -
тюфяк.
- Как? - удивился Иван Данилович.
- Я говорю - думал, сюда какого-нибудь тюфяка дуриком занесло. Ты
что, глухой?
- Нет, - обиделся Филин, - не глухой.
- То-то же. А я - Сыч.
- Очень приятно, - пробормотал Филин, а про себя подумал, что ничего
приятного, или, напротив, неприятного, здесь нет: просто встретились два
человека с птичьими фамилиями - редко, но бывает. Причем у одного - Филина
- фамилия вовсе и не птичья, к птице филину она никакого отношения не
имеет, разве что звучит так: омонимия полная. А все объясняется тем, что
кто-то из предков Филина носил простецкое имя Филя. Филин хотел было
поделиться своими генеалогическими откровениями с Сычом, но тот, видимо,
вовсе не привык, чтобы его перебивали.
- Чудной какой! - изумился Сыч. - Ты что это не по форме отвечаешь?
- Виноват... - промямлил Филин. Он хотел сказать: "Виноват, не
понял?" - но Сыч не дослушал.
- Вот, правильно. Да-а, многое еще у нас не соблюдают Уложение. Но
ничего - приучим. Москва не сразу строилась. Ты мне как должен был
ответить? Ты мне должен был ответить: "Вот и хорошо, на одной ветке не
скучно будет".
- На одной ветке не скучно будет, - тупо повторил Филин.
- Молодец! - восхитился Сыч. - Головка тыковкой - быть тебе
генералом! А где Чиж?
Тут Филин вовсе перестал что-либо понимать. Действительно, у него был
такой друг - Чиж, еще со школьных времен. Только он давно уже не Чиж, а
Константин Мгерович Чижиков, уважаемый человек, директор магазина по
продаже ретро-холодильников - вещей в быту бесполезных, но в интерьере
незаменимых.
Интересно, откуда этот Сыч знает Чижа? Или он имеет в виду кого-то
другого? И что это за странный тропизм к птичьим фамилиям?
- В Москве, где же еще? - на всякий случай ответил Филин.
- Это плохо, - огорчился Сыч. - Это очень плохо. Вдвоем нам не
справиться.
- С чем? - поразился Филин, у которого и в мыслях не было
присоединиться к незнакомому, да еще тыкающему Сычу в каком-либо
начинании.
- Опять! - сверкнул глазами Сыч. - Уложение должно знать назубок!
Есть вещи, о которых не спрашивают. Поехали.
Он махнул рукой в сторону пульта, и лифт понесся вверх.
Выйдя из подъемника, Сыч и Филин по прямой пересекли пустой редуктор
и остановились перед малахитовыми дверями. Филина охватила какая-то
необъяснимая апатия. То ли ему уже смертельно надоела вся эта катавасия с
ТП, то ли сказывалась усталость, да ведь и не привык он вот так проводить
ночи - в полудреме, в раздражении, в ярости и снова в полудреме. Поначалу
Иван Данилович совсем уже было собрался объяснить Сычу, что им не по пути,
что никакого Уложения он не знает и вообще слышит о нем впервые в жизни,
что он корреспондент "Накануне" и отправляется по наказу зрителей в
Тотьму, где завтра будет праздноваться юбилей льнозавода... - но почему-то
спохватился и прикусил язык. Сыч шагал по редуктору чуть впереди, и его
уверенная спина выражала полнейшее пренебрежение к личным проблемам
Филина.
Малахитовые двери раскрылись. И тут произошло поразительное. Сыч
полуобернулся, зацепил Ивана Даниловича за рукав, толкнул, пропуская
вперед, в кабину, а затем вошел сам.
Это было вопиющее нарушение правил. Во всех инструкциях и
предписаниях было красным шрифтом выделено: "Вход в ТП-кабину разрешается
ТОЛЬКО ОДНОМУ пассажиру с кладью весом НЕ БОЛЕЕ 30 кг. Пребывание в
ТП-кабине пассажиров в количестве двух и более человек запрещено!"
Выражено хоть и канцелярским языком, зато предельно ясно. А сейчас их было
в кабине двое, и безапелляционного Сыча это обстоятельство нисколько не
смущало.
В тесной кабине они еле-еле разместились: стояли живот к животу,
дышали и смотрели друг другу в глаза - Сыч отсутствующе, Филин со страхом.
Сыч вынул из кармана билет и приложил к адресной плакетке. Иван Данилович
похолодел и закрыл глаза. Вот сейчас и случится то, о чем порой шепчутся в
очередях ТП-пассажиры. Где-нибудь черт-те где откроется ТП-кабина, и
оттуда вывалится тело: верх - Филина, низ - Сыча. Или наоборот: верх -
Сыча, а нижняя часть - Филина. Или совсем наоборот: левая половина -
Филина, а правая - Сыча.
Однако ничего страшного не произошло. Вообще не произошло ничего
неожиданного. Как обычно, выходные двери раскрылись, и на двух пассажиров
пахнуло ароматом влажной тропической оранжереи, к которому примешивался
густой запах дорогих духов. Все, что Филин успел разглядеть в проеме, -
это пышные изумрудные заросли, усеянные крупными цветами, песчаную дорожку
и группку в высшей степени легко одетых девушек, с хриплым смехом бежавших
куда-то вбок. За ними, протягивая с вожделением руки, спешил совершенно
голый мужчина - пузатый и лысый.
