Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Экономика

Д. М. Кейнс - Общая теория занятости процента и денег

Скачать Д. М. Кейнс - Общая теория занятости процента и денег


V
Широко распространенное представление о том, будто сбережения и
инвестиции, определенные в прямом соответствии со смыслом этих слов, могут
различаться между собой по величине, объясняется, как я думаю, "оптической
иллюзией", возникающей вследствие того, что отношения между индивидуальным
вкладчиком и банком, где помещен его вклад, носят по внешней видимости
односторонний характер, тогда как на самом деле такие отношения являются
двусторонними. Предполагается, что вкладчик и его банк могут каким-то
образом сговориться между собой о проведении операции, в результате которой
сбережения в банковской системе просто исчезли бы (иначе говоря, они
оказались бы вовсе утраченными с точки зрения инвестирования), или,
напротив, что банковская система в состоянии создать такие возможности
инвестирования, которым не соответствуют никакие сбережения. Но ведь никто
не может сберечь, не приобретая при этом активов в какой-либо форме, будь то
наличные деньги, долговые обязательства или капитальные блага; никто не
может так же приобрести имущества, которым бы он раньше не владел, если
только имущество равной стоимости не окажется вновь произведенным либо же
если кто-нибудь другой не расстанется с имуществом той же ценности, которым
он располагал раньше. В первом случае сбережению соответствуют новые
инвестиции; во втором случае кто-то другой должен сократить свои сбережения
на равную сумму. Ведь в последнем случае соответствующее уменьшение
богатства должно быть вызвано такими размерами потребления, которые
превышают доход, а не списанием по счету капитала, отражающим изменение
ценности капитальных имуществ, потому что в данном случае он вовсе не
сталкивается с какими-либо потерями в ценности того имущества, которое он
раньше имел. Сумма, которую он получает, в точности соответствует текущей
ценности его имущества, и тем не менее владельцу имущества не удается
полностью сохранить указанную сумму в форме какого-либо богатства, иными
словами, отсюда следует, что его текущее потребление превысило размеры
текущего дохода. Если же с каким-либо имуществом расстаются банки, значит,
кто-то должен расстаться с частью своих наличных денег. Отсюда следует, что
совокупное сбережение индивидуума, о котором идет речь, и всех других,
вместе взятых, неизбежно должно быть равным текущим новым инвестициям.
Представления, согласно которым создание кредита банковской системой
делает возможным инвестиции, которым не соответствует "никакое подлинное
сбережение", возникают лишь в результате искусственного выделения одного из
последствий увеличения банковского кредита и игнорирования всех остальных
результатов этого процесса. Действительно, допустим, что в дополнение к уже
существующим кредитам предприниматель сможет получить от банка новую ссуду и
это позволит ему произвести дополнительные текущие инвестиции, для которых
иначе у него не хватило бы денег; в таком случае неизбежно возрастут доходы,
причем последние, как правило, увеличиваются на .сумму, большую, чем
величина добавочных инвестиций. В подобной ситуации (если отвлечься от
случая, характеризующегося полной занятостью) будет иметь место увеличение
не только денежного, но и реального дохода. В таком случае населению будет
предоставлен "свободный выбор", как распределить этот прирост дохода между
сбережением и расходами; и невозможно представить, чтобы предприниматель,
который брал взаймы деньги с намерением увеличить инвестиции, смог в
действительности расширять их более быстрым темпом, чем население
увеличивает свои сбережения (если отвлечься от ситуации, когда его
инвестиции лишь замещают инвестиции, которые были бы иначе сделаны другими
предпринимателями). Дополнительные сбережения, возникающие в результате
таких решений, носят ничуть не менее "подлинный" характер, чем любые другие
сбережения. Разумеется, никого нельзя заставить держать дополнительные
средства, соответствующие новому банковскому кредиту, в форме наличных
денег, если только он сам по своему усмотрению не предпочтет хранить именно
деньги, а не богатство в другой форме. И все же занятость, доходы и цены не
могут не измениться таким образом, чтобы в новой ситуации кто-либо не
предпочел держать дополнительную сумму денег. Неожиданное увеличение
инвестиций в той или иной сфере может, конечно, привести к возникновению
необычных пропорций в формировании совокупных сбережений и инвестиций (хотя
подобные отклонения не могли бы иметь места, если бы эти инвестиции были
предусмотрены заранее). Верно также и то, что предоставление банковского
кредита приводит в действие три тенденции: 1) расширяются размеры
производства; 2) увеличивается ценность предельного продукта, выраженная в
единицах заработной платы (этот процесс в условиях снижения доходности
всегда сопровождает увеличение выпуска продукции), и 3) повышается единица
заработной платы, выраженная в деньгах (обычный спутник увеличения
занятости). Эти тенденции, конечно, могут повлиять на распределение
реального дохода между различными группами населения. Но эти тенденции
присущи росту продукции как таковому, и они проявились бы в такой же мере и
в случае, если бы рассматривавшееся расширение производства было вызвано не
увеличением банковского кредита, а какими-либо другими факторами. Устранить
их можно только при условии, что мы исключим любые действия, способные
вызвать повышение уровня занятости. Многое из вышесказанного, однако,
предвосхищает результаты дальнейшего исследования.
Таким образом, хотя "старомодные" утверждения, согласно которым
сбережение всегда влечет за собой инвестирование, нельзя признать правильно
сформулированными и достаточно полными, тем не менее с формальной точки
зрения они все же оказываются более правильными, чем новоиспеченные
концепции, согласно которым возможны сбережения без инвестиций или
инвестиции без "подлинных" сбережений.
Ошибка вытекает из правдоподобного на первый взгляд предположения, будто
рост сбережений отдельного лица означает увеличение совокупных инвестиций на
равную сумму. Когда индивидуум сберегает, он действительно увеличивает свое
собственное богатство. Но нельзя делать отсюда вывод, что он увеличивает и
совокупное богатство, ибо возможно, что данный акт индивидуального
сбережения окажет влияние на размеры сбережений у других лиц, а
следовательно, и на размеры богатства кого-либо другого.
Сбережения каждого индивидуума определяются его "свободным решением"
воздержаться от расходования той или иной суммы независимо от того, что он
или другие захотят инвестировать, и тем не менее общая величина сбережений
оказывается равна общей сумме инвестиций; это объясняется тем, что
сбережение, подобное расходованию, есть двусторонний акт. И хотя сумма,
которую тот или иной человек сберегает, едва ли может оказать сколько-нибудь
заметное влияние на его собственный доход, но воздействие его
потребительских расходов на доходы других исключает возможность того, чтобы
все одновременно сберегали ту или иную заранее заданную сумму денег. Всякая
подобная попытка одновременного сбережения посредством сокращения
потребления так повлияла бы на доходы, что она неизбежно вызвала бы к жизни
противодействующие факторы. Столь же невозможно для общества в целом,
разумеется, и сберечь меньше суммы текущих инвестиций, поскольку всякая
попытка такого рода неизбежно привела бы к росту доходов до уровня, при
котором суммы, которые отдельные лица предпочитают сберечь, увеличились бы
на величину, как раз равную сумме инвестиций.
Все это весьма сходно с тем, как согласуется свобода каждого индивидуума
менять, когда бы он этого ни пожелал, размеры находящейся у него на руках
суммы денег с необходимостью равенства между всей суммой денег, которую
составляют индивидуальные остатки, и общей суммой наличности, созданной
банковской системой. В последнем случае равенство создается тем, что сумма
денег, которую люди предпочитают хранить у себя, определенным образом
связана с их доходами или с ценами товаров, а особенно с устанавливающимся
курсом ценных бумаг, покупка которых выступает в качестве естественной
альтернативы хранению наличных денег. Таким образом, доходы и цены указанных
товаров неизбежно будут меняться до тех пор, пока совокупная сумма денег,
которую отдельные индивидуумы предпочитают держать при установившемся новом
уровне доходов и цен, не сравняется с суммой денег, созданной банковской
системой. В этом и состоит основное положение денежной теории.
Оба эти положения попросту вытекают из того, что не может быть покупателя
без продавца или продавца без покупателя. И хотя отдельный участник
экономического процесса, у которого масштабы операций малы по отношению к
рынку в целом, может спокойно пренебречь тем обстоятельством, что спрос
всегда носит не односторонний, а двусторонний характер, тем не менее было бы
нелепо пренебрегать этим, когда речь идет о совокупном спросе. В этом
коренная разница между теорией экономического поведения совокупности людей и
теорией поведения отдельного участника экономической жизни, ибо только в
последнем случае мы можем полагать, что изменения спроса индивидуума не
влияют на его собственный доход.

