Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Триллеры

Джефри Кейн - Нашествие нежити

Скачать Джефри Кейн - Нашествие нежити


- Ладно, - устало кивнула она. - Нам понадобится вся защитная одежда, какую
удастся собрать. Все имеющиеся шприцы и духовые ружья[28]. И все до
последней капли так называемое противоядие. Тех, кто остается здесь, прошу
заняться получением возможно большего количества препарата. Он может
оказаться единственным средством против зомби. И не надо смотреть на меня с
таким удивлением и осуждением. Я знаю, что эти зомби некогда были людьми,
но сейчас они ради своих целей убьют любого из вас без всяких колебаний.
Так что делайте, как вам сказано.

Вскоре после того, как Том Логан и Марк Уильямс загрузили обнаруженный на
автостоянке фургон медицинской помощи всем, что сумели собрать, они втроем
уже мчались к стройке Гордона, к жуткому котловану, где их ждал Абрахам
Штрауд.

Абрахам Штрауд отчаянно и почти столь же безуспешно пытался остановить
стальные громады машин, изготовившихся засыпать котлован на стройке Гордона
и похоронить таинственный этрускский корабль. Однако полицейские, которым
было приказано не подпускать невиданную и быстро растущую толпу зомби и
безумцев, окруживших строительную площадку, моментально и без разговоров
скрутили Штрауда и поволокли его от рычащих бульдозеров к Джеймсу Натану.
Но и комиссару полиции уже надоело слушать разные байки. Не дав Штрауду
даже раскрыть рта, он рявкнул:

- Хватит болтать! Пора что-то делать!

- Вслепую? И натворить глупостей?

- А мне без разницы, лишь бы управиться с этой... с этим... а, черт, да с
чем бы там ни было!

Ярость комиссара отражала чувства, охватившие почти всех жителей Нью-Йорка.
Злой дух уже посеял среди них раскол и распри, науськивал их друг против
друга, разделяя неосознанной враждой, словно остро заточенным лезвием.
Штрауд не уступал.

- Но нам понадобится доступ к проклятой шахте, комиссар, к кораблю.
Послушайте же меня, Натан. Ведь мы так близко от цели!

- Ну, не совсем, - язвительно вмешался начальственного вида строитель,
стоявший рядом с Натаном. Почти величественным и в то же время
подобострастным жестом он указал в небо: - А вот и сэр Артур!

Над их головами показался быстро снижающийся вертолет с сине-белыми
полосами и опознавательными знаками компании Гордона на фюзеляже.
Начальственного вида строитель, видимо прораб, мечтательно пообещал:

- Ну, сейчас он задаст вам жару за то, что котлован еще не засыпали...

- Да плевать я хотел па вашего босса, Макмастерс! - Комиссар повысил голос
так, чтобы все окружающие услышали и поняли, что он сам себе начальник, а
не послушная кукла в руках Гордона.

Штрауд не оставлял попыток убедить Натана:

- Мы должны иметь возможность вернуться в шахту.

- И вы сами пошли бы туда, Штрауд? Штрауд твердо посмотрел в глаза Натану.

- Непременно, зная, что у нас есть шанс одолеть эту мерзость.

- А если не одолеете?

- Что ж, придется рискнуть.

Наступила зловещая пауза, в которой отчетливо слышался стрекот снижающегося
вертолета и завывание двигателей санитарных машин, пробивавшихся сквозь
толпу к воротам.

- Мы должны войти в шахту точно в том же самом месте, что и первый раз.

- Это еще почему?

- Сам не знаю, - пожал плечами Штрауд.

- Опять эти ваши ощущения?

А Штрауд действительно не мог объяснить, но лишь остро ощущал всю важность
того, чтобы шахта оставалась открытой. Как только ее засыпят, страшный
недуг, неумолимо поражающий тысячи и тысячи людей, начнет распространяться
(Штрауд почему-то был уверен в этом) со все возрастающей скоростью и во все
больших масштабах, и конца этому не будет.

