Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Экономика

Д. М. Кейнс - Общая теория занятости процента и денег

Скачать Д. М. Кейнс - Общая теория занятости процента и денег


Можно заметить, что наше определение чистого дохода очень близко подходит
к определению дохода, данному Маршаллом, когда он решил следовать методам
исчисления дохода, которые используют налоговые инспекторы, и - если
характеризовать определение Маршалла, в самых общих чертах - относить в
разряд дохода все то, что при установлении величины подоходного налога
обычно считают базой обложения. Ведь основания классификации, принятой
инспекторами по подоходному налогу, можно считать результатом самых
тщательных и широких исследований, какие проводились вплоть до настоящего
момента для выяснения того, что на практике принято считать чистым доходом.
Это определение соответствует также последнему определению национального
дохода, предложенному проф. Пигу (35) (если рассматривать выраженную в
деньгах ценность чистого продукта).
И все же надо признать, что понятие чистого дохода, основанное на
несколько расплывчатом критерии, который те или иные ведомства могут
по-разному толковать, оказывается недостаточно четким. Например, проф. Хайек
высказал мнение, что индивидуальный владелец капитальных благ может
стремиться к поддержанию дохода, который он извлекает из своего владения
этими благами, на постоянном уровне. Поэтому такой владелец, по мнению проф.
Хайека, не станет свободно расходовать свой доход на потребление до тех пор,
пока не отложит сумму, достаточную для компенсации любого снижения дохода,
приносимого инвестициями, независимо от причин, вызывающих такое снижение
(36) . Я сомневаюсь в том, чтобы такой индивидуум существовал, но, очевидно,
против подобного допущения нельзя выдвинуть теоретических возражений: оно
содержит один из вариантов возможной психологической интерпретации критерия
чистого дохода. Однако, когда проф. Хайек вслед за этим заключает, что
понятия сбережения и инвестирования страдают той же неопределенностью, он
может быть прав только в том случае, когда под этими терминами
подразумеваются чистые сбережения и чистые инвестиции. Понятия сбережения и
инвестирования, относящиеся к теории занятости, свободны от этого недостатка
и, как мы уже показали выше, поддаются объективному определению.
Таким образом, ошибочно все сводить к роли чистого дохода, который имеет
отношение только к решениям относительно размеров потребления; кроме того,
воздействие чистого дохода довольно трудно отделить от влияния на масштабы
потребления, оказываемого другими факторами. Нельзя упускать из виду, как
это часто делается, понятие дохода в собственном смысле слова, поскольку
именно такое понятие имеет прямое отношение к решениям, затрагивающим
размеры текущего производства; при этом понятие дохода продолжает оставаться
совершенно недвусмысленным.
Приведенные определения дохода и чистого дохода намеренно максимально
приближены к общепринятому словоупотреблению. Необходимо поэтому сразу же
напомнить читателю, что в моем "Трактате о деньгах" я особым образом
определял понятие дохода. Своеобразие моего прежнего определения было
связано с трактовкой той части совокупного дохода, которая поступает
предпринимателям, поскольку я рассматривал не вырученную от их текущих
операций фактическую прибыль (будь то валовую или чистую) и не прибыль,
на которую предприниматели рассчитывают, решая приступить к текущим
операциям. Речь шла о доходе, который можно было бы в известном смысле
назвать нормальной или равновесной прибылью (такое определение, как я теперь
полагаю, было недостаточно четким, поскольку оно не учитывало полностью
возможность изменения размеров производства). Если исходить из моего
прежнего определения, то в результате оказывается, что сбережение превышает
инвестирование на величину, равную разности между нормальной прибылью и
фактической прибылью. Боюсь, что такое употребление терминов породило
значительную путаницу, особенно в случае, когда речь шла о связях между
сбережением и другими процессами. Дело в том, что указанные заключения (и, в
частности, выводы относительно превышения сбережений над, инвестициями)
могли бы считаться справедливыми лишь при условии, что соответствующие
понятия используются в том же особом смысле, в каком их употреблял я. Между
тем к упомянутым терминам часто прибегали при более широком обсуждении
вопроса, что предполагало их прежнюю, обычную трактовку. По этой причине, а
также и потому, что старые термины больше не нужны мне для точного выражения
мыслей, я решил отбросить эти понятия, весьма сожалея о путанице, которую
они породили.
