Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Лидия Корнеевна Чуковская - Софья Петровна

Скачать Лидия Корнеевна Чуковская - Софья Петровна


18

     Сегодня я получила  еще письмо,- рассказывала в кухне Софья Петровна на
следующее  утро.-  Представьте,  моего сына директор  завода назначил  своим
помощником. Правой рукой. Местком приобрел для него путевку в Крым роскошная
там природа, я бывала в молодости. А когда он вернется, он женится. На одной
девушке, комсомолке. Не  зовут  Людмила - правда, красивое имя? Я буду звать
ее Милочка.  Она  ждала его целый год, хотя имела много  других предложений.
Она никогда не верила про Колю худому.- Софья Петровна победоносно взглянула
на жену бухгалтера, стоящую возле своего примуса. И теперь он на ней женится
- сразу, чуть вернется из Крыма.
     - Внучат, значит, нянчить будете,- сказала жена Дегтяренко.
     Медсестра даже бровью не повела. Но через минуту, когда Софья Петровна,
сходив  к  себе за  солью,  снова  вышла  на  кухню, медсестра  сказала  ей:
"Здравствуйте!", будто видела ее  сегодня впервые. Первое  "здравствуйте" за
целый год.
     У Софьи Петровны был выходной день, и она решила прибрать свою комнату.
Если Коля  еще и  не на свободе, то ведь его должны  освободить с  минуты на
минуту.  Он  придет,  а в комнате такой разгром. Взглянув  на себя мельком в
зеркало, Софья Петровна решила, что ей необходимо снова начать завиваться. А
то седые патлы висят. Женщина  должна следить  за собой до своего последнего
дня. Она  вытащила из-под кровати ящики и растопила ими печь.  Фанера горела
отлично, с  веселым треском. Софья Петровна  раздумывала:  куда  бы засунуть
консервы, чтобы они не валялись  на подоконнике?  И  к чему  столько  банок?
Когда понадобятся, всегда можно в магазине купить.
     Она решила вымыть окна и пол. Ноги у нее болели, как всегда, и поясница
болела, но что же делать, надо потерпеть. Она разорвала мешки на тряпки.
     Пока  греется  вода,  надо вытряхнуть  коврик.  Софья Петровна вытащила
коврик  на  площадку.  В скважинах почтового  ящика  что-то  темнело.  Софья
Петровна, тяжело ступая, пошла за ключом.
     В  ящике лежало письмо. Конверт был розовый, шершавый.  "Софье Петровне
Липатовой",  прочла  она. Ее  имя было написано  незнакомым номерком.  И  ни
адреса, ни почтового штемпеля - ничего.
     Забыв коврик на площадке, Софья Петровна кинулась к себе. Села у окна и
вскрыла конверт. От кого бы это?
     "Милая мамочка!  -  написано  было  в письме  Колиной  рукой,  и  Софья
Петровна сразу опустила листок на колени, ослепленная этим почерком. - Милая
мамочка, я жив и вот добрый человек взялся доставить тебе  письмо. Как-то ты
поживаешь, где Алик,  где  Наталья Сергеевна? Все  время думаю я о  вас, мои
дорогие. Страшно мне  думать, что ты, может быть, живешь сейчас не  дома,  а
где-нибудь в  другом месте. Мамочка, на тебя  вся моя надежда. Мой  приговор
основан на показаниях Сашки Ярцева - помнишь, такой мальчик у меня в классе?
Сашка  Ярцев показал, что он вовлек меня в террористическую организацию. И я
тоже должен был сознаться.  Но  это неправда, никакой  организации у нас  не
было. Мамочка,  меня бил следователь  Ершов и  топтал ногами, и теперь  я на
одно ухо  плохо слышу. Я писал отсюда много заявлений,  но  все  без ответа.
Напиши ты от своего имени  старой матери и в письме изложи  факты. Тебе ведь
известно, что  я Сашу Ярцева  со времени  окончания  школы  даже ни разу  не
видел, так как он учился в другом вузе. И в школе я с ним никогда не дружил.
Его, наверное, тоже сильно били. Целую тебя крепко, привет  Алику и  Наталье
Сергеевне. Мамочка, делай скорее,  потому здесь недолго можно прожить. Целую
тебя крепко. Твой сын Коля".
     Накинув  пальто,  нахлобучив  шапку, с грязной тряпкой  в  руках, Софья
Петровна побежала  к  Кипарисовой.  Она боялась, что  забыла номер  квартиры
Кипарисовой и не найдет ее.  Письмо она  сжимала в кармане. Она  не  взяла с
собой  палку  и  бежала,  хватаясь  за  стены. Ноги  подводили  ее:  как  ни
торопилась она, до Кипарисовой все еще было далеко.
     Наконец  она вошла  в парадную и из  последних  сил поднялась на третий
этаж. Здесь, кажется.  Да, здесь. "Кипарисова М. Э.- 1 звонок".  Ей  открыла
какая-то девочка и сейчас же  убежала. Пробравшись  по темному коридору мимо
шкафов, Софья Петровна наобум отворила дверь и вошла.
     Кипарисова,  в пальто и  с палкой  в руках, сидела  посреди  комнаты на
сундуке. В комнате было совершенно пусто. Ни стула, ни стола, ни кровати, ни
занавесок,  один  телефон возле окна на полу. Софья Петровна  опустилась  на
сундук рядом со старухой. - Меня высылают,- сказала Кипарисова, не удивляясь
появлению Софьи Петровны и не здороваясь с ней.- Завтра  утром  еду.  Все до
нитки продала  и завтра еду.  Мужа уже выслали.  На  15 лет.  Видите, я  уже
уложилась. Кровати нет, спать не на чем, просижу ночь на сундуке.
     Софья Петровна протянула ей Колино письмо.
     Кипарисова читала долго. Потом  сложила письмо и запихала  его в карман
пальто Софьи  Петровны. -  Пойдемте в ванную,  тут телефон,- шепотом сказала
она.- При  телефоне нельзя ни  о чем разговаривать. Они  вставили  в телефон
такую особую пластинку и теперь ни о чем нельзя разговаривать - каждое слово
на станции слышно.
     Кипарисова провела Софью Петровну в  ванную, накинула на дверь крючок и
села на край ванны. Софья Петровна села рядом с ней.
     - Вы уже написали заявление?
     - Нет.
     -  И не пишите! - зашептала Кипарисова, приближая к лицу Софьи Петровны
свои огромные глаза,  обведенные желтым.- Не пишите, ради  вашего  сына.  За
такое заявление по  головке не погладят.  Ни вас,  ни  его.  Да  разве можно
писать, что следователь бил? Такого даже думать нельзя, а не только  писать.
Вас позабыли выслать, если вы напишете  заявление  - вспомнят. И  сына  тоже
упекут подальше... А через кого прислано  это письмо? А  свидетели где?..  А
как доказать?..-  Она безумными глазами обвела ванную.- Нет  уж, ради  Бога,
ничего не пишите.
     Софья Петровна  высвободила руку,  открыла дверь и ушла. Она торопливо,
но медленно  брела  домой. Нужно было  закрыться на  ключ, сесть и обдумать.
Пойти к прокурору Цветкову? Нет. К защитнику? Нет.
     Выкинув  из  кармана  письмо  на стол, она  разделась  и  села  у окна.
Темнело, и  в светлой  темноте за окном уже загорались огни. Весна идет, как
уже поздно темнеет. Надо решить, надо обдумать - но Софья  Петровна сидела у
окна и не думала ни  о чем. "Следователь Ершов бил меня..." Коля по-прежнему
пишет  "д"  с  петлей  наверху.  Он  всегда писал так, хотя,  когда  он  был
маленький,  Софья Петровна учила его выписывать  петлю  непременно вниз. Она
сама учила его писать. По косой линейке.
     Стемнело совсем. Софья  Петровна встала, чтобы зажечь свет, но никак не
могла отыскать выключатель. Где был в  этой комнате выключатель?  Невозможно
вспомнить, где в этой комнате выключатель?  Она шарила  по стенам, натыкаясь
на сдвинутую  для  уборки мебель.  Нашла. И сразу  увидела  письмо. Измятое,
скомканное, оно корчилось на столе.
     Софья  Петровна вытащила из  ящика  спички. Чиркнула спичку  и подожгла
письмо  с  угла.   Оно   горело,  медленно  подворачивая  угол,  свертываясь
трубочкой. Оно свернулось совсем и обожгло ей пальцы.
     Софья    Петровна    бросила    огонь    на     пол    и     растоптала
ногой.