Вокруг, по всей протяженности ограды, теснилась армия зомби, вперивших в
них незрячие глаза. Их плотно сомкнутые ряды все пополнялись и пополнялись,
грозя в любой момент взорваться яростью уничтожения против любого, кто не
принадлежал к их числу.

Они застыли в абсолютной неподвижности, совсем как каменные изваяния
солдат, некогда стороживших Великую Китайскую стену. Над громадной толпой
зомби вдруг поднялся зловещий протяжный стон, от которого у сгрудившихся
вокруг Натана и Штрауда людей волосы вставали дыбом. О-м-м-м-м-м-м -
у-у-у-у-у-у, о-м-м-м-м-м-м - У-У-У-У-У-У" о-м-м-м-м-м-м - у-у-у-у-у-у...
Снова и снова, от края до края проносилось это завывание, заглушившее
булькающее тарахтение лопастей приземлившегося вертолета.

- Теперь понимаете, что я имею в виду, Натан? - выкрикнул Штрауд, все еще
надеясь убедить комиссара в бессмысленности попыток разрушить шахту
ракетным залпом или замуровать ее бетоном. - Этой ... этого нечто там,
внутри, уже нет! Оно здесь, рядом с нами. Мы сами и есть оно!

Натан ошеломленно качал головой при виде бессчетного множества зомби,
запрудивших улицы его города. Явно потрясенный, он вопросительно взглянул
на Штрауда.

- Что будем делать?

- Ну, наконец-то, - облегченно выдохнул Штрауд. - Прикажите остановить
бульдозеры.

Бульдозеристы, однако, заслышав стон зомби, уже сами стали опасливо
тормозить медленное движение неуклюжих махин. Негромкое, казалось,
завывание было столь зловещим и пронизывающим, что проникало даже в кабины
гусеничных тракторов, перекрывая стоявший там грохот мощных двигателей.
Натан послал своих людей распорядиться, чтобы бульдозеристы заглушили
моторы. В этот момент подоспел Гордон, высокий внушительного вида
джентльмен с отливающей серебром шевелюрой.

- Что все это значит, Натан? А ну-ка быстренько очистить площадку! Уберите
толпу, живо! Чем вообще занимаются здесь ваши люди? - Гордон заметил, как
полицейские жестами командуют бульдозеристам покинуть машины, и это
окончательно вывело его из себя. - Черт бы вас побрал, Натан! Я только что
от вашего босса, мы с ним обо всем договорились. Понятно вам? О, черт!

- Если мы замуруем шахту, это только усугубит ситуацию, Гордон, - рявкнул
Натан не менее зло и громко. - Я делаю то, что рекомендует группа научных
консультантов. А если это мэру не по душе, то пусть меня уволит! А до того
вы, Гордон, не путайтесь у меня под ногами. Сейчас здесь распоряжается
полиция.

- Ну, это мы еще посмотрим! - с побелевшим от злобы лицом процедил сквозь
зубы Гордон.

Он бросился прочь, видимо, в поисках телефона. Вне себя от ярости, Гордон,
казалось, не замечал, что он, как и остальные, окружен сотнями тысяч
потенциально опасных людей, пораженных злым духом, просочившимся из
корабля. На долю секунды Штрауд задумался, как бы поступил в такой момент
Эшруад, который, несомненно, тоже столкнулся в том далеком 793 году до
нашей эры с невежеством, страхом и ненавистью его собственного народа. Но
тут он увидел спешивших к нему Кендру и ее помощников, раздававших на бегу
шприцы, наполненные противоядием.

- Вот, комиссар, единственное наше оружие. Прикажите вашим людям применить
его в случае необходимости.

- О, Господи Боже ты мой! Но они же полисмены! Если эти... ну, как их...
люди... нападут, они предпочтут револьверы.

- Послушайте же! Теперь мы знаем кое-что о том, с чем имеем дело, Натан.
Обычное оружие так же не способно уничтожить... это, как и бульдозеры.

- Ну, хорошо... хорошо! - Натан поднес к губам мегафон и распорядился,
чтобы полицейские вооружались тем, что раздают врачи. - Применяйте шприцы
вместо оружия, если кто-либо из этих... больных людей попытается на вас
напасть. Да у нас па них па всех и пуль все равно не хватит.

