Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Детективы

Ирина Стрелкова - Похищение из провинциального музея

Скачать Ирина Стрелкова - Похищение из провинциального музея


"9"

Не найдя художников в кафе, Фомин направился в гостиницу.
Дежурная сказала ему, что их нет в номере и что они вообще так рано не
возвращаются. До гостиницы уже дошел слух, что комиссия горсовета
выставила художников из нового кафе и запечатала помещение. Приход
Фомина навел панику - может, бородачи удрали, не расплатившись за
номер? Дежурная послала уборщицу проверить, на месте ли имущество
постояльцев. Воспользовавшись случаем, Фомин заглянул в номер.
Он полагал, что увидит неряшливое мужское общежитие, разбросанную
по кроватям одежду и пару грязных носков на столе. Однако в номере
было прибрано по-солдатски. Словно здесь ожидали в любой час
строжайшую поверку. Это Фомину очень не понравилось.
Мимоходом он поинтересовался, в каком номере проживает Спартак
Тимофеевич Коваленок. Оказалось, что Футболист остановился на самой
верхотуре, откуда, как знал Фомин, есть прямой выход на чердак и к
пожарной лестнице.
- Он сам выбрал номер наверху или ему такой достался?
Дежурная побледнела.
- Ты уж не скрывай, - злорадна посоветовала уборщица. - Ты уж
признавайся как на духу. С милицией шутки плохи.
- А что признаваться? - лепетала перепуганная дежурная. - Тебе
вот Вера Брониславовна колготки для внучки привезла, а мне лекарство.
Что тут плохого? Знак внимания.
- Так то Вера Брониславовна. Она и подарки привозит, и на Восьмое
марта поздравляет. А этот с чего?
Фомин быстро разобрался, в чем уборщица обвиняла дежурную.
Гостиницу в Путятине построил тоже Кубрин. Но в ее архитектуре
нет ничего итальянского - все по-российски, по-купечески. Длинное
двухэтажное здание со стенами метровой толщины, с небольшими окошками
занимало в длину целый квартал. К нему примыкал обширнейший двор с
конюшнями и сараями для экипажей. Окнами на улицу шли номера побогаче,
окнами во двор - победнее. И хотя в гостинице уже давно стояла
нынешняя стандартная мебель, а не бархатные диваны, кресла и карточные
столы, разница между номерами оставалась - окнами на улицу селили
командированных рангом повыше. Зато изменилось в корне значение
номеров получердачных. Прежде тут селили бедняков приличного облика -
неприличных грубо отсылали на постоялый двор. Но теперь тесные
чердачные каморки обрели немалую ценность. Дело в том, что все бывшие
богатые номера, кроме двух "люксов", стали теперь многоместными, а в
чердачную каморку со скошенным потолком никакими ухищрениями нельзя
было втиснуть больше одной кровати. При этом чердачные номера никогда
не бронировались горсоветом или управлением текстильной фабрики. Они
составляли золотой фонд гостиничной администрации. Вот почему
Футболист, преподнесший дежурной коробку шоколада московской фабрики
имени Бабаева с веткой сирени на крышке, получил в свое распоряжение
тот самый номер, откуда он мог отлучаться в любое время совершенно
незаметно для гостиничного персонала.
Видимая сторона его жизни в Путятине была такова. Футболист
вставал в семь часов утра, завтракал в гостиничном буфете и укатывал
на своей машине до вечера. Ужинал в буфете и рано ложился спать.
Никакие посетители к нему не приходили, к телефону его не вызывали,
писем он не получал. С художниками Футболист не общался и не проявлял
никаких попыток с ними познакомиться. С Верой Брониславовной тоже.
Сегодня с утра он предупредил, что собирается уезжать после
обеда, однако никуда не уехал. Дежурная гостиницы и уборщица видели
своими глазами, как во дворе появился известный всему Путятину дядя
Вася - тунеядец, родственник активистки из секты староверов. Примерно
через полчаса к нему вышел постоялец из чердачного номера. Они о
чем-то поговорили, сели оба в машину и уехали. Однако спустя некоторое
время постоялец вернулся пешком, немного посидел у себя в номере и
ушел.
