Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Триллеры

Джефри Кейн - Нашествие нежити

Скачать Джефри Кейн - Нашествие нежити


- Кашалот! - выдохнул Леонард, а Виш поддержал его одобрительным кивком
головы. Леонард лихорадочно защелкал камерой. Через несколько шагов они
обнаружили у себя под ногами груды человеческих костей и черепов. Штрауд
отвел Кендру в сторону, а оба ученых низко склонились над жуткой находкой,
переговариваясь тихим шепотом.

- Останки древних людей.

- Обратите внимание на суставы, - заметил Виш. - Наши этрускские друзья, и
стар и млад, почти поголовно страдали артритом в тяжелой форме. Вероятно,
из-за прохладного и влажного климата Этрурии,

Из вороха костей Виш выудил длинное ожерелье из старательно просверленных
зубов кашалота.

- Что ж. мы узнаем все больше и больше об этих людях, - обронил Леонард,
будто ненароком потянув из рук Виша изумительной красоты ожерелье.

Не успел Леонард, однако, налюбоваться на древнее украшение, как Виш
непререкаемым жестом собственника отобрал у него редкостную вещицу. Даже
сквозь толстое стекло маски было ясно видно раздосадованное выражение на
лице Леонарда, с которым он следил, как Виш бережно прячет ожерелье на
самое дно своей сумки.

Внезапно кости вокруг них задрожали, затряслись и взмыли в воздух. Будто
брошенные невидимой рукой, кости летели в живых людей, дерзнувших ступить
на мертвый корабль. Разрезая воздух, кости и черепа били в них с
сокрушительной силой, и все четверо поспешно попятились из отсека. Через
иллюминатор в переборке они смотрели на бешеную пляску костей, образовавших
в воздухе непроходимую стену, своего рода энергетическое поле, вставшее на
пути Штрауда и его друзей.

- Что же нам теперь делать? - испуганно спросила Кендра.

- Будем ломать переборку, - решительно заявил разъяренный Штрауд.

Он с разбегу ударил плечом в деревянные доски и тут же исчез в проломе,
пробив прогнившее дерево, как лист папиросной бумаги.

Кряхтя, Штрауд поднялся на ноги, весь обсыпанный спорами, взорвавшимися
дымными клубами.

- Давайте все-таки пробираться наверх, - предложил Штрауд, пробуя доски
палубы над головой. Доски поддались при первых же толчках и рухнули к их
ногам. Вместе с ними на смельчаков хлынул водопад разнообразного хлама и
мусора, подняв невообразимые тучи пыли, столь плотные, что сквозь них едва
пробивался свет от хрустального черепа, который Штрауд поднял над головой и
водил кругами наподобие фонаря. Поэтому появление адских тварей стало для
них полной неожиданностью. Словно образовавшись из пылевой завесы, на них
стремительно летело не менее трех десятков мотыльков размером с хорошего
медвежонка каждый. Кровожадно разинув огромные устрашающие жвала, они
пытались сорвать с людей защитные маски, растерзать плотную ткань костюмов
и добраться до теплой и податливой человеческой плоти. Пронзительный клекот
раздирал уши, оглушительно хлопающие крылья вздымали новые облака пыли, так
что путники даже потеряли друг друга из виду.

- Штрауд!

- Кендра! Кендра!

- Леонард, где вы?

- Аэрозоль, скорее, стреляйте же! - скомандовала Кендра, нажимая на клапан
своего распылителя.

- Берегите костюмы!

- Вот гадина!

Под тугими струями аэрозоли чудовищные создания стали один за другим на
лету врезаться в переборки отсека и сыпаться на палубу в беспорядочном
мельтешении крыльев. Штрауд на ощупь пробирался сквозь висевшие в воздухе
пласты пыли, спор и плесени, больше всего заботясь о том, чтобы не выронить
хрустальный череп. Он позвал Кендру, она откликнулась, и через некоторое
время блужданий вслепую они нашли друг друга. На их голоса подошли Виш и
Леонард.

- У всех все в порядке? - забеспокоилась Кендра.

- Мне порвали костюм, - обиженно пожаловался Леонард.

- Я кое-как залатал ему прореху, но не уверен, что это поможет, - сказал
Виш.

- Как самочувствие, доктор Леонард? - уже по-настоящему встревожилась
Кендра.

- Ну, если не считать, что от страху у меня все вылетело из головы и ... из
другого места... то вроде нормально, - смущенно ответил он.

Кендра внимательно осмотрела защитный костюм Леонарда и успокоила его
международным жестом большого пальца, но строго предупредила:

- При первых же малейших признаках одышки...

- Я тут же дам знать, доктор Клайн, - пообещал Леонард.

- Смотрите же.

- Надо подниматься наверх, - решительно заявил Штрауд.

- А доски нас выдержат?

- Хороший вопрос. Может, нам лучше малость прийти в себя? - предложил Виш.

- Ага. Пора передохнуть, - поддержал его Леонард, тут же усаживаясь в кучу
мусора и удобно прислоняясь спиной к переборке.