- Пара выстрелов, и они разбегутся врассыпную! - задиристо выкрикнул бравый
полисмен.

- Применять шприцы! - громыхнул в мегафон комиссар.

Один из зомби в этот момент перелез через ограду, упал, рывками поднялся на
ноги и двинулся дальше, но на его пути встал полисмен, который, боясь
прикоснуться к больному, с размаху коротким справа всадил в пего шприц. Но
через ограду, которая дрожала, шаталась, а местами уже клонилась к земле,
карабкались десятки других. Первый зомби сразу же после инъекции забился в
судорогах и рвотных спазмах, упав, он катался по истоптанной глине, пока
невидимые руки не подняли его в воздух и не шмякнули об землю уже
бездыханным.

- Боже, они прорвались! - в панике взвизгнул кто-то.

Натан машинально поднял мегафон и стал зачем-то кричать что-то увещевающее
и предостерегающее в ничего не соображающую и ничего не слышащую массу
человеческих тел, по-муравьиному облепивших колючую проволоку.

- Бесполезно! - сдался он, увидев, как рухнула еще одна секция ограды.

Раздались беспорядочные выстрелы, перепуганные полисмены открыли огонь по
обступившей их толпе. Некоторые пули достигли цели, другие не возымели
никакого действия.

- Надо уходить отсюда! - воззвал Натан, видя, как зомби теснят полисменов
от котлована.

- Оно защищает свою территорию, - догадался Штрауд. - Все это слишком
преждевременно. Оно... каким-то образом поняло, что кое-кто из нас хочет
отрезать его от зомби, и вот вам! Оно вызвало зомби на охрану котлована. А
завтра они начнут сгонять людей на корабль.

Рядом с ними оказалась Кендра, запас шприцев иссяк неожиданно быстро.

- Так с чем же мы все-таки имеем дело, доктор Штрауд? - взмолился Натан. -
Какого черта вы там наисследовали, если мы ничего не знаем?

- Мы все ближе и ближе к полному пониманию. Мы найдем его уязвимое место,
на это нужно какое-то время. А сейчас, если хотим остаться в живых, пора
уходить. Кендра, к вертолету, быстро!

- Вот, Эйб, возьми. - Кендра сунула ему в руки духовое ружье. - Осталось
еще три стрелки.

Штрауд, убедившись, что Кендра оставила себе такое же оружие, с радостью
принял изящное ружьецо.

Человеческое стадо внезапно поглотило и скрыло от их глаз полисменов Натана
и строителей Гордона. Выстрелы звучали все реже и реже. Жертв было много с
обеих сторон, но подавляющее превосходство в численности решило исход
сражения еще до его начала. Штрауду пришлось силой оттаскивать Натана,
который расстрелял последнюю обойму в кишевших перед ними зомби. Кендра
метко поразила стрелкой из духового ружья одного, тянувшего к ней
исхудавшую, отталкивающе костлявую руку с зажатым в ней пустым шприцем.

- Хватит воевать! Давай в вертолет! - приказал ей Штрауд и, ухватив Кендру
за рукав, увлек за собой. Натан следовал за ними по пятам. Бурлящая толпа
угрожающе приближалась, и Штрауд, обернувшись, трижды быстро спустил курок,
сразив трех вырвавшихся вперед зомби. Они рухнули на землю, дергаясь в
страшных корчах, и у Штрауда мучительно сжалось сердце. Но не успел он
пожалеть этих бедняг, как остальные зомби, даже не заметив, прошли по ним
необузданным стадом, втаптывая в глину истерзанные останки и стремясь
настичь Штрауда и других "живых" людей.

Таковых, однако, нигде больше не было видно, лишь стоявший неподалеку
вертолет и его пилот являли собой последнюю надежду на спасение. Кареты
"скорой помощи" и полицейские автомобили скрылись из виду под грудами
отвратительно шевелящихся тел. Пилот, нервными движениями одергивая на себе
куртку коричневой кожи и беспрерывно поправляя фуражку, крикнул, чтобы они
поторопились. В уши Штрауду ударил пронзительный вопль Гордона, сметенного
сотрясающим почву топотом людского стада.