Фомин поблагодарил дежурную и уборщицу за ценные сведения и
оставил свой телефон на случай, если они еще что-нибудь заметят. Что
же касается дяди Васи, то это был, конечно, знаменитый умелец,
направленный ГАИ по верному адресу.
Через четверть часа Фомин беседовал с умельцем в его домашней
мастерской. Дядя Вася сообщил, что машина у клиента новая, содержится
бережливо. Клиент, как водится у автолюбителей, сначала сыпал
техническими словами, а затем целиком доверился дяде Васе. Особых, не
относящихся к автоделу разговоров не заводил, но о милиции выразился
неодобрительно.
- То есть? - спросил Фомин.
- То есть сначала никакого разговора про милицию не было. Он
издалека начал. Что вот, мол, бывают у людей одни и те же увлечения
или одни и те же болезни - и тогда люди стараются помочь друг другу.
Например, у одного больная печень и у другого пошаливает. Сидят рядом
на совещании, обмениваются, у кого как болит, а там, смотришь,
записали телефоны, звонят друг другу, устраивают взаимно на прием к
врачам, едут вместе на курорт. Или, например, человек гуляет со своей
собакой. Понемногу у него появляются знакомые среди собачников. Они
дают друг другу советы, как воспитывать псов, как лечить. А если надо,
они дружно объединяются против пенсионеров и против работников
милиции.
На этом месте дядя Вася запнулся, но потом твердо повторил, что
так и было сказано: "против милиции".
- Дальше что? - допытывался Фомин, остановив заверения дяди Васи
в полном уважении к милиции.
- Дальше хвастался, что автолюбители тоже друг за друга стоят
горой. Запчастями делятся, мастеров друг другу рекомендуют или там
электриков, которые ставят противоугонные устройства. У него в машине
клавиши поставлены - секретный код, по блату делали в НИИ. Он насчет
дверцы не очень переживал, все охал, что электроника полетела.
Пришлось налаживать.
- Электронику?
Запущенная внешность умельца мешала Фомину поверить, что дядя
Вася хоть как-то разбирается в умных приборах. Дядя Вася заметил
сомнение следователя, но виду не подал, ответил скромненько:
- Чего тут хитрого? Подпаял маленечко - и заработала лучше
прежнего.
- А потом что делали, о чем беседовали? Вы не тяните, сами обо
всем рассказывайте.
Дядя Вася задумался.
- Потом-то нечего рассказывать, потом он ушел. Но вот до... Тут
случилась одна закавыка. Тетка моя терпеть не может чужих, но тут ее
как подменили.
- Поточнее! - сказал Фомин. - По порядку, со всеми подробностями.
Подробности оказались весьма любопытными.
Когда дядя Вася и Футболист подъехали к дому, умелец вылез и стал
отворять ворота. Дом принадлежит не ему, а тете Дене, которая служит в
музее. Она староверка и пуще всего боится обмирщиться. Лучших друзей
дяди Васи за ограду не пустит, но заказчиков кое-как терпит.
Стал, значит, дядя Вася отворять ворота; они скрипели довольно
громко, потому что все недосуг смазать петли. Машина въехала во двор и
остановилась. В этот самый момент на крыльце появилась рассерженная
тетя Дена. Заказчик вылез из машины и подошел к ней. Обычно она
глянет, как водой окатит, и обратно в дом. А этому заулыбалась, словно
родному.
К сожалению, дядя Вася не расслышал, какими словами обменялись
его тетка и Футболист, - уж очень сильно скрипели ворота.
- Вам не показалось, что ваша родственница и этот человек знакомы
друг с другом, то есть где-то встречались раньше? - спросил Фомин. Ему
вспомнилось, как на ступенях музея Футболист проговорился, что пришел
с кем-то повидаться.
- Вот именно показалось! - обрадованно вскричал дядя Вася.
- А не создалось ли у вас впечатление, что ваша родственница не
просто знакома с этим человеком, но, например, находится от него в
какой-то зависимости?
Дядя Вася слегка оторопел:
- Этого не знаю, не скажу. Хоть сажайте!
- Никто вас не собирается сажать! - обиделся Фомин. - Вы поймите,
я должен разобраться во всех тонкостях.