- Дьявол! Не туда! - выкрикнул Сыч. - Назад! Тебе сюда нельзя. Вот
гады, сколько раз говорилось, чтобы адрес четко пропечатывали. Разжалую
всех! - Он впился взглядом в обмякшее лицо Ивана Даниловича. - Забудь, что
видел. Понял? Для собственного же счастья - забудь!
Сыч плотнее прижал свой билет к плакетке и даже пристукнул кулаком.
Двери захлопнулись и тут же отворились.
На этот раз перед пассажирами оказалась большая комната - совершенно
пустая и необжитая. За окном голубело небо. Направо была дверь, в
противоположной стене - еще одна.
- Ничего не понимаю, - бормотал Сыч. - Неужели опять промах?
Адресоналадчика убью!
Они обследовали помещение и выяснили, что попали в стандартную
пятикомнатную квартиру в новом доме, куда еще никто не въехал. Тяжелая
металлическая дверь, очевидно, вела на лестничную площадку. Дверь была
закрыта наглухо - по крайней мере, из шести сенсорных устройств не
работало ни одно.
Сыч и Филин выглянули в окно - там была двадцатипятиэтажная пропасть.
Панорама крыш не давала никаких подсказок. Ни Сычу, ни Филину этот город
не был знаком.
Иван Данилович пощелкал выключателями - свет не горел, ни один прибор
не работал, воды в кранах не было. Очевидно, энергию еще не подключили.
Неудачники вернулись в комнату с ТП-кабиной. И здесь их ждало полное и
окончательное фиаско. Розовая полоса над зеленой дверью погасла. ТП-канал
сомкнулся на неопределенный срок.
- Влипли, - резюмировал Сыч. - Если канал хрюкнулся надолго - помрем
мы тут.
- А разве бывают квартиры с ТП-кабинами? - вдруг задал Филин вопрос,
который волновал его с первых же минут пребывания в нежилом доме. - Что-то
я о частной ТП еще не слышал.
- Ну-ка, ну-ка, - Сыч посмотрел на Ивана Даниловича с неподдельным
интересом. - А о чем ты вообще слышал? Ты, я вижу, совсем сосунок, хотя и
дядя. Или прикидываешься? Давай тогда по порядку. Каков стаж? Кто
рекомендовал? Как твоя фамилия? Моя, например, - Жабрев. Прозвание - Сыч.
А тебя как величают в миру?
- Филин.
- Нет, погоди, - забеспокоился Сыч. - Это прозвание, а я тебя про
фамилию спрашиваю.
- Да Филин же! - теряя терпение, воскликнул Иван Данилович. И
рассказал наконец о своей родословной, о далеком предке Филе, о друге
детства Константине Чижикове и даже о дальней родственнице по фамилии
Синицына.
Сыч-Жабрев несколько раз порывался перебить, но удерживал себя. Когда
Филин закончил, странный человек с двумя фамилиями заходил по пустой
комнате.
- Ну, дела! - наконец вымолвил Жабрев. - Значит, ты не наш? Не ТИП?
- Может быть, и тип, кто знает, но не ваш, это уж точно, - нашелся
Иван Данилович.
- Я имею в виду - не телепортировщик?
- Упаси, Господи. Даже отдаленного отношения не имею.
- Ну что же, плохо твое дело, Филин. Придется тебя убить.
- Как?!! - ошалел Иван Данилович. - Убить?!!
- Да уж. Обознатушка вышла. А теперь ты слишком много знаешь.
- Но послушайте, сейчас ведь не средние века. Как это - убить? И
потом, что значит - много знаю? Я _н_и_ч_е_г_о_ не знаю и ничего не
понимаю. Сами втравили в историю, завезли черт знает куда, а теперь -
"убить"!
- Как убить - это моя забота...
- Я буду кричать!
- Это пожалуйста, это на здоровье. Дом-то пустой.
- Я буду сопротивляться.
- Бесполезно.
- Вас поймают с поличным, убийца!
- Вот здесь ты, к сожалению, прав, Филин. На твое счастье, я
абсолютно не представляю, куда мы попали. И что это за город. Возни с
тобой немного, а риска - чересчур, В любой момент канал заработает и сюда
может кто-нибудь ввалиться. Так что живи пока...


"ТОПка (от ТОП-теле (см.), лат. омни - "все" и
портация (см.) - ручной телепортационный прибор,
приемопередатчик. Приемник предназнач. для преобразования
волновых внепространственных пакетов в материальные тела,
передатчик осуществляет перенос любого материального тела
из любой заданной точки пространства-времени в любую
другую точку пространства-времени вне зависимости от
наличия "твердых" ТП-каналов (так наз. спонтанная ТП).
Линейные размеры переносимого тела определяются мощностью
Т. Вес лучших образцов Т. - до 700 г. Об энергетическом
базисе ТП см.: Вакуум. Энергия вакуума и Энергия ТП".
ТП-энциклопедия. М. 114. С.699




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0451 сек.