Натан прыгнул в кабину вертолета и втащил за собой Кендру. Штрауд же
остановился в шаге от него и, набрав полную грудь воздуха, выкрикнул одно
только слово: "Эшруад" - и это возымело зримое действие на зомби, явно
замедливших свое, казалось, неудержимое продвижение к ним.

- Да скорее же ты! - умоляюще воскликнула Кендра, и Штрауд впрыгнул в
кабину уже оторвавшегося от земли вертолета.

- О, Боже, смотрите!

- Иисус Христос! - вырвалось у Натана. Под ними тягуче колыхающийся поток
человекоподобных автоматов заливал всю строительную площадку. Он захлестнул
полисменов Натана, строителей в защитных касках, убил Гордона и двух
помощников Кендры. На заднем сиденье тихо всхлипывала Кендра, сидевший
рядом с ней Натан перезарядил пистолет и прицелился было через открытую
дверцу вертолета, но спохватился, поняв, что никакой пальбой тут уже не
поможешь.

Повсюду, куда только хватало глаз, вокруг котлована толпились в покорном
ожидании зомби. Теперь они станут охранять корабль и нести на него других -
таких, как люди в вертолете, - нести этому нечто, притаившемуся па корабле,
где оно будет безмятежно насыщаться так долго, как пожелает.

Штрауд не сомневался, что подобная смерть будет куда страшнее и
мучительнее, нежели гибель от рук оборотня или даже долгая агония жертвы
вампира. Было в этом... создании что-то такое омерзительное, зловещее и
жестокое, с чем Штрауду никогда прежде сталкиваться не доводилось.

- А что за слово вы им крикнули? - поинтересовался пилот, представившийся
им Лютером Стоуксом.

- Имя одно, - коротко бросил Штрауд.

- А чего они тогда тормознули? - не унимался любознательный Лютер Стоукс.

Натан резко подался вперед, боясь не расслышать ответ Штрауда. Выглядело
это так, словно комиссар стал относиться к Штрауду с подозрением.

- Эшруад... Это имя Леонард обнаружил в письменах на пергаменте... Древнее
имя...

- А мне послышалось, что вы выкрикнули свое имя, Штрауд, - с сомнением в
голосе пробормотал Натан.

На мгновение у Штрауда мелькнула мысль о том, как схожи эти два имени, но
тут он перехватил затравленный взгляд Кендры. Она забилась в уголок заднего
сиденья - покрасневшие и опухшие веки, по щекам катятся слезы, все тело
бьет нервная дрожь. Там, далеко внизу, море человекоподобных роботов
накрыло санитарные машины, на которых она с Марком и Томом примчалась прямо
к месту их гибели. В сумраке наступающей ночи открывавшаяся под ними
картина выглядела миллионоголовым муравейником, алчно шевелящимся над живой
добычей.

Зоркие глаза Штрауда разглядели процессию, направляющуюся к шахте и кораблю
и несущую над своими головами тела "живых" людей, возможно, и Гордона в том
числе, неведомому существу, скрывающемуся в непроглядной тьме своей норы.

- И все же нам придется возвращаться в котлован, - произнес он. - Нужно
только время... еще немного времени...

Натан внезапно резко выпрямился и замер в напряженной позе.

- Время? Времени-то у нас как раз не осталось, доктор Штрауд. Это... эта
штука сосет жизнь из нашего города. А вы мне помешали! Если бы мы
похоронили ее... его там, внизу, может быть, тогда... возможно, мы еще бы
и...

- Чепуха, комиссар! Все ведь не так легко и просто. Оно требует пятьсот
тысяч жизней ваших граждан, не забыли? И к тому же ничуть нам не доверяет,
вот оно само и вышло за нами. Неужели непонятно?

- Пятьсот тысяч? - не веря своим ушам, задохнулась Кендра.