     ____________________
     февраль 1940 - ноябрь 1939
      Ленинград

x x x

     Я родилась  в  Петербурге в 1907 году. Окончив  среднюю школу в 1924-м,
поступила  на  Государственные курсы при Институте истории искусств. С  1928
года начала работать в Ленинградском отделении Детиздата, руководимом С.  Я.
Маршаком. Как и для  многих,  работа в  "маршаковской редакции"  явилась для
меня истинной школой  литературы. Однако  в 1937 г. редакция  была объявлена
"вредительской группой", некоторые ее члены арестованы, многие из окружающих
погибли. В том же  1937-м  арестовали,  а в  1938-м  расстреляли моего мужа,
физика-теоретика М. П. Бронштейна.
     Из моих  работ, появившихся  в Москве, существенными представляются мне
"В лаборатории редактора" (1963) и книга о "Былом и думах" Герцена (1966). В
1939-40  гг., по свежим следам событий,  мною  была написана  повесть "Софья
Петровна",  опубликованная в 1965-м на Западе.  Там  же в 1972 г. напечатана
повесть "Спуск под воду", написанная в 1949-57 гг., а затем "Записки об Анне
Ахматовой" и сборник статей в защиту незаконно гонимых - "Открытое слово".
     В 1974 году меня исключили из  Союза  писателей.  Ни одна моя строка не
печаталась дома, самое имя  было  запрещено. На Западе вышла  книга "Процесс
исключения" (1979).  Только с  1988  года  мои статьи  и книги снова  начали
печататься в Москве и Ленинграде.
     Лидия Чуковская




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0445 сек.