Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Детективы

Анатолий Днепров - Глиняный бог

Скачать Анатолий Днепров - Глиняный бог


11. ДВЕ ВОДЫ
Ночь была черная, и только редкие звезды сверкали в бездонном небе.
Я прополз по ветке над проволочным заграждением, и внизу засерела полоса
песка. Ничего не было видно, кроме контуров малого ангара, в окнах которого
вспыхивали кроваво-красные пятна. Красные блики беспокойно трепетали на
песке. В воздухе чувствовался едкий запах гари.
Я спрыгнул вниз и, убедившись, что вокруг никого нет, стал осторожно
обходить ангар, направляясь к воротам, которые вели к институту.
На мгновение я остановился у окна в малый ангар и заглянул внутрь. Там,
перед огромным чаном с пылающей смолой, сидели люди. Они теснились вокруг
него, как теснятся вокруг костра в холодную ночь, и грелись. Они
поворачивались к огню то одним, то другим боком, потирая тело руками.
Изредка из помещения доносились глухие возгласы...
Ворота были заперты. Тогда, ухватившись за металлические перекладины, я
стал карабкаться вверх и, достигнув вершины, перебрался на противоположную
сторону.
Кругом все, казалось, вымерло. Может быть, Грабер бежал? А как же
каменные солдаты? Неужели Грабер так просто решил с ними расстаться?
Вскоре я заметил, что сквозь штору одного из окон на втором этаже
пробивается узкая полоска света. Значит, там кто-то есть.
Водокачка соединялась с главным зданием воздушным пролетом. Я подошел
вплотную к круглому бетонному сооружению и обнаружил, что дотянуться до окон
невозможно. Рядом стоял грузовик с цистерной. В ней привозили воду, которую
затем перекачивали наверх. Как ее перекачивали? Я стал шарить вокруг
цистерны.
По-видимому, она должна иметь слив в нижнем днище. Когда я забрался под
грузовик, то чуть не полетел в яму: прямо под кузовом машины, в бетонной
площадке, находился сливной люк.
У меня не было ни спичек, ни фонаря, и поэтому пришлось действовать
ощупью. Держась рукой за ось автомобиля, я осторожно спустился в люк, и
вскоре мои ноги коснулись дна.
Бетонированный сток круто уходил вниз. Я буквально съехал по скользкой
поверхности и уперся ногами во что-то металлическое. Здесь я смог
выпрямиться во весь рост. Без сомнения, я попал во внутреннее помещение.
Я хватался за какие-то предметы, переступал через трубы, чуть было не
свалился в какую-то яму и наконец примостился на небольшой площадке. Нужно
было ждать до рассвета; без спичек и без фонаря я ничего не смог сделать.
Усевшись поудобнее, я приготовился ждать. Но вот вдруг сверху брызнула
вспышка яркою света. Там на мгновение приоткрылась дверь, и в ворвавшемся
потоке света я увидел, что сижу на ступеньке спиральной лестницы над краем
железного чана. Дверь снова закрылась, но я уже знал, что делать. Держась
рукой за трубу, я стал медленно подниматься по лестнице. Через минуту я уже
стоял у двери, сжимая в руке пистолет.
Несколько секунд я прислушивался, затем сильным толчком отворил дверь и
ворвался в просторный, ярко освещенный зал. Я увидел женщину, которая в это
мгновение поворачивала на громадном баке никелированную ручку. Она
обернулась и хрипло вскрикнула. Это была фрау Айнциг.
- Извините, мадам, за беспокойство, - процедил я сквозь зубы.-Советую вам
вести себя благоразумно.
Она таращила на меня обезумевшие от ужаса глаза. Я заметил, что ее рука
медленно шарила по стене.
- Отойдите от стены и не пытайтесь звать на помощь. Вы знаете, что
пострадаем мы в одинаковой мере...
- Как вы сюда попали? - спросила она, едва шевеля губами.
- Это не так уж и важно, мадам. Меня больше интересует, что вы здесь
делаете.
- Я... я...
- Прошу вас, садитесь, - приказал я, указав дулом пистолета на небольшую
металлическую табуретку.
Она покорно села, не сводя с меня бесцветных вытаращенных глаз.
- Вы мне расскажете все по порядку или я должен задавать наводящие
вопросы, мадам?
- Что вам нужно?
- Откуда в водопровод, снабжающий ваш отряд водой поступает щелочь?
Она бросила короткий взгляд вправо. Я увидел сделанный в стене
металлический бак, на котором большими красными буквами было написано "КОН".
- Ага, едкий калий? И много нужно добавлять его в воду чтобы ваши жертвы
не окаменели?
- Пэ-аш должно быть семь и пять десятых, - хрипло ответила она.
-- Ну, а что будет, если мы выключим щелочь? Она ничего не сказала, а
только злобно зашипела.
- Вот это мы сейчас и сделаем, - сказал я. - Ну-ка закройте кран!