Кендра пристально вглядывалась в Леонарда. Его состояние могло быть вызвано
отнюдь не усталостью, а значит, придется стаскивать с него защитный костюм,
чтобы сделать инъекцию.

- Все остаются здесь. Я беру череп и иду вперед, - принял решение Штрауд.

- Но подождите же, Штрауд... - запротестовал было Виш.

- Никаких возражений! - перебил его Штрауд. - Теперь это дело Эшруада и
того отродья. Вы ждете здесь. Скорее всего оно сосредоточит все свои усилия
на мне и черепе, а вас оставит в покое.

Кендра неожиданно даже для себя бросилась Штрауду на грудь.

- Возвращайся к нам, Эйб Штрауд, - всхлипнула она.

Штрауд, стиснув зубы, закинул веревку и удачно захлестнул ею толстый
деревянный брус. Выглядел он достаточно внушительно, чтобы выдержать его
вес, и Штрауд стал осторожно подтягиваться по веревке все выше и выше, пока
благополучно не пролез в пролом верхней палубы. Переведя дыхание, он
крикнул вниз своим спутникам:

- Если через час не вернусь, всем покинуть корабль и любым способом
выбираться из лабиринта на поверхность.

- Мы не оставим тебя, Эйб! - воскликнула Кендра.

- Делай, что говорят, - строго одернул ее Штрауд - Вы меня слышали, Виш,
Леопард?

- Будь по-вашему, - огорченно покорился Виш.

- Свяжитесь с Натаном. Сообщите ему о последних событиях. Попросите еще
немного времени, - отдал последние распоряжения Штрауд и взглянул на
приборы: запас кислорода быстро иссякал вместе со стремительно убегающими
минутами.

- Возьми еще мой распылитель, - попросила Кендра.

- Нет, он вам самим может понадобиться на случай нового нападения, -
отказался Штрауд.

- Ты уверен, что поступаешь правильно?

- Абсолютно.

- Но как же так, в одиночку... Ты будешь совсем один... - предприняла еще
одну попытку отговорить его Кендра.

- Ну, не совсем. - Штрауд поднял над головой озарившийся оранжевым сиянием
хрустальный череп.

Штрауд крался вплотную к борту корабля, где доски казались прочнее, однако
все равно спотыкался и оскальзывался на каждом шагу, жалобный скрип настила
под ногами предупреждал, что он в любую минуту может провалиться и рухнуть
вниз. Вдруг он ощутил во всем теле необыкновенную легкость и с изумлением
обнаружил, что его подошвы более не касаются прогнивших досок и он парит
над ними, а хрустальный череп Эшруада плывет у самых его ног, сотворяя чудо
хождения но воздуху и направляя каждый его шаг.

Штрауд плыл вдоль борта судна, размышляя о своих предках - о деде, великом
человеке, хранившем в душе сокровенную тайну: он выслеживал и уничтожал
вампиров. Дед Штрауда происходил от фон Хельсинга, смельчака, который убил
в жестокой схватке Дракулу и которого мир помнит как вымышленного героя.
Однако в семье Штрауда знали правду. Воспоминания эти принесли блаженное
успокоение, и голос деда, зазвучавший у него в голове, произнес:

- Верь Эшруаду .. ибо он наш.

Штрауд по прошлому опыту знал, что голосу деда можно доверять. Все его
внутренние страхи и сомнения относительно хрустального черепа стали
рассеиваться, поскольку теперь он осознал, что он, Штрауд, несет в себе
гены этруска, приговорившего себя к навечному заключению в черепе. Штрауд
припомнил, чему его учил дед, утверждавший, что те явления, которые кажутся
невозможными, непонятными и даже немыслимыми - все, что есть деяния
сверхъестественных сил, - на самом деле оказываются весьма простыми, более
того, "естественными". Иначе, как же еще объяснить переселение человеческих
душ, как же еще объяснить тот факт, что человека можно лишить души или
заключить ее в хрусталь - участь, постигшая Эшруада? Битва за душу -
древнейшая и главнейшая битва, которую издревле ведет человечество.

И эта битва идет сейчас, сию секунду...

Душа Христа вознеслась на крови человека, которым он стал. И в жилах
каждого человека бьется его судьба.

Каким-то необъяснимым образом, посредством противоестественной зловредной
алхимии в мире объявились темные силы, дразнящие, соблазняющие и
раздирающие человеческую душу, и высшей их целью была не бренная плоть и
даже не багряная кровь жизни... Похищая плоть и кровь человека, они
овладевали его душой. И с каждой новой покоренной душой черное зло набирало
силы. Вот чего добивался Уббррокксс, сатанинский дух, злой гений, вобравший
в себя естественное и сверхъестественное, неразделимо смешавшиеся в нем,
подобно Богу и сатане. И сейчас здесь шла эта битва, в которой схлестнулись
Добро и Зло, эволюция и мутация и все, что лежит между ними...

