Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Сергей Петрович Трусов - Искажение

Скачать Сергей Петрович Трусов - Искажение


Глава IX

Прошло какое-то время...


Глава X

ГОН

Утро выдалось с морозцем. Солнце слепо щурилось в белесом небе,
поглядывало вниз. Лучами оно с холодным безразличием поглаживало серый
лед, в котором дрейфовал замерзший за ночь город. Но, проснувшись, город
стал отогреваться. Задышал туманной дымкой, заурчал машинами, задымил
фабрично-заводскими трубами. Горожане, высыпав на улицы, заспешили по
своим делам. Морозный воздух заставлял их розоветь и бежать быстрее.
Создавалось впечатление, будто все опаздывают на работу, хотя, конечно, не
исключено, что кто-то торопился просто так, куда-нибудь. Город, не делая
различий, всосал в свои артерии всех разом, тем самым заставив биться
собственное сердце. Теперь его ритмичные удары определяли поведение людей.
И люди подчинялись, поскольку сами построили свой город, в котором
полагалось пульсировать одновременно.
Виктор пришел на работу вовремя. Уложился в начало распорядка. Спешка
по скользким тротуарам, скученность на остановках, неистребимая всеобщая
надежда у продовольственных отделов, а также вера в чудо возле
промтоварных - все это осталось позади. Виктор прошел сквозь трудности,
игнорировал соблазны и тем самым выполнил свой долг - явился на работу
вовремя. Теперь стоял, зевая, у окна, смотрел на улицу и пересчитывал
прохожих. С высоты седьмого этажа город открывался в необычном ракурсе.
Поражал размах затеянного. Куда ни глянь - везде что-то было.
Вдруг почему-то захотелось шибануть железным лбом в стекло, сунуться
наружу и заорать чего-нибудь. Не важно что, лишь бы все услышали и просто
подивились мощным легким крикуна. Но Виктор на это не пошел. Что-то не
пускало. Он оторвался от окна, вздохнул и нехотя посунулся в машинный зал.
Там сначала сел. Потом включил компьютер. Вывел текст программы на
дисплей и стал соображать, зачем он это сделал. Зеленые джунгли мерцали
хитросплетением тропинок и дорог, зазывая в путешествие. Манили чащобами,
соблазняли сложными моментами, обещали массу удовольствий.
Но Виктор не спешил. Он впал в прострацию, прислушиваясь к самому
себе. Где-то глубоко внутри зрела интересная мыслишка, которую хотелось
зафиксировать, поймать и рассмотреть поближе. Процесс проистекал довольно
робко, скрытно, но постепенно ситуация стала проясняться. Комариным писком
приближалось смелое решение. Едва поняв в чем дело, Виктор извернулся и
прихлопнул насекомое. И сделал это ловко - так, что кое-что утаил даже от
себя. Благо, никого в машинном зале больше не было.
Теперь существовало как бы два Виктора. Один уже сообразил, что будет
делать, второй же оставался на этот счет в неведении. Осторожно, чтобы не
потревожить второго, первый поднялся и на цыпочках переместился ближе к
выходу. У порога оглянулся.
Виктор, сидевший за компьютером, выглядел вполне достоверно.
Казалось, будто человек мыслит над программой. Получилось удачно, и
Виктор, стоявший возле двери, довольно улыбнулся.
Побродив по коридору, он дождался, наконец, когда его сотрудникам
наскучило сидеть на месте и они рассредоточились согласно своим
наклонностям и интересам. Заскочив в комнату, преступник умыкнул
собственную шубу и был таков.
Город встретил настороженно. Пофыркал выхлопными газами грузовиков,
покричал пронзительными голосами каких-то толстых теток, посвистел
милицейскими свистками, но потом успокоился и загудел ровнее. Признал в
Викторе свое дитя. Пускай и неразумное, но все-таки родное.
Ребенок с любопытством посматривал по сторонам. Что-то вокруг
неуловимо изменилось. Город был одновременно и знакомый и другой. Улицы,
дома - в каком-то напряжении, но в то же время, словно в полусне. Солнце
поднялось повыше, глядело будто бы осмысленно, но с близорукой заволокой.