II. Сбережение и инвестирование
Сталкиваясь с терминологическим столпотворением, приятно найти хотя бы
одну твердую точку опоры. Нисколько я могу судить, все согласятся с тем, что
сбережение представляет собой превышение дохода над потребительскими
расходами. Таким образом, всякие сомнения по поводу содержания,
вкладываемого в понятие термина сбережение, должны относиться либо к
определению дохода, либо к определению потребления.
Доход мы определили выше. Расход на потребление в течение известного
периода должен означать ценность товаров, проданных потребителям в течение
этого периода. Правда, здесь мы вновь сталкиваемся со следующим вопросом:
что подразумевать под покупателем-потребителем? Любое сколько-нибудь
обоснованное определение границы между покупателями-потребителями и
покупателями-инвесторами сможет достаточно хорошо послужить нам при условии,
что оно будет последовательно использоваться. Вопрос о том, правильно ли,
например, рассматривать покупку автомобиля как потребительскую, а покупку
дома как инвестиционную, уже неоднократно обсуждался и мне нечего здесь
добавить. По всей видимости, такой критерий должен соответствовать тому, как
мы проводим границу между потребителем и предпринимателем. Этот вопрос мы
уже молчаливо предполагали разрешенным, когда определили А1 как ценность
товаров и услуг, которые один предприниматель покупает у другого. Отсюда
вытекает, что расход на потребление может быть достаточно четко определен
как
((A-A1), (A , представляет собой все продажи в течение известного периода
и (A1 все продажи одних предпринимателей другим. В дальнейшем обычно будет
удобней опускать знак ( и обозначать через А всю совокупность различного
рода продаж, через А1 - совокупность продаж одних предпринимателей другим и
через U - совокупные издержки использования у предпринимателей.
Поскольку мы определили теперь и доход, и потребление, отсюда,
естественно, следует и определение сбережения как превышения дохода над
потреблением. Если принять во внимание, что доход равен А-U, а потребление
составляет А - А1, нетрудно видеть, что сбережение равно А1 - U Подобно
этому можно определить чистое сбережение как превышение чистого дохода над
потреблением; оно равно А1-U-V
Из нашего определения дохода сразу же следует и определение текущих
инвестиций. Мы должны подразумевать под ними текущий прирост ценности
капитального имущества в результате производственной деятельности данного
периода. Ясно, что текущие инвестиции равны тому, что мы выше определили как
сбережение. Ведь это и есть та часть дохода за данный период, которая не
была использована для потребления. Выше мы видели, что в результате
производственной деятельности за какой-либо период предприниматели реализуют
готовую продукцию, имеющую ценность А; к концу периода, на протяжении
которого предприниматели произвели и продали продукцию на сумму А и закупили
у других предпринимателей товары и услуги на сумму А1, их капитальное
имущество оказывается частично потребленным и его ценность уменьшается на
величину U (или, наоборот, вследствие улучшения этого имущества его ценность
увеличилась на величину - U, когда U имеет отрицательное значение). В
течение того же самого периода времени готовая продукция на сумму А - А1
пошла на потребление. Излишек А - U над А-А1, а именно величина А1 - U,
представляет собой ценность дополнительного капитального имущества,
появившегося в результате производственной деятельности данного периода;
следовательно, указанная величина характеризует размеры инвестиций на
протяжении рассматриваемого периода. Аналогичным образом определяются чистые
инвестиции за данный период. Для этого из величины А1-U-V, представляющей
собой чистый прирост капитального имущества, вычитается сумма того
нормального уменьшения ценности капитала, которое имеет место помимо
списаний вследствие его использования и помимо непредвиденных изменений в
ценности оборудования, проводимых по счету капитала.
