Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Андрей Балабуха - Распечатыватель сосудов, или На моисеевом пути

Скачать Андрей Балабуха - Распечатыватель сосудов, или На моисеевом пути



VII

Когда в голове у меня сложился план действий, я позвонил Магде
-- Какие у тебя планы на выходные, боевая подруга?
-- А что вы можете предложить, Марк?
-- Увы, только работу. Скорее всего, на оба дня. И притом
круглосуточно. Но сверхурочные, естественно, с меня.
-- Идет. Когда надо быть?
-- Знаешь, как говорят в таких случаях? Вчера.
-- Ясно. Буду через сорок минут. Устроит?
-- Вполне. И не забудь права.
В ожидании Магды я еще раз прикинул все детали. Вроде бы сходилось.
Если сойдется в действительности, мне будет что написать в завтрашнем отчете
господину Пугоеву. Но, как говорят англичане, чтобы приготовить рагу из
кролика, надо иметь хотя бы кошку. А пока у меня были только идеи и
предположения, пусть даже убедительные и правдоподобные. Что ж, попробуем
поймать кошку.
Через коммутатор "Детинца" я соединился с квартирой Риты Лани. Она
сняла трубку так быстро, словно сидела у телефона и ждала звонка.
-- Здравствуйте, Рита. Это Марк Айле, частный сыщик. Помните?
-- Я вас узнала. По голосу.
Ну конечно, профессиональный слух(
-- Я закончил дело.
-- Вы нашли Виктора? -- спросила она странно ровным, напряженным
голосом.
-- Нет. Но я нашел неопровержимые доказательства его смерти.
На этот раз она все-таки вскрикнула.
-- Примите мои соболезнования, -- сказал я как мог официальнее. Такие
интонации позволяют легче врать. И повесил трубку.
Я ожидал, что она перезвонит. Чтобы узнать мой номер, ей могло
понадобиться максимум минут пять. Но прошло четверть часа, а звонка не было.
Магда появилась с обычной пунктуальностью -- ровно через сорок минут.
-- Привет, Марк! Какие будут указания?
-- С указаниями успеется. А пока, если не трудно, организуй чего-нибудь
пожевать. Я сегодня еще не обедал. И вряд ли буду ужинать.
Наличные запасы, как оказалось, иссякли, и Магде пришлось прогуляться в
пиццерию на углу. Потом мы поужинали; ужинал, собственно, я; Магда больше
составляла компанию. Попутно я изложил инструкции. Сейчас мы поедем в одно
приятное и спокойное место. Я останусь там, а Магда вернется в контору. И
будет сидеть здесь у телефона. Это главное. Она может заниматься чем душе
угодно -- есть, пить, читать, раскладывать пасьянсы, печь пироги или
смотреть телевизор, но должна быть готова в любую секунду по первому же
звонку снять трубку. Если не вернусь к утру, -- позвонить генералу Керро. Он
меня в это поганое дело втравил, пусть сам и вытаскивает.
-- Вот телефоны -- два служебных и домашний. Если у телефона окажется
кто-то другой, скажешь только, что у тебя срочное сообщение от Перса.
-- От кого?
-- От Перса. Запомнила?
-- Запомнила. Перс. Вопрос можно?
-- Давай.
-- Это что, псевдоним? Мы работаем на полицию?
-- Нет, -- улыбнулся я. -- Мы честные частные сыщики. И работаем на
клиента -- в полном соответствии с законом. Так что заговорами, шпионами и
прочей чепухой головы не забивай -- она тебе для другого пригодится. А Перс
-- просто прозвище. Детское, можно сказать. Все?
Магда кивнула.
-- Если скажешь так, он вскорости тебе позвонит. Ну, а если сразу на
него нападешь, скажи: "Персу худо". И все. Ясно?
-- Куда яснее.
-- Вот конверт. Вскроешь только во время разговора с генералом. Кстати,
после соединения лучше обращайся к нему просто по имени -- Феликс. Он поймет
правильно, не сомневайся. В конверте адрес. Зачитаешь ему.
-- Хорошо, Марк. Что, дело так серьезно?
-- Ей-богу, не знаю. Но береженого Бог бережет. Главное ( будь при
телефоне. Ты можешь понадобиться в любой момент. И я понятия не имею для
чего. Договорились?
-- Не беспокойтесь, Марк.
-- Тогда повтори.
Магда повторила. Очень точно.
-- Хорошо, -- сказал я, -- спасибо, боевая подруга. А теперь нам пора.
Перед уходом я еще раз позвонил в "Детинец". Телефон в квартире Риты
Лани не отвечал. Похоже, все идет именно так, как я предполагал. Не знаю,
как насчет кроликов, но кошку, возможно, словить удастся.
И мы отправились ее ловить.