Похоже, по будним дням оно не очень интересовалось городом, а только по
привычке. Всему была присуща двойственность. Люди, в большинстве своем,
куда-то деловито торопились, но в атмосфере этой неподдельной деловитости
витал душок лукавства и запретной праздности. Виктор почему-то вспомнил
двойника, которого оставил за компьютером. Каково-то ему там?
Он нашарил в кармане шубы двушку, подошел к телефону-автомату, набрал
свой номер и измененным голосом попросил позвать себя.
- Виктор Алексеевич вышел, - безмятежно проворковал женский голосок и
добавил с неохотой: - Наверное, в машинном зале. Поискать?
- Не надо, - ответил Виктор и повесил трубку.
"Дрыхнут, - подумал он. - Обрадовались, что начальник отвлекся".
Получалось, что Виктор Алексеевич находился там, где и должен
находиться - на рабочем месте. Это вызывало чувство удовлетворения.
Конечно, было бы занятно с ним побеседовать по телефону, но настаивать на
этом неразумно. За компьютером, в задумчивой позе, Виктор Алексеевич еще
смотрелся, но было неизвестно, способен ли он самостоятельно
передвигаться, и, вообще, хоть как-то реагировать на изменение внешних
обстоятельств.
"Интересно, - думал Виктор. - Он что-нибудь там делает или просто
сидит сиднем?"
Хотелось бы, конечно, чтобы делал, но если просто сидит, тоже
неплохо. Сосредоточенное оцепенение, с которым он пялился в экраны, давало
повод полагать, что занятого человека особенно тревожить не решатся. Даже
если Виктор Алексеевич невпопад ответит или совсем проигнорирует
какой-нибудь вопрос, недоумений не возникнет. Главное, чтобы сам не
сверзился со стула. Но Виктор помнил, что перед своим уходом сидел
устойчиво и вроде бы локтями опирался. Если двойник способен на
самостоятельность, то сам сообразит, как выкрутиться из щепетильной
ситуации, а если просто пугало, тем более ему ничто не угрожает - таких не
трогают. Во всяком случае гулять можно спокойно. Потом придет уборщица, и
у нее, естественно, возникнут подозрения относительно нормальности
происходящего. Но Виктор к тому времени вернется. Наглеть не надо - на
ночь чучело придется забирать.
По сути дела, Виктор отторгнул часть себя и бросил на работе. Но,
несмотря на это, он не чувствовал в себе неполноценности или какой-нибудь
ущербности. И даже ощущения потерянности не было. Наоборот, будто бы обрел
себя. Насвистывая, шел, куда хотел, втихую радовался ловкому решению и
строил заманчивые планы. Теперь можно было жить без суеты.
От перспектив захватывало дух. Если правильно использовать теперешнее
состояние, то в самом скором будущем не останется проблем. Но сначала надо
вдумчиво осмыслить свое неявное инкогнито, разобраться, какие выгоды оно
сулит и чего бы следовало поостеречься. Внешне ничего не изменилось, но
внутри родилось ощущение подъема, предчувствие воспарения, а в дальнейшем
и свободного полета. Во-первых, с сегодняшнего дня можно игнорировать все
обязательные мероприятия, на которых быть не хочется. Во-вторых, можно
устроиться на две работы и получать двойной оклад. Или работать на одной
работе, получать один оклад, но, как говорится, "за красивые глаза". И,
в-третьих, выходит, что есть алиби. Стопроцентное, железное,
железобетонное. Да с таким алиби!.. Но об этом следовало думать в
спокойной обстановке, предварительно все взвесив, а уж затем... В общем,
Виктор решил не торопить событий. К неявному инкогнито, как к новому
костюму, сначала полагается привыкнуть. Кроме того, было неясным отношение
невидимого резидента к данному феномену. Ангел-хранитель голоса не
подавал, какие-нибудь знаки и специальные сигналы тоже отсутствовали.
"А зачем они мне все теперь?" - кощунственно подумал Виктор, но
вовремя опомнился. Как знать, может, благодаря исправной службе он и
получил возможность раздвоения. В награду, словно орден.