- Понятно. - Дядя Вася сделал таинственное лицо. - Дело о
шпионаже? - Он замахал руками: - Нет, нет, я не любопытствую! Можете
не отвечать!
- Какой шпионаж? Вы же видели мое удостоверение!
- Видел! - быстро согласился умелец. - Признаю свою ошибку.
У Фомина осталось подозрение, что дядя Вася не так глуп, как
прикидывается. Похоже, что он на самом опасном месте беседы заюлил и
стал отводить в сторону.
С Футболиста умелец по собственному стыдливому признанию взял за
ремонт двадцать пять рублей.
- Не много ли?
Дядя Вася молитвенно прижал к груди пропитанную смазкой пятерню:
- Так ведь не каждый день у меня клиенты! И опять же, я сделаю к
утру, а на автостанции проманежат дня три. Тоже надо учитывать. Я с
вами без утайки, меня на этот счет в ГАИ предупредили.
- Без утайки так без утайки, - строго заметил Фомин. - Что
сделала потом ваша родственница?
- Поулыбалась ему и пошла в дом.
- А он что?
- Да он ничего. Мы с ним машиной занялись. Он только спросил
меня, как ее зовут и где работает.
- То есть как он спросил? - Фомину показалось, что умелец опять
засобирался поюлить.
- Вполне вежливо. Он и мной интересовался. Один ли я живу, или
есть жена, дети. Я ему сказал, что жена и дети отбыли в другой город,
а я, значит, бобылем поселился у тетки.
- Та-ак... - протянул Фомин. - А про жену вашу он тоже спрашивал?
Как ее зовут, где работает?
- Нет. Ему-то зачем?
- Тогда подумайте, зачем он вам задавал вопросы про тетю Дену.
Тем более если он - вы мне сами об этом сказали - был с нею раньше
знаком!
Дядя Вася развел черными руками:
- Задачка!.. Без пол-литры не разберешься.
- Бросьте эти намеки! - посоветовал Фомин. - Не путайте меня со
своими клиентами!
- Я не в смысле выпить! - запротестовал умелец. - Так уж
говорится. Народный афоризм.
- Вы без афоризмов. Только факты.
Дядя Вася шумно вздохнул.
- Фактов у меня не густо. Но есть кое-какие собственные идеи. -
На небритом лице проступило глубокомысленное выражение, какое бывало у
дяди Васи, когда он находил, отчего барахлит двигатель. - Корень зла -
в секте. Сколько я от тети Дены перенес из-за ее веры! Вы уж поверьте
моему печальному опыту. Она лучших моих друзей и в ограду не пускает,
а к постороннему человеку сразу с лаской и приветом. Почему? Да
потому, что у секты есть свой тайный знак. Они им обмениваются навроде
пароля и таким путем узнают своих единоверцев... - Дядя Вася
просветленно взглянул на следователя. - Мы с вами ошиблись! Моя тетка
и мой клиент никогда прежде не встречались. Интересующий вас человек
прибыл сюда от секты!
Фомин понял, что больше он ничего дельного от дяди Васи не
добьется.
Забежав домой поужинать, он получил от деда полную информацию о
путятинских староверах. В царское время церковь стремилась изничтожить
сектантов, но в Путятине им жилось привольно, потому что Кубрин
откупался взятками. Хозяин мануфактуры молился по старым книгам и
жену-католичку заставил креститься в свою веру, некоторые хозяйские
подхалимы тоже заделались старообрядцами. А теперь в Путятине не
наберется и десятка стариков, соблюдающих свое двоеперстие. Тетя Дена
у них за уставщики.
Биография у тети Дены чистая, трудовая. До революции она
девчонкой служила в доме у Кубрина, а после революции поступила на
фабрику, вышла замуж за ткача. Он погиб в гражданскую войну, а
единственный сын - в Великую Отечественную. Одинокая старуха из
жалости приютила в доме дядю Васю, который ей вовсе не родной
племянник, а седьмая вода на киселе. И вместо благодарности этот
тунеядец явно пытался бросить тень подозрения на приютившую его тетю
Дену.