Хотя общая сумма сбережений представляет собой совокупный результат
действия множества отдельных потребителей, а величина инвестиций -
совокупный результат действия индивидуальных предпринимателей, эти две
величины должны быть равны между собой, поскольку каждая из них равна
превышению дохода над потреблением. Больше того, приведенное заключение
никоим образом не зависит от каких-либо тонкостей или деталей данного выше
определения дохода. Коль скоро мы договорились о том, что доход равен
ценности текущей продукции, которая не используется для потребления, а
сбережения равны превышению дохода над потреблением - причем все эти термины
употребляются в том значении, которое соответствует здравому смыслу, а также
традиционному употреблению их значительным большинством экономистов,-
равенство сбережений и инвестиций вытекает отсюда само собой. Короче говоря:
доход=ценность продукции=потребление+инвестиции,
сбережения=доход-потребление,
отсюда сбережения=инвестициям
Следовательно, любой набор определений, удовлетворяющий указанным выше
условиям, ведет к тем же самым заключениям. Только отвергнув одно из этих
соотношений, можно оспаривать сделанный вывод.
Равенство между величиной сбережений и размерами инвестиций вытекает из
двустороннего характера сделок между производителем, с одной стороны, и
потребителем или покупателем капитального имущества - с другой. Доход
представляет собой превышение выручки, которую предприниматель получает за
продаваемую им продукцию, над издержками использования; но ведь вся эта
продукция, очевидно, должна быть продана либо потребителям, либо другим
производителям, а текущие инвестиции каждого предпринимателя равны разности
между ценностью оборудования, которое он купил у других предпринимателей, и
его собственными издержками использования. Отсюда следует, что совокупное
превышение дохода над потреблением, которое мы называем сбережениями, не
может отличаться от увеличения ценности капитального имущества, которое мы
называем инвестициями. Подобным образом обстоит дело и с соотношением между
чистыми сбережениями и чистыми инвестициями. Ведь сбережения - это, по
существу, просто остаток дохода после того, как осуществлены расходы на
потребление. Решение потреблять и решение инвестировать совместно определяют
величину дохода. Если мы исходим из того, что решение об инвестировании
удалось претворить в жизнь, это предполагает либо сокращение потребления,
либо расширение дохода. Таким образом, сам процесс инвестирования как
таковой всегда означает, что остаток, или разность, который мы называем
сбережением, также обнаруживает увеличение на соответствующую сумму.
Можно, конечно, представить участников экономического процесса настолько
tete montee* в их решении сберечь и соответственно инвестировать именно
такую сумму, что это помешает установлению равновесных цен, при которых
могут состояться сделки. В этом случае наши определения оказались бы
неприменимыми, так как продукция не имела бы определенной рыночной ценности
и цены безостановочно меняли бы свою величину в интервале от нуля до
бесконечности. Опыт свидетельствует, однако, о том, что с подобной ситуацией
фактически не приходится сталкиваться и что обычно обнаруживающиеся
психологические реакции участников экономического процесса позволяют достичь
точки равновесия, в которой готовность покупать оказывается в соответствии с
готовностью продавать. Рыночная ценность продукции является в одно и то же
время необходимым условием для определения величины денежного дохода и
достаточным условием для того, чтобы общая сумма, которую лица,
откладывающие сбережения, решили накопить, была равна общей сумме, которую
инвесторы намерены использовать в качестве капиталовложений.
Наши представления обо всем этом станут более четкими, если в своих
рассуждениях мы будем исходить из решений о размерах потребления (или о
воздержании от потребления), а не из намерений относительно размеров
сбережений. Решение вопроса о том, потреблять или не потреблять,
действительно зависит от индивидуума; так же обстоит дело и с решением
вопроса, инвестировать или нет. А размеры совокупного дохода и совокупного
сбережения представляют собой результат действий многих индивидуумов,
которые свободно решают, потреблять или нет и соответственно_ инвестировать
или нет. Однако ни одна из этих величин не может принимать каких-то особых
значений, которые определялись бы некими самостоятельными решениями, не
связанными с решениями, касающимися размеров потребления и инвестиций. В
соответствии с этим в ходе последующего изложения мы будем употреблять
понятие склонность к потреблению вместо понятия склонность к сбережению.