Вдруг подошвы Штрауда вновь коснулись твердой поверхности, которая тем не
менее оказалась весьма зыбкой. Ибо ступил он на какие-то хрупкие обломки, с
треском выскальзывающие из-под его ног при каждом шаге. Гигантское кладбище
человеческих костей, заполнивших трюм дьявольского корабля до самого дна.
Истлевшие скелеты. 500 000 скелетов. От неверного движения обутой в сапог
ноги Штрауда кости посыпались с вершины этой скорбной горы в черную тьму,
казавшуюся дорогой в ад. И Штрауду пришлось карабкаться по этой ходившей
ходуном жуткой массе на четвереньках. Он не мог представить себе, сколько
ему еще предстоит так ползти, а время его стремительно истекало...

Но он должен во что бы то ни стало отыскать своего врага, врага всего рода
человеческого. Но где? И хватит ли ему сил? Хватит ли мужества, даже если
он найдет верную дорогу? И что самое важное, понял ли он до конца и осознал
всю чудовищность злой силы, подстерегающей его где-то в этом непроглядном
мраке? Но почему именно он, Штрауд? Только потому, что он Штрауд? Значит,
быть такой личностью, как Штрауд, сводится всего-навсего к его "дару" или
"проклятью"? А что, если он потерпит поражение? Как бы все обернулось, если
бы Леонард и Вишневски не сняли его с самолета и он благополучно прибыл бы
к себе домой в Эндоувер, Иллинойс, а оттуда направился в очередную
увлекательную археологическую экспедицию куда-нибудь на другой конец света,
оставив Нью-Йорк на растерзание злому божеству Эшруада?

Как же запутанно и причудливо складывается жизнь - словно река, прихотливо
пробивающая в земле свои затейливые извивы. При этой мысли Эйб Штрауд
ощутил себя ничтожной песчинкой, над которой могучим потоком летит время.

- Эшруад тебя не спасет. - прошелестел у него в ушах шепот Уббррокксса,
шепот, от которого тем не менее содрогнулся весь корабельный корпус. -
Теперь ты мой... Как некогда он стал моим...

- Никогда! - выкрикнул Штрауд таким отчаянным голосом, что с бортов
посыпались труха и щепки. - Никогда, слышишь, ты, нечисть!

- Укрепи свою веру, Штрауд, - раздался из хрустального черепа голос
Эшруада. - Доверься мне, и никому больше. Не верь даже глазам своим.
Когда-то я поверил своим глазам и потерял и их, и свою душу.

- Ты... ослеп? - Штрауд содрогнулся при этой мысли.

- Те, кто томятся в черепе, все слепые глупцы.. глупцы, что не хотели
видеть в жизни и остались незрячими в смерти.

- Значит, я должен довериться слепому глупцу?

- Да.

Штрауд пытался разгадать, что хочет ему сказать Эшруад. Их беседы здесь, на
корабле, по большей части велись каким-то шифром, состоящим из полуправды и
намеков, поскольку хрустальный череп предупредил его, что враг подслушивает
каждое их слово, более того, даже самая современная аппаратура, при помощи
которой Штрауд и его друзья общались между собой и с теми, кто остался на
поверхности, ему не помеха. Добытые таким образом сведения Уббррокксс
использует против Штрауда.

- Тебе, возможно, придется пожертвовать женщиной, - вновь сказал ему
Эшруад, и Штрауд вновь заявил, что не в силах этого сделать.

- Ты должен... ради победы, - настаивал Эшруад - Ты должен одолеть злую
силу, Штрауд.

Внутренний монолог то затихал, то возобновлялся в его голове, словно
накатывающие на берег морские волны, и его постоянно сопровождал какой-то
призвук, будто отраженное стальной пластинкой в черепе Штрауда эхо. Это был
Уббррокксс или его часть, которой он вторгался в мозг Штрауда, охотясь за
его мыслями, чаяниями, страхами, муками и страданиями. Уббррокксс рыскал в
его памяти, крадя воспоминания, приятные и горькие, гордые и постыдные.
Штрауд ощущал его присутствие внутри своей головы, но, предупрежденный о
том, что такое произойдет, был готов ко всем соблазнам, подстерегающим его
душу. И Штрауд препоясал чресла, готовый к любым испытаниям.

Мысль о том, что Эшруад знает о каждом шаге, который собирается предпринять
демон, могла бы заронить в душу Штрауда серьезные подозрения, если бы
этруск не поделился с ним кошмаром, который постоянно преследовал его: что
Уббррокксс на веки вечные будет продолжать пожирать человеческие души во
все возрастающем числе.

Оказалось, что и Эшруада и Штрауда терзает один и тот же кошмар, и по этой
причине Штрауд решил душой и телом довериться древнему мудрецу. Но отдать
Кендру сатанинскому отродью. Штрауд по-прежнему сомневался, достанет ли ему
духу пойти на это.

- Ты должен, - прошелестел у него в ушах голос Эшруада, теперь столь же
требовательный, как у демона. - У тебя нет выхода.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0557 сек.