Так или иначе, а с окончательными выводами придется подождать. Спешка
в этом деле не нужна, тем более, что раньше необходимо упрочить связи с
двойником. А то, не приведи господи, заартачится чучело и станет требовать
социальной справедливости. Болвану следует указать на место сразу, но
мягко и не унижая. Заинтересовать результатами труда и пообещать улучшений
жизненных условий. В недалеком будущем, естественно. Тогда будет
стараться. Себе же, первым делом, надо раздобыть квартиру. При наличии
алиби, возможности появятся. А болван пока пусть поютится в общежитии. Под
надзором коменданта, воспитателя и вахтеров его будет легче
контролировать. Придется, конечно, придумать для него какую-нибудь великую
цель, ради которой, мол, надо потерпеть и смириться с временными
трудностями. Ну да что-нибудь скумекать можно. В подробностях не надо, а
так, обрисовать в размытых красках и сойдет.
От этих мыслей Виктор преисполнился сознанием величия. Изменилась и
походка. Стала неторопливой, размеренной, солидной. А куда спешить?
Остановившись у витрины магазина, он рассмотрел свой облик и в целом
остался доволен. В глазах уверенность, на щеках румянец и вроде даже лоск
присутствует. Шуба, правда, старовата, но сменить на что-нибудь приличное
- пара пустяков. Может, пальто ратиновое или еще что-то. Варианты имеются.
Похоже, наконец-то, жизнь стала меняться к лучшему. Виктор медленно
прогуливался, вдыхал бодрящий зимний воздух, ощущая каждой клеточкой
приближение весны. Будет тепло, зачирикают птички, набухнут на деревьях
почки и будет охлаждаться пиво в холодильнике... Кстати, надо купить
холодильник. Потом будет ласковое море, гостиница-люкс, пляжные
знакомства, ужин в ресторане... Кстати, надо бы перекусить.
Виктор остановился, соображая, где находится ближайшая столовая.
Сразу нахлынули неприятные воспоминания от предыдущих посещений общепита.
Опять будет очередь, скользкие вилки, вермишель и несварение желудка. И
почему так много людей на улицах, когда рабочий день в разгаре? Вон и в
магазине битком. Что они там ищут?
Словно в ответ, из гастронома, как чертик из коробочки, выпрыгнул
румяный Газунов. Обеими руками он прижимал к груди пакет, набитый,
кажется, бутылками. Точно, бутылки с пивом лежали плотным штабелем, и было
их в пакете неимоверное количество. Сияя медным самоваром, Газунов
вприпрыжку побежал по улице. Сделав вывод, что столько пива человеку в
одиночку не осилить, Виктор заинтересовался и стал преследовать приятеля.
Погоня недолго продолжалась. Проскочив квартал и протаранив толпу на
остановке, Игорь тормознул у магазина с хлебом. Прислонил пакет к стене и
закурил, кого-то ожидая. Виктор затаился в телефонной будке, продолжая
скрытно наблюдать. Минут через пятнадцать к Газунову, хитро ухмыляясь,
подошел товарищ Шуйский. Поглядывая то на часы, то на пакет, они затеяли
какую-то беседу. Неужели ждали еще кого-то третьего?
Тут в душу Виктора закралось нехорошее сомнение. Достав кошелек, он
нашел двушку и набрал рабочий телефон Шуйского. Телефон не отвечал, и
Виктор позвонил Бибину.
- Привет, Гриша, - сказал он. - Ты Шуйского видел?
- Видел, - ответил Гриша. - А что?
- Позови его.
- Не могу. Он был недавно, но потом куда-то вышел.
- Куда?
- Не знаю. Наверное, где-то в коридоре. Поискать?
- Не надо, - Виктор задумался. - Я перезвоню.
- Ты лучше сам спускайся, - предложил Григорий. - Найдешь его на
этаже.
Но искать не требовалось. Вон они, голубчики. Рядышком.
"Это что же получается? - задался Виктор непростым вопросом. -
Выходит, не я один такой? У этих тоже двойники имеются?
А остальные люди как?"