Приложение к главе 6
Об издержках использования
Издержки использования, по моему мнению, имеют очень важное значение для
классической теории стоимости, что часто упускается из виду. О них можно
сказать больше, чем это необходимо или уместно в данной работе. В данном
приложении в порядке отступления мы все же несколько подробнее рассмотрим
этот вопpoc.
Издержки использования предпринимателя в соответствие с приведенным выше
определением равны А1 +(G'- В') - G, где А1- сумма покупок данного
предпринимателя у других предпринимателей, G - фактическая ценность его
капитального оборудования к концу периода, G' - ценность, которую это
оборудование могло бы иметь в конце периода, если бы предприниматель
воздержался от использования своего капитального оборудования и затратил бы
оптимальную сумму В' на его техническое обслуживание и улучшение. Тогда
G-(G'- В'), т. е. увеличение ценности принадлежащего предпринимателю
капитального оборудования по сравнению с той чистой ценностью указанного
имущества, которую он "унаследовал" от предыдущего периода, представляет
собой текущие инвестиции предпринимателя в его капитальное оборудование.
Будем обозначать такие инвестиции символом I Таким образом, U - издержки
использования, связанные с продажей продукции А, равны А1 - I, где А1
характеризует сумму закупок у других предпринимателей, а I - текущие
инвестиции данного предпринимателя в свое собственное капитальное
оборудование. Стоит лишь немного вдуматься в смысл приводимых определений и
станет понятно, что все это диктуется простым здравым смыслом. Некоторой
части платежей данного предпринимателя другим предпринимателям противостоит
сумма его текущих инвестиций в его собственное капитальное оборудование, а
остаток представляет собой дополнительную сумму (кроме всех выплат
владельцам факторов производства), которой ему пришлось пожертвовать для
того, чтобы произвести всю проданную продукцию. Обратившись к другим
способам описания рассмотренных выше соотношений, читатель сможет убедиться
в преимуществах приведенного метода определения дохода и издержек: таким
образом удается обойти ряд неразрешимых (да и ненужных) проблем
бухгалтерского учета. На мой взгляд, не существует других способов четко
выделить текущую выручку от продажи продукции. Допустим, что какая-либо
отрасль сама полностью производит все то, что потребляет (или, другими
словами, предпринимателю не приходится
ничего покупать на стороне); тогда А1 = 0. В этом случае издержки
использования будут представлять собой просто эквивалент текущих
дезинвестиций, связанных с использованием капитального оборудования. Но и в
этом случае приведенная выше система определений обладает следующим
преимуществом: ни на одной ступени анализа мне не приходится сталкиваться с
проблемой распределения факториальных издержек между проданными товарами и
остающимся к концу периода оборудованием. Следовательно, независимо от того,
в какой мере производство в рамках данной фирмы носит комбинированный
характер, мы можем полагать, что уровень занятости обеспечиваемый этой
фирмой, определяется единым общим решением; такой подход вполне
соответствует действительно существующей тесной взаимосвязи между выпуском
продукции, продаваемой на протяжении текущего периода, и всем ходом
производства.
Кроме того, понятие издержек использования позволяет нам более четко, чем
обычно принято, определить в краткосрочном плане цену предложения единицы
продукции, которую фирма предназначает для продажи. Ведь на протяжении
коротких промежутков времени цена предложения оказывается равной сумме
предельных факториальных издержек и предельных издержек использования.