Когда я отъезжал от дома, почти одновременно от пиццерии тронулась
голубая "кама". Сперва я не обратил на нее никакого внимания, но потом вдруг
спохватился. Может, это и аберрация памяти, но я готов был поклясться, что
такая же зализанная голубая машина стояла рядом с моим "алеко" возле
Университета. Об этом стоило подумать. Чтобы выиграть время, я не стал
сворачивать к Старому Рынку, а поехал прямо -- к Садовой площади. Временами
я поглядывал в зеркальце. "Кама" следовала за мной, причем довольно
профессионально, не впритык, а оставляя между нами то одну, то две машины.
На Садовой я сделал круг и двинулся в обратном направлении. Магда молча
сидела рядом, ничем не выдавая удивления. Молодец, девочка! И водитель
"камы" тоже, к сожалению, молодец -- словно приклеился. Да что же это такое
делается? Отрываться на скорости я не мог: и мотор у меня похилее, да и
вообще на улицах с ограничением до восьмидесяти это не имеет смысла. В
прежние времена, когда я разъезжал на служебных машинах -- другое дело.
Тогда никто не стал бы задерживать машину с полицейскими номерами. Их вся
дорожная полиция знает, как "Отче наш". Нынче же я только привлек бы к себе
внимание, а это с любой точки зрения не с руки. Значит, надо выкручиваться
иначе. Но кому могло придти в голову сесть мне на хвост? Или это я прищемил
кому-то хвост? Уж не нашей ли кошечке? Выходит, ей стадо горячо? Странно(
Размышляя таким образом, я хаотично сворачивал то налево, то направо.
Вернее, вроде бы хаотично, потому что на самом деле цель у меня была. Просто
ни к чему было ее заранее демонстрировать. А не феликсовы ли это штучки? Но
приставил ли он ко мне своих тихарей? Не похоже. По номеру не похоже. Знаю я
и служебные номера, и сменные, и частные. Нет, не то. Ай да кисонька!
-- К чему эти гонки, Марк? -- не выдержала наконец Магда.
-- Экскурсия по городу, -- коротко бросил я. -- Погоди. Потом.
-- Потом так потом, -- голос у Магды был по-прежнему спокойным, но,
скосив глаза, я заметил, что сидит она напряженно.
-- Спокойно, девочка, -- сказал я. -- Все в порядке. Мы миновали
грузинское посольство, выехали на Угловую, с нее надо будет резко свернуть в
Перевозный переулок. Этот фокус поставил нас в тупик, когда мы с Феликсом
брали Пятачка. Перевозный переулок короток. Он соединяет Угловую с Майской
набережной. А примерно на середине его есть одна хитрая подворотня( Будем
надеяться, водитель "камы" отстанет от меня достаточно, чтобы я успел. Я
резко прибавил газ.
-- Ну, выручай, старина, -- сказал я "алеко". -- Покажи, на что
способен!
-- Что? -- спросила Магда.
-- Ничего.
"Алеко" всхрапнул и рванулся. Резкий поворот, машину занесло, противно
заскрипела резина. Сколько у меня секунд? Авось хватит. Снова резкий поворот
-- и сразу еще один. Подворотня действительно хитрая, она раздваивается, и
оба ее рукава выводят во дворы, образующие целый лабиринт. Если его знать,
то можно выскочить и на Черемуховый спуск, и на Скотопрогонный проезд. А там
ищи ветра в поле. Главное, чтобы тот, в "каме", был уверен, будто я успел
свернуть на набережную. Если он даже вернется и нащупает мою подворотню,
поди знай, в какой из рукавов я свернул. Искать в лабиринте дворов --
безнадега полная. В объезд, чтобы встретить -- тоже трудно, тут сплошь
одностороннее движение. Да и попробуй угадать, на какую из улиц я выверну. В
общем, верняковый фокус.
И он мне удался. Я выскочил на Скотопрогонный, потом свернул на
Рождественскую. Так-то, кисонька!
-- Что, Магда, с профессионалами-то тягаться -- кишка тонка?
-- Не знаю, -- отозвалась она. -- А что это было?
-- Кому-то очень захотелось узнать, куда мы едем.
-- Кому?
-- Понятия не имею.
Она посмотрела на меня недоверчиво, и я повторил:
-- Ей-богу, не знаю. Пока. Но выясню обязательно.
Минут через двадцать мы приехали на Подгорную. Я остановился не доезжая
знакомого дома. К счастью, несколько машин на улице стояло, так что мой
"алеко" не должен был бросаться в глаза. Марка ходовая, цвет неброский(
-- Все, -- сказал я. -- Приехали. Давай меняться местами. Выходи.
Магда выбралась из машины и обошла ее спереди, я перебрался в правое
кресло, не показываясь никому на глаза. Хотя на первый -но пристальный --
взгляд ничьих глаз вокруг вроде не было.
-- И что теперь? -- поинтересовалась Магда.
( Теперь будем ждать.
Если я прав, ждать оставалось не больше получаса.
( Просто ждать?
( Не просто. Будем разыгрывать парочку, у которой нет другого места или
другого времени.