- А может, и больше, - безжалостно ответил Штрауд. - Да оглянитесь же
вокруг себя. Оно готовит массовую бойню, и все жертвы должны быть
доставлены в его логово.

- Господи, Штрауд, откуда вам все это известно?

- Письмена... Те предметы, что мы вынесли на поверхность... Археологические
свидетельства. Мы знаем даже, как этруски звали его: Уббррокксс. Теперь,
вы, может быть, послушаете меня, комиссар?

- Да что там еще слушать!

- Это наш единственный шанс, Натан.

- А почему я вам должен верить?

- Я единственный, кто вышел из шахты целым и невредимым и кого оно поэтому
боится.

- Ладно, пусть так. - Натан отвел глаза. - Что требуется от меня и моего
управления?

- Помощь. - Штрауд посмотрел вниз на толчею несметного множества
человеческих тел. - Помощь от вас требуется, комиссар.

Пилот заложил крутой вираж вправо, и стройка исчезла из виду. Мысли Штрауда
вернулись к несчастным душам, попавшим в расставленную ловушку и
используемым злой силой в своих низких целях. Он снял наушники и закрыл
глаза, забывшись на несколько мгновений под монотонное хлюпанье лопастей
над их головами. Вскоре, однако, он вновь надел наушники, собираясь сказать
пилоту, куда их доставить.

- Я насыщусь твоей душой, Эшруад, - прошелестел у него в наушниках тихий,
но внятный шепот. Говорить должен был кто-то из находившихся в вертолете,
но голос, демонический голос, от которого кровь стыла в жилах, был тот же
самый, что Штрауд слышал из тела Вайцеля.

Город под ними раскинулся невероятных размеров цирковой ареной, залитой
лучами пульсирующего света и электрическими вспышками огней, автомобили
сновали во всех направлениях будто в бесконечной безумной гонке. Огни
мелькали со всех сторон, неприступными скалами высились монолиты
небоскребов, образующих горные кряжи и ущелья. Далеко внизу мосты и каналы
пересекались между собой, словно набрякшие вены на натруженной человеческой
руке. Внезапно вертолет вошел в крутое пике, и сероватая рябь Гудзона
стремительно рванулась их поглотить. В глаза Штрауду бросились лесные
заросли Центрального парка, и, не раздумывая больше ни секунды, он ухватил
ручку управления в попытке выправить полет винтокрылой машины.

Пилот, однако, вцепившись в ручку мертвой хваткой, не уступал. И когда он в
пылу борьбы повернул голову, Штрауд отпрянул. Глаза Лютера Стоукса полыхали
яростным и одновременно ледяным зеленым пламенем, пламенем жажды уничтожить
Штрауда.

- Штрауд! Вы слышите меня, Штрауд! - звал его Натан.

Штрауд успел только мельком увидеть растерянных Кендру и комиссара,
прижатых к спинке заднего сиденья немыслимым виражом.

- Падаешь! Падаешь! - торжествующе крикнул злорадный демонический голос
неподвижными губами Стоукса.

Штрауд, которому доводилось пилотировать вертолеты во время войны, изо всех
сил пытался вырвать ручку управления из словно прикипевших к пей пальцев
Стоукса, в ушах у него гремел победный дьявольский хохот. Штрауд крикнул
Кендре, чтобы она стреляла в Стоукса из духового ружья, потом воззвал к
Натану:

- Стреляйте в пилота! Да застрелите же вы его! Ни Кендра, ни Натан не могли
среагировать на его призывы: вертолет бешено вращался, превратив кабину в
центрифугу. Страшная центробежная сила придавила их всех к сиденьям, Натану
и Кендре, несмотря на все усилия, никак не удавалось поднять оружие и
поймать цель на мушку.

Штрауд бросил тогда ручку управления, подтянул колени к подбородку и,
стремительно распрямив ноги, нанес ступнями сокрушительный удар в голову
Стоукса. Тот, вскинув руки, упал спиной в дверцу, замок в ней протестующе
скрежетнул и сломался. Штрауд успел выправить вертолет, но пилот уже вновь
тянулся к ручке управления, и в этот момент Натан выстрелил в него прямо
через спинку сиденья. Пронзившая грудь Стоукса пуля 38-го калибра лишь на
мгновение потрясла пилота, а потом он с прежней силой принялся вырывать у
Штрауда ручку управления.