Айнциг боком пошла к баку со щелочью и стала медленно заворачивать кран.
- Сильнее, сильнее! Нужно, чтобы в воду не попало ни капли щелочи, -
приказал я.
Она завертела кран изо всех сил.
- Все?
- Нет, не все,-сказал я, пристально вглядываясь в ее посеревшее лицо.
- Что еще?
- А где сосуд с катализатором, который вы добавляете в питьевую воду,
чтобы в организме происходило замещение углерода на кремний?
Она молчала.
- Фрау Айнциг, у вас есть единственный шанс несколько смягчить свою
судьбу. Вы понимаете, сейчас вам ни "Уэстерн биокемикал", ни "Хемише
Централ" не помогут. Судить вас будут новые, местные власти. Где катализатор
и как он вводится в питьевую воду?
Ее лицо от злости и страха стало синим. Она медленно пятилась вдоль
стены, не сводя глаз с пистолета. Мы обошли все круглое помещение и
остановились у продолговатой полки, закрытой металлическим щитом.
- Это здесь? Открывайте.
- У меня нет ключа.
- Мадам, не заставляйте меня прибегать к силе. Я не люблю грубо
обращаться с женщинами, даже с такими, как вы.
- Дегенерат...-прошептала она.
- Для вас тоже есть название.
Айнциг вытащила из нагрудного кармана халата ключ и открыла полку. Здесь
в один ряд выстроились двенадцать небольших бачков из темно-желтого стекла,
от которых тонкие стеклянные трубки отходили к водопроводным кранам.
- Ого! Целых двенадцать! Зачем так много? Ага, понимаю. В зависимости от
того, над кем вы собирались произвести свой дьявольский эксперимент, тот
бачок и наполнялся катализатором. При помощи воды вы распространили свою
власть на всех сотрудников института?
- Вы очень сообразительны, Мюрдаль,-процедила она, оправившись от первого
приступа страха.-Что я теперь должна делать?
- Теперь расскажите, кому какой бачок предназначен.
- Этого я не знаю.
- Жаль. Впрочем, это нетрудно догадаться. Все они на-полнены раствором,
кроме одного. Кому же это повезло, кого вы пощадили?
- Я не знаю Я не наполняла.
- Вот как! А я думал, что это ваша обязанность. Итак, куда идет труба от
пустого бачка?
- Говорю вам, не знаю.
- Ну, так я знаю, мадам Айнциг. Она идет в апартаменты доктора Грабера и,
по-видимому, в ваши.
Айнциг оскалила зубы и хотела изобразить что-то вроде улыбки.
- Вы ошибаетесь, мистер Мюрдаль...
- Посмотрим. Отсоедините крайний бачок и перелейте жидкость в пустой.
Ее лицо снова исказил ужас.
- Я этого не сделаю, - прошипела она.
- Значит, я угадал. Вот видите. А вы считали себя умней всех. Выполняйте
то, что я вам приказал!
- Нет! - взвизгнула она
- Тогда я это сделаю сам.
- Я не позволю! Я... я...
Она сорвалась с места, молнией пересекла зал и скрылась за дверью.
- Стойте, стойте! - кричал я.
Но было поздно. Я услышал, как она споткнулась и пронзительно вскрикнула,
сорвавшись с огромной высоты.
Стрелять не было необходимости. Снизу донесся глухой удар, и воцарилась
мертвая тишина.
Я вернулся к полке с темно-желтыми сосудами, отсоединил один от крана и
перелил содержимое в пустой бачок. Рукояткой пистолета я разбил остальные
сосуды, и жидкость с ядовитым эликсиром вылилась на пол.
Теперь оставалось только ждать.