Мимо телефонной будки сновали прохожие. Напротив, возле обувного
магазина собралась внушительная очередь. На остановке тоже. И вообще, куда
ни глянь - везде царило оживление. Люди стояли, шли, бежали, ехали. Много
людей.
"Эге, - подумал Виктор. - Да нас в два раза больше, чем по переписи"
И услышал знакомый смешок.
- Догадался, наконец-то, - проворчал ангел-хранитель.
- Ты где был? - удивился Виктор.
- Отсутствовал по делу, - уклончиво ответил Большой Брат, но все же
пояснил: - Двойника наставлял на верный путь. Так что не волнуйся, на
работе все в порядке.
- Это хорошо, - кивнул Виктор. - Ну а мне что делать?
- Хе-хе! - хихикнул Большой Брат. - Теперь-то самые дела начнутся.
- Это какие? - нахмурился Виктор.
Ангел-хранитель довольно засопел.
- Сейчас пойдешь к этим двоим и сядешь им на хвост.
Виктор глянул на своих приятелей. Газунов и Шуйский ничем не
отличались от обычных людей. Курили, разговаривали, пиво стерегли.
- Не пойду, - ответил Виктор после раздумий.
- Почему? - Обиделся ангел-хранитель.
- Откуда я знаю, кто они.
- Это же твои друзья! - загудел Брат подвыпившим тамадой и навалился
изнутри, изображая шутливую борьбу.
- Которые? - спросил Виктор, отмахнувшись. - Те, что здесь стоят, или
те, что на работе остались?
- А ты-то сам кто?! - злобно взвизгнул Брательник, словно в белой
горячке.
Виктор задумался. Вопрос был не из легких. Слишком много всего
произошло за последнее время, чтобы так сразу ответить. Похоже, с помощью
двойника всех проблем не решить. Вот если бы еще разок раздвоиться. Прямо
сейчас.
- Не поможет, - усмехнулся ангел-хранитель.
"Наверное, он прав, - подумал Виктор. - Достанет и в третий раз".
- Я доста-а-ну, - бахвалился ангел-хранитель заплетающимся языком. -
И в третий раз, и в четвертый, и в пятый.
"Да, - согласился про себя Виктор. - Он меня не выпустит. Еще и
трансформироваться будет с каждым разом согласно своим представлениям о
потребностях нового Виктора. Сейчас вон в пьянство решил удариться".
- Но-но! - пригрозил ангел-хранитель. - Давай-ка двигай к друзьям, да
побыстрее. Чего еще делать-то? На работе за нас с тобой другие пашут.
"Где он нализался? - недоумевал Виктор. - У меня во рту уже давно ни
капли! Неужели запасы откладывал?"
В голове что-то булькнуло. Помимо воли Виктор взглянул на мешок с
пивом и сглотнул слюну.
- Но я же другого хотел! - разозлился он.
- Чего? - насмешливо спросил ангел-хранитель. - Может, красивой
жизни? Глупый. Для этого надо разделиться не на два и даже не на двадцать
два, а на гораздо большее число. Тогда, может, и станешь свободным и
счастливым. И то вряд ли.
- Почему? - спросил Виктор..
Большой Брат вздохнул.
- Ну, от меня, если хорошенько раздробишься, положим, и уйдешь. Ну и
что? Вас и так намного больше, чем по переписи. Всего на всех не хватает,
сам знаешь. А представь, если еще добавятся двойники двойников в квадрате.
- Что же делать? - растерялся Виктор.
- Лучше об этом не думать, - посоветовал ангел-хранитель. - Пойдем,
вдарим по пивку.
Виктор посмотрел на Газунова с Шуйским. Ребята стояли. Курили.
Кого-то ждали.
"Неужели меня? - думал Виктор. - Неужели и тут все распланировано?
Может, они нарочно меня не замечают, чтобы я сам сделал выбор и потом ни
на кого не обижался? Только зачем я им? А впрочем... Кто знает, какие
планы у незримых резидентов? Не исключено, что они заранее отрепетировали
всю эту цепь случайностей и теперь посмеиваются, прекрасно зная конечный
результат".
Не вдаваясь в глубокий анализ своих желаний, ибо им верить было
нельзя, Виктор, единственно из чувства противоречия, решил повременить.