В современной теории стоимости считается общепринятым, что на протяжении
коротких промежутков времени цена предложения равна лишь предельным
факториальным издержкам. Не приходится и говорить, однако, что такое
суждение может оказаться правильным лишь в тех случаях, когда предельные
издержки использования равны нулю или когда имеется в виду специфическое
определение цены предложения,- определение, не включающее предельные
издержки использования, подобно тому как выше (с. 19-20) при определении
"выручки" и "совокупной цены предложения" мы просто не учитывали совокупные
издержки использования. Таким образом, при рассмотрении совокупной продукции
как единого целого иногда удобно исключить из рассмотрения издержки
использования. Однако наш анализ просто лишится всякой связи с
действительностью, если мы попытаемся применить подобный метод (как это
обычно делается, хотя и специально не оговаривается) к продукции отдельной
отрасли или индивидуальной фирмы, поскольку тем самым понятие "цена
предложения" товара совершенно отрывается от любого употребления термина
"цена" в повседневной жизни. Подобное словоупотребление может лишь породить
путаницу.
По-видимому, просто предполагалось, что, когда речь заходит о "цене
предложения" единицы продукции, которую та или иная индивидуальная фирма
предназначает для продажи, не требуется никаких разъяснений: это понятие
настолько очевидно, что не понадобится специально его анализировать. В
действительности, однако, и при изучении покупок данного предпринимателя у
других фирм, и при рассмотрении процессов потребления капитального
оборудования, связанных с выпуском предельного продукта, неизбежно возникает
целый ряд сложных вопросов, от решения которых зависит определение дохода. В
самом деле, будем полагать, что из выручки от продажи дополнительной единицы
продукции уже исключены предельные затраты на покупки товаров и услуг у
других фирм - покупки, которые связаны с выпуском этой дополнительной
единицы продукции. Даже в этом случае мы не можем определить цену
предложения рассматриваемой фирмы до тех пор, пока не примем во внимание
предельные дезинвестиции, обусловленные использованием принадлежащего фирме
капитального оборудования для выпуска дополнительной единицы продукции. И
если бы даже рассматриваемая фирма обеспечивала себя всем необходимым, то и
тогда было бы неправильным полагать предельные издержки использования
равными нулю; иначе говоря, нельзя было бы полностью игнорировать
существование предельных дезинвестиций, связанных с тем, что капитальное
оборудование фирмы используется для производства предельного продукта.
Вместе с тем, вводя в рассмотрение такие понятия, как "издержки
использования" и "добавочные издержки", мы можем более четко выявить
соотношение между долгосрочной ценой предложения и краткосрочной ценой
предложения. Издержки производства, исчисляемые на протяжении длительного
периода, разумеется, должны включать не только предполагаемые первичные
издержки производства, пересчитанные в соответствии со средним сроком службы
оборудования, но также и сумму денег, необходимую для того, чтобы возместить
основные виды добавочных издержек. Иными словами, долгосрочные издержки
производства равны предполагаемой сумме первичных издержек производства и
добавочных издержек. Далее, для того, чтобы фирма могла получать нормальную
прибыль, уровень долгосрочной цены предложения должен превышать исчисляемые
таким образом долгосрочные издержки на сумму, определяемую текущей нормой
процента по ссудам, которые выдаются примерно на те же сроки и
характеризуются аналогичной степенью риска; такой доход исчисляется в
процентном отношении к ценности капитального оборудования. - Или, если мы
предпочитаем рассматривать стандартную "чистую" норму процента, нам придется
включить в состав долгосрочных издержек еще один, третий, компонент -
денежную сумму, необходимую для того, чтобы компенсировать возможные
непредвиденные отклонения действительной выручки от ожидаемого валового
дохода; такие затраты мы могли бы назвать издержками риска. Таким образом,
долгосрочная цена предложения оказывается равной сумме первичных издержек
производства, добавочных издержек, издержек риска и расходов на оплату
процентов; и при анализе долгосрочной цены предложения можно прибегнуть к
разложению ее на указанные компоненты. С другой стороны, краткосрочная цена
предложения равна предельным первичным издержкам производства. В связи с
этим, покупая оборудование или изготавливая его на своих предприятиях,
предприниматель должен рассчитывать на то, что он сможет покрыть свои
добавочные издержки, издержки риска и расходы на оплату процентов за счет
разности между предельными и средними первичными издержками производства. Из
сказанного следует, что в ситуации долгосрочного равновесия излишек
предельных первичных издержек производства над средней величиной тех же
издержек равен сумме добавочных издержек, издержек риска и расходов на
оплату процента (37) .