Вертолет продолжал свое беспорядочное головокружительное вращение, лопасти
его, задевая стены небоскребов, сыпали брызгами каменной крошки.
Неимоверным усилием Штрауд отвернул машину в более безопасное пространство
над рекой.

Руки Стоукса, однако, наливались неодолимой дьвольской силой, и Штрауд
только сейчас понял, какой колоссальной энергией обладает таинственный
монстр на мертвом корабле, если даже на таком расстоянии решился вступить с
ним в схватку. Мысль эта его ошеломила. Тем не менее он должен, должен,
должен благополучно посадить вертолет.

- Кендра! - уже с отчаянием в голосе вновь выкрикнул Штрауд, и, наконец,
послышался мягкий хлопок ее духового ружья, посвист вырвавшейся из него
стрелки.

Стоукс издал леденящий душу вопль, а Штрауд, не теряя ни секунды, осыпал
его градом ударов, пилот выпал из кабины, но в последнее мгновение
изловчился уцепиться за распахнувшуюся дверцу. Вертолет резко накренился, и
Стоукс разразился нечеловеческим хохотом.

- Па-а-адае-е-ешь! - затянул жутким голосом пилот, но тут пальцы его
разжались, и он рухнул с высоты шестидесяти - семидесяти футов,
разлетевшись по асфальту тротуара как перезревший арбуз.

Штрауду пришлось вступить в настоящую схватку с вертолетом, который
продолжал головокружительное вращение, как будто им тоже овладел дьявол.

Штрауд изо всех сил удерживал пляшущую ручку управления, бицепсы вздулись
под трещавшими по швам рукавами. Ему нужно было набрать высоту, но вертолет
не подчинялся, словно вселившаяся в него демоническая сила вынуждала его
рухнуть с небес и прекратить этот сумасшедший танец.

- Штрауд! Господи, Штрауд, - кричала Кендра, закрывая глаза, чтобы не
видеть мелькающих со всех сторон кирпичных стен.

А Штрауд молился про себя и тянул, тянул, тянул непокорную ручку
управления, и вертолет на секунду завис в воздухе, давая короткую передышку
в сатанинском падении к самоуничтожению. Штрауд последним усилием рванул на
себя ручку, вертолет послушался и стал потихоньку набирать высоту, выше,
выше... Выровняв машину, Штрауд смог наконец оглядеться:

футах в пятидесяти под ними мелькали деревья Центрального парка. Он никак
не мог сообразить, как они здесь очутились.

- Что вообще происходит? - с трудом переводя дыхание, спросил Натан.

- Стоуксом овладела эта штука в котловане!

- Но каким образом? Как ей это удается?

- А как она превращает тысячи людей в зомби?

- Да, но почему оно тебя преследует, Эйб? - Кендра провела рукой по лицу,
пытаясь успокоиться.

- Ну, знаешь... Если бы я мог ответить на этот вопрос, то, наверное...

- Как будто ему нужен именно ты, - настаивала Кендра.

- Да, в компании со мной, видимо, небезопасно.

- Это уж точно, - буркнул Натан.

- Слава Богу, что ты умеешь управлять вертолетом, - вздохнула Кендра.

- Но оно этого не знало. - Штрауд заложил крутой вираж, и Кендра опасливо
ахнула.

- Спокойно, спокойно... Как по-вашему, комиссар, вы сможете получить
разрешение на посадку на Первом полицейском плацу?

- Нет проблем. Дайте-ка микрофон.

Все еще тяжело дыша и не выпуская из руки тяжелого пистолета 38-го калибра,
Натан по рации запросил и немедленно получил разрешение на посадку на
влажно поблескивающей прямо перед ними крыше небоскреба. Сейчас она им всем
казалась бетонным раем.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1065 сек.