Неприятно, когда тебе уже прокопали узенькую колею, а потом еще небось и
спросят с подковыркой: "Кто виноват?" Ребята подождут, сколько надо, и
уйдут без него. Они, видать, тоже люди подневольные, пусть скажут, что
никого не видели. Сорвалась, мол, операция, и все. Кто виноват? Нет
виноватых. Случайность помешала.
Но странно в этот день все выходило. Едва Виктор решил, что будет
делать, как появился третий. Тот самый, кого ждали Шуйский с Газуновым.
Костя Марочный появился с "дипломатом", раздутым от какого-то
негабаритного груза.
И опять все усложнилось. Было совершенно непонятно - то ли Костя
случайно подошел именно в этот момент, то ли специально подобрали время,
чтобы развеять догадки Виктора. Как бы там ни было, но Виктор оказался
отброшенным назад, в самое начало логических умозаключений. Наверное, с
умыслом, ибо теперь теоретически имелось два выхода. Либо начать все
заново, на что уже не было сил, либо на все плюнуть и вдарить по пивку, а
заодно и по "дипломату" Марочного. От перенапряжения голова трещала, мысли
путались, но неожиданно Виктору открылся третий выход.
Не медля ни секунды, он покинул будку с телефоном, хлопнул дверью и
зашагал прочь. Действовал почти что инстинктивно, по зову голоса из
подсознания - из этой единственной области, незамутненной надуманными
реалиями бытия.
- Эй, Витя! - раздалось сзади. - Витя! Стой!
Но Витя, не сбавляя оборотов, зашел за угол и здесь подналег. Ветер
засвистел в ушах, полы шубы затрепыхались, как черные крылья, а из-под
сапог полетели комья грязи, слякоти и снега.
- Куда?! Куда?! - заволновался ангел-хранитель.
- Стой! Стой! - неслось в спину, как будто стреляли.
На повороте Виктора занесло и смазало об киоск. Внутри заверещала
продавщица. Какой-то пенсионер замахнулся палкой. Виктор вильнул в
сторону, перебежал улицу, оглянулся.
За ним гнались.
Впереди бежал Газунов с пакетом пива, прижатым к груди. Его очки
сияли на солнце, как фары автомобиля, а красное лицо полыхало азартом
погони. Виктор поразился - с таким грузом невозможно развить подобную
скорость! Но потом сообразил - ребята уже на допинге, и им все равно, куда
и за кем бежать. Скорее всего, они просто обрадовались возможности внести
динамичный элемент в развитие событий. Медлить было опасно. Невидимые
резиденты могли запросто использовать безобидные эмоции людей в любых,
самых гнусных целях.
"Фиуу..." - такой звук получился, когда Виктора подхватило ветром и
внесло в узенький переулок.
По обеим сторонам высились глухие стены, а впереди белел выход на
привокзальную площадь. Стены, уходя в перспективу, сужались, словно
указывали цель и обозначали единственно возможную траекторию полета. И
Виктор летел. Как пуля.
- Держи его!!! У-лю-лю! А-а-а!.. - Это преследователи ворвались в
переулок и, увидев, что нет посторонних, стали орать, что вздумается.
Похоже, они вошли во вкус - мимо Виктора просвистела бутылка с пивом. Но в
горячке забыли выдернуть чеку, и граната воткнулась в снег, не
разорвавшись.
Привокзальная площадь надвинулась резко и неожиданно. Оглушила
разноголосицей, ослепила мельтешением лиц. Виктор наддал жару и отметил,
как вокруг все замерло. Остановились прохожие, застыли автомобили, а в
воздухе запахло паленым. Сзади догоняли, и на мгновение ему почудилось,
будто он и бегущие за ним - единственные живые люди в толпе восковых
фигур...
Но тут снова все пришло в движение. Взвизгнул тормозами какой-то
лимузин, и оттуда выскочил разгневанный Петр Геннадьевич, что-то крича и
потрясая листками настольного календаря. Следом выскочил начальник отдела
перспективной проблематики. Тоже разгневанный до невозможности, он яростно
что-то рвал из внутреннего кармана расстегнутого пальто.