Объем продукции, при котором предельные первичные издержки производства в
точности равны сумме средних первичных издержек производства и добавочных
издержек, в нашем анализе играет особую роль: это, так сказать, переломный
пункт с точки зрения итогов, отражаемых по балансам хозяйственной
деятельности фирмы. Указанный уровень характеризуется чистой прибылью,
равной нулю; при дальнейшем сокращении объема производства предприниматель
терпит чистый убыток.
Добавочные издержки, которые приходится предусматривать помимо первичных
издержек производства, в большой мере зависят от вида используемого
оборудования. Выделим в связи с этим два крайних случая: 1. Некоторая часть
расходов по содержанию оборудования всегда
должна осуществляться pari passu* с их использованием (например, в случае
смазки машин). Такие расходы (помимо закупок на -стороне) включаются в
состав факториальных издержек. Если по техническим условиям вся сумма
текущих амортизационных отчислений должна списываться таким образом, тогда
размеры издержек использования (отвлекаясь от закупок на стороне) должны
быть равны по величине и противоположны по знаку сумме добавочных издержек.
А в условиях долгосрочного равновесия предельные факториальные издержки
должны превышать среднюю величину на сумму издержек риска и расходов на
оплату процентов.
2. Некоторая часть уменьшения ценности оборудования имеет место только
тогда, когда это оборудование используется. Соответствующие расходы
включаются в издержки использования, если только они не покрываются (как в
вышеуказанном случае) pari passu в процессе использования оборудования. Если
бы потери в ценности оборудования могли происходить только таким путем, то
добавочные издержки были бы равны нулю.
Стоит отметить, что предприниматель не станет использовать в первую
очередь самые устаревшие и наименее эффективные виды оборудования просто
потому, что издержки использования окажутся при этом невелики. Дело в том,
что более существенное влияние, чем низкие издержки использования, может
оказывать сравнительно меньшая эффективность этих видов оборудования, иными
словами, высокий уровень факториальных издержек. Предприниматель
предпочитает использовать ту часть своего оборудования, для которой издержки
использования плюс факториальные издержки, рассчитанные на единицу
продукции, оказываются наименьшими (38) . Отсюда следует, что каждому
данному объему продукции соответствуют те или иные издержки использования
(39) . Однако не существует однозначного соответствия между такими
совокупными издержками использования и предельными издержками использования,
если под последними мы понимаем приращение издержек использования, вызванное
увеличением объема производства.
II
Издержки использования представляют собой одно из звеньев, связывающих
настоящее с будущим. Решая вопрос о размерах производства, предприниматель
должен делать выбор между использованием его оборудования в настоящее время
и хранением этого оборудования (с тем чтобы использовать его в будущем).
Именно предполагаемая величина будущих выгод, которыми мы жертвуем, применяя
оборудование в текущем производстве, определяет издержки использования, а
предельная величина этих жертв вместе с предельными факториальными
издержками и ожидаемой предельной выручкой определяет размеры производства
данной фирмы. Как же тогда предприниматели исчисляют издержки использования,
относящиеся к отдельному производственному циклу?
Мы определили издержки использования как уменьшение ценности
оборудования, вызванное использованием этого оборудования, по сравнению с
той ценностью, которой оно бы располагало, если бы не участвовало в
производственном процессе; при этом принимались во внимание затраты по
содержанию и улучшению капитального имущества, которые представлялись
экономически целесообразными, а также расходы на закупку товаров и услуг
других предпринимателей. Из сказанного вытекает, что для определения
издержек использования следует рассчитать дисконтированную величину в
будущем дополнительного ожидаемого дохода, который мог бы быть получен
позднее, если бы оборудование не было использовано в настоящее время.
Указанная сумма должна быть по меньшей мере равна дисконтированной на
сегодняшний день ожидаемой экономии, связанной с тем, что отказ от текущего
использования капитального имущества позволяет "отодвинуть" сроки замены
старого оборудования новым; однако она может и превышать размеры такой
экономии (40) .




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1204 сек.