12. ГЛИНЯНЫЙ БОГ
Когда наступило утро, я обнаружил, что водокачка была прекрасным
наблюдательным пунктом. Через три окна хоро-шо просматривалась окрестность
вокруг. Были видны бараки, в которых находились лаборатории, как на ладони
лежал испытательный полигон, и слева от пего раскинулся "оазис алых пальм".
Мне не нужно было возвращаться в оазис, потому что я знал, что очень скоро с
каменной армией Грабера будет покончено. Оставалось только ждать.
Пока что только я один знал, что армия Грабера обречена. Странно, я не
чувствовал угрызения совести за то, что по моей вине все эти бывшие люди
погибнут. Они уже погибли. Они давно стали бездумными, несчастными
автоматами, обречен-ными влачить страшное бремя противоестественного
существования. Они духовно и физически убиты Грабером, и только их
окаменевшая оболочка напоминала о былом человеческом достоинстве,
Солнце поднялось над пальмами, и кремниевая пехота снова вышла на поле
боя. Отряд Фернана рассыпался среди грядок. Каменные истуканы возобновили
неутомимое преследование...
Сверху было хорошо видно, как то один, то другой каменный человек
наклонялся над грядками и пил воду. По мере того как солнце поднималось
выше, они все чаще и чаще прикладывались к воде.
В конце второго часа "шахматной" войны я увидел, как один солдат Грабера
вдруг остановился. Он застыл в необычной позе, подняв одну ногу и руку.
Араб, которого он преследовал, что-то крикнул. В это мгновение застыл еще
один, затем еще и еще. Все это произошло молниеносно. Пространство, где
только что шла сложная комбинационная война на измор, стало походить на
кладбище с каменными статуями или на музейный двор, куда свезли и поставили
скульптуры эпохи палеолита.
Вначале нерешительно, а затем все смелее к окаменевшим людям стали
подходить мои товарищи.
Я сбежал вниз по спиральной лестнице и здесь на мгновение остановился у
скрюченного трупа Айнциг. Ее глаза были широко раскрыты, и в них застыла
звериная злоба.
Фернан быстро отдавал распоряжения своим бойцам. Одни должны были залечь
вдоль асфальтовой дороги, ведущей к выходу, другие - осмотреть бараки.
Несколько человек остановились у входа в трехэтажное здание, где находился
штаб Грабера.
- Такое впечатление, будто внутри никого нет, - сказал Али.
Я посмотрел на грузовики, стоявшие справа. Теперь их было не три, а два.
- Наверно, кое-кто уехал. Нужно быстрее кончать. Неужели Граберу удалось
бежать?
Фернан подошел к двери и изо всех сил толкнул ее ногой. Она чуть-чуть
приоткрылась и затем снова захлопнулась, как будто с противоположной стороны
на нее навалили мешки с песком.
- Ну-ка, помогите мне...
Мы все нажали на дверь, и она с трудом подалась. В темной узкой прихожей
мы увидели двух мертвых солдат в нелепой позе валявшихся на полу. У одного
из них рот был забит песком. У второго песок был зажат в руке.
- Что это?-удивленно воскликнул Фернан.-Кто втолкнул им в глотку песок?
- Никто. Они сами. Один успел, а другой нет,-сказал я.
Справа, на уровне первой ступеньки лестницы, ведущей в подвал, к стене
была прикреплена водосточная раковина и кран. Я указал на крап.
- Все дело в этом. В воде.
И я рассказал обо всем, что случилось на водокачке.
- Может быть, и Грабер в таком же состоянии?
В это время со второго этажа в сопровождении нескольких людей сбежал Али.
Лицо его выражало ужас.
- Что с Грабером?-спросил я.
- Он хрипло пробормотал:
- То же, что и с его телохранителями. Вот, смотрите.
Он протянул мне руку, но не свою, а ту, которую он держал как палку...
Глина. Обыкновенная глина. Это была рука, сделанная из глины, она
ломалась и крошилась... Я сломал ее чуть-чуть повыше локтя и после-у самой
кисти. В ней совершенно не было кости.
- Кусок Грабера.
- Кусок глиняного бога,-с презрением произнес Фернан и, выпрямившись,
пошел к товарищам, которые курили в стороне.
Я с отвращением отбросил кусок глины в сторону...
Пустыня... Неужели кошмар кончился? По черной асфальтовой полосе шел наш
отряд. Двадцать миль-это не так уж много. Вдруг воздух задрожал от гула
приближающихся самолетов. Вот они пролетели над нами-один, второй, третий.
Металлические птицы без опознавательных знаков. Они шли совсем низко и, не
долетая до института Грабера, ложились на правое крыло и разворачивались.
Через минуту послышались взрывы. Их было много, на горизонте к нему
поднималось бурое облако. Самолеты кружились над местом, которое мы покинули
час назад. Они с тупым упорством сбрасывали бомбы, заметая следы
преступления.
Взрывы. Много глухих взрывов в пустыне. Услышит ли о них мир? Узнает ли
он, как, извращая науку, люди науки издеваются над людьми? Неужели люди
разрешат граберам существовать на нашей планете?
- Между прочим, Фернан, куда вы и ваши товарищи направитесь сейчас? -
спросил я. Он улыбнулся:
- Домой. У нас так много дел дома! Нужно сделать так, чтобы никто никогда
не совершал преступлений на нашей священной земле.
 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0627 сек.