( Идет, ( отозвалась Магда с энтузиазмом. ( Целоваться будем?
( По настроению.
( Настроение подходящее.
Я хотел было сказать что-то язвительное, но не успел. Ничего не
скажешь, целоваться она умела. Я с трудом перевел дыхание. Вот чертовка! И я
тоже хорош ( забыл, что мне уже за сорок, и последние пятнадцать из них не
целовался в машинах( Впрочем, додумать этой очень интересной и, главное,
полезной мысли я опять-таки не успел. Так что полчаса пролетели даже слишком
быстро. Правда, какой-то автомат во мне все-таки работал. Помню, например,
что за это время мимо проехало семь машин ( три "волги", один "алеко",
точный двойник моего, "тойота", "кама", но красная, и серая "лада". Все они
двигались в одном направлении ( движение по Подгорной одностороннее. Но
восьмую я буквально почуял издалека. Может быть, потому что она шла ( судя
по звуку ( с явным превышением скорости. Я оторвался от Магды.
( Все, девочка. Похоже, началось.
Она серьезно кивнула.
Мимо нас промчалась оранжевая двухместная "кама-спорт". Перед воротами
двадцать второго дома она резко затормозила, из нее выскочила фигура, в
которой даже в полуночных сумерках я без труда узнал Риту Лани. Она нажала
на кнопку переговорника.
( Так, ( сказал я Магде. ( Теперь слушай. Когда я выйду, ты выждешь
секунд тридцать-сорок и снимешься. Сперва ( под уклон, накатом. Метров через
двести включай зажигание. Приедешь в контору ( и дальше как договорились. И
вот еще что. Когда будешь парковаться, глянь, нет ли поблизости голубой
"камы". Трехдверная "пятерка".
-- От которой мы удирали?
3аметила-таки! А я-то думал(
-- Она.
-- Хорошо.
-- И ничего не бойся.
-- А чего мне бояться? -- опросила она, и по тону я понял, что она
действительно ничего не боится. Или ничего не понимает. В данном случае --
это одно и то же.
Створки ворот дома двадцать два распахнулись. Рита вернулась в машину,
мотор заурчал, и "кама-спорт" въехала внутрь. Ворота сомкнулись плавно и
беззвучно.
-- Ну, пока, -- сказал я Магде и вылез наружу. А про себя подумал:
"Вернусь -- надо будет продолжить".
Дом и участок капитана Бьярмуле я успел более или менее подробно
разглядеть еще в прошлый раз. Тогда-то и пришла мне на ум эта идея. Ограда
здесь хитрая, с охранной сигнализацией, и перелезать через нее было
бессмысленно. Но если взобраться на ближайшее к углу участка дерево,
перебраться с него на соседнее, росшее в палисаднике дома двадцать, то
оттуда можно спрыгнуть как раз куда надо. Конечно, это нарушение прав
частного владения и неприкосновенности жилища. Но я надеялся в крайнем
случае отделаться штрафом, платить который придется господину Пугоеву. И
занялся обезьянством.
Сук, на который мне предстояло залезть, отходил от ствола достаточно
высоко, чтобы об этом пути никто не подумал. Я перекинул через него веревку
с грузиком на конце и в этот момент услышал, как неподалеку завелся
двигатель "алеко". Магда точно выполняла инструкции. По веревке я взобрался
на сук и прополз по нему до тех пор, пока не почувствовал, что дальше уже не
стоит. Зато ветвь, на которую мне требовалось перебраться, оказалась точно
надо мной. Остальное было делом техники. Мальчишками мы проделывали еще и не
такие трюки. Правда, с тех пор я здорово отяжелел, но и тренированность у
меня сейчас не мальчишеская. А это тоже кое-что.
Через минуту я был уже на территории дома Бьярмуле. Хотелось надеяться,
что собак здесь на ночь не спускают.
Выходящие на боковой фасад окна светились, но были зашторены, однако
для вящей надежности я в два прыжка преодолел полосу дорожки -- кусты по
сторонам предательски затрещали. Но теперь меня уже нельзя было увидеть. Я
осторожно пошел вдоль стены. Задний двор был невелик. Асфальтированная
дорожка, обогнув дом, вливалась в площадку перед гаражом-пристройкой. Крыша
его была плоской и служила открытой террасой. Судя по размерам, гараж был на
три машины. Или на две и мастерскую. Со второго этажа дома на террасу вела
дверь, и она была чуть-чуть приоткрыта. Перекинув ту же веревку через
балюстраду террасы, я взобрался туда. Похоже, меня никто не видел. Я
осторожно подошел к двери и прислушался. Тихо. От легкого нажима дверь
беззвучно открылась, и я шагнул внутрь. На втором шаге у меня возникло
какое-то смутное отпущение, и я обернулся, но заметил только неясное
движение. Потом был удар, боли от которого я не успел почувствовать. Я
вырубился.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0994 сек.