"Возможно, только из-за того, что старуха гонит прочь его
собутыльников, - подумал Фомин, - но возможно, тут кроется и причина
посерьезней..."
Из дома Фомин направился в гостиницу. Там ему сказали, что трое
художников все еще не возвращались. Выйдя из гостиницы, Фомин
остановился в нерешительности. Был уже одиннадцатый час вечера. Никого
не вызовешь на беседу в милицию, ни к кому не полезешь с расспросами в
дом. Остается только Кисель - к нему Фомин может явиться в любой час.
Что-то Кисель знает, но не хочет говорить. А что, если встретиться с
ним в домашней обстановке, вспомнить школу, потрепаться о пустяках?..
Кисель подобреет, захочет помочь - он всегда был отзывчивым парнем. Но
конечно, нельзя заявиться к нему на ночь глядя с пустыми руками. Будет
выглядеть, словно явился с обыском.
Все магазины были давно закрыты. Фомину пришлось заглянуть в
ресторан "Колос". Кстати, он удостоверился, что бородачей тут сегодня
вечером не видели, да и вообще они тут были только раз. В буфете
ресторана Фомин купил бутылку вермута - на коньяк у него денег не
хватило.
Весь Посад уже спал, в окнах ни огонька. Нездешнему человеку
лучше не пускаться в путь по кривым улочкам - или в яму сверзишься,
или где-то бродит и скучает пес, спущенный с цепи. Но Фомину тут была
с детства знакома каждая яма и каждый пес. Он без происшествий
добрался до улочки, лепившейся вдоль обрывистого берега, и издали
увидел в киселевской сирени яркий свет. Кто-то не спит, занимается.
Или Володька, или Танька.
Фомин запустил ладонь в щель калитки и откинул крючок. В сирени
несколько мужских голосов вели какой-то неприятный разговор. Фомин
прислушался, но шелест листьев заглушал слова. Осторожно раздвигая
ветки, Фомин стал подкрадываться ближе.
За знакомым ему киселевским пятигранным столом сидели пятеро.
Перед ними, залитая ярким светом, стояла та самая картина, которую
украли из музея. Фомин замер, надеясь подслушать, какие планы строят
похитители, но нервный Кисель с чего-то сорвался и заблажил во весь
голос.
- Спокойно, Киселев! - приказал Фомин и вышел на свет.
Кисель покачнулся и стал падать. Фомин едва успел его подхватить
левой рукой. Правая была занята бутылкой вермута.
- Не шевелиться!
Теперь Фомин прекрасно видел, кто сообщники. Вся троица была
здесь, за столом. Бородачи обалдело уставились на Фомина. Наконец один
из них попытался изобразить, будто ничего особенного не случилось:
- Не умеет пить современная молодежь.
Другой тем временем сделал попытку спрятать картину в картонную
папку.
- Не шевелиться! - напомнил Фомин. - Не вставать с места.
Татьяна, помоги-ка мне.
С помощью Татьяны он усадил бесчувственного Киселя на лавочку.
- Чаю хотите? Самовар еще горячий. - Чернобородый услужливо
принялся споласкивать чашку.
Фомин усмехнулся:
- Бросьте валять дурака! Я из милиции, и вы это прекрасно знаете.
- Ну, дела... - озадаченно протянул рыжий.
- Как у вас оказалась картина?
Черный и рыжий разом повернулись к третьему, с пеньковой бородой,
- подтвердилось, что он был у них за главаря.
- Что ж, ребята, будем признаваться! - распорядился главарь. -
Кто из нас начнет первым? Ты, что ли, Саша? - Он подмигнул рыжему.
Тот озадаченно подергал бороденку, росшую неопрятными кустиками.
- Я так я... Начну с самого начала. - Он ласково поглядел на
Фомина. - Да вы поставьте бутылку на стол, она вам мешает.
Фомин отшвырнул вермут за спину, в кусты. Глаза в ржавых ресницах
погрустнели, заволоклись дымкой.
- В том, что я оказался у вас в Путятине, виноват вот этот
человек, - Саша показал на главаря, - этот деловой человек или,
попросту говоря, делец. Где искусство, там всегда и дельцы. Юра - мой
Никанор Кубрин. Да, да...




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1158 сек.