Парабеллум!
Виктор шарахнулся в сторону, через кого-то перепрыгнул и оказался на
перроне. Здесь, среди провожатых и отъезжающих, был шанс затеряться.
- Привет! - бухнуло над ухом.
Виктор дернулся, инстинктивно прикрыл голову руками. Перед ним стоял
Боря. Смотрел с любопытством, к чему-то принюхиваясь.
- Что это от тебя гарью несет? - спросил он.
Виктор шмыгнул носом и тоже уловил характерный запах.
- Так-так, - бормотал Борис. - На тебе шуба тлеет. Ты что, поджег
что-нибудь?
- Нет, - сглотнул Виктор. - Бежал... сильно.
- А-а, - разочарованно протянул Боря. - А я вот тоже. - И кивнул на
поезд.
Виктор сначала не понял, но потом сообразил. Боря был одет
по-походному. Меховая куртка, теплые стеганые штаны и фирменные ботинки на
толстой подошве. Ботинки были явно американские, купленные, видимо, по
случаю, на барахолке.
- На Аляску?! - воскликнул Виктор.
- Почему обязательно на Аляску? - обиделся Борис.
Но Виктор уже не слушал. В нескольких метрах он заметил востренькое
личико бдительного воспитателя. Тот прятался за спинами пассажиров,
выглядывал, поблескивал глазками и всем видом выражал крайнюю
озабоченность.
Боря, почуяв неладное, беспокойно завертел головой. И хотя с
общежитием его уже ничто не связывало, инстинкт оказался сильнее. Заметив
воспитателя, Борис испуганно охнул, подхватил чемоданы и ломанулся в
вагон, опрокидывая пассажиров, словно оловянных солдатиков.
- Береги доллары! - крикнул ему Виктор, а сам, расшвыривая
отъезжающих и провожатых, рванул вдоль состава.
Снова затлела шуба, кто-то заорал, толпа всколыхнулась, и на перроне
поднялась паника. От стены вокзала наперерез бросились две фигуры в черных
плащах не по сезону. Их лица выделялись необыкновенной бледностью, и
Виктор узнал Ночных Братьев. Это придало сил.
- У-лю-лю! - раздался сзади индейский клич Газунова.
Поезд дернулся, громыхнул вагонами и с места в карьер набрал
скорость. Виктор подумал, что это, наверное, Боря в безумстве сорвал
стоп-кран не в ту сторону. Мимо просвистел последний вагон, пассажиры
попрыгали на рельсы и бросились вдогонку. Без труда обогнав толпу с
чемоданами, вырвался вперед, но, внезапно опомнившись, остановился. Бежать
за поездом не хотелось.
В растерянности Виктор оглянулся, и то, что он увидел, показалось ему
кошмарным сном. Словно в замедленной съемке приближались граждане с
чемоданами и налегке. Впереди зловещими птицами летели Ночные Братья -
предвестники вечности. За ними шустро поспевал неугомонный воспитатель,
тоже олицетворяя вечность, но несколько иную. Вот он догнал, раздался
треск, хлопок, блеснула вспышка - и все трое превратились в дым. Каким-то
образом они взаимно компенсировались, но остальные, охваченные непонятным
импульсом, продолжали надвигаться.
Виктор решительно встряхнулся и двинул прямо через станционные
коммуникации. Часть граждан устремилась следом, и по громкоговорящей связи
ошалело заорал дежурный. Опомнившись, загомонили и забегали путейцы в
оранжевых жилетах - их тоже взволновали непонятные события. Горячая волна
погони катилась по пятам, и Виктор скинул шубу, сообразив, что расстается
навсегда со шкурой бойца невидимого фронта. Теперь он налегке и на виду у
всех бежал поперек проложенных путей, за ним гнались, и получалось, что
кого-то Виктор увлекает за собой. От этой мысли побежалось веселее.
Впереди виднелись тупиковые пути со старыми составами, и Виктор
понял, что сейчас начнется настоящий гон. Придется нырять под вагоны,
потом сигать через заборы, а рядом будут свистеть пули, вжикая о металл и
выбивая труху из гнилых досок...



 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1033 сек.