КНИГА ТРЕТЬЯ СКЛОННОСТЬ К ПОТРЕБЛЕНИЮ

ГЛАВА 8
Склонность к потреблению: 1 - объективные факторы
I
Теперь мы можем вернуться к нашей основной теме, от которой мы
отклонились в конце первой книги, для того чтобы рассмотреть некоторые общие
методологические проблемы и определения. Конечная цель нашего анализа
состоит в том, чтобы выяснить, чем определяется объем занятости. Мы уже
предварительно установили, что объем занятости соответствует точке
пересечения функции совокупного предложения с функцией совокупного спроса.
Функция совокупного предложения в основном зависит от технических условий
предложения, и нам потребуются лишь немногие дополнительные пояснения к
тому, что об этой функции уже известно. Мы можем не знать точную форму
кривой совокупного предложения, однако общие факторы, которые определяют ее
поведение, не представляют ничего нового. Мы вернемся к рассмотрению функции
совокупного предложения в гл. 20, где мы подробней изучим обратную функцию -
функцию занятости. Но основной круг проблем, который вплоть до настоящего
времени экономисты недооценивают,- это роль, которую играет функция
совокупного спроса; и именно рассмотрению функции совокупного спроса мы
посвятим кн. III и IV.
Функция совокупного спроса связывает данный уровень занятости с
"выручкой", на получение которой при этом уровне занятости можно
рассчитывать. При этом "выручка" состоит из двух компонент - из суммы,
которая при данном уровне занятости расходуется на потребление, и того, что
идет на инвестирование. Факторы, управляющие обеими этими величинами, в
основном различны. В этой книге мы рассмотрим первую из двух названных
величин, т. е. факторы, которые при данном уровне занятости определяют
расходы на потребление, затем в четвертой книге мы перейдем к рассмотрению
факторов, которые определяют размеры инвестиций.
Поскольку мы здесь занимаемся определением суммы, которая затрачивается
на потребление при данном уровне занятости, строго говоря, мы должны были бы
рассмотреть функцию, связывающую величину расходов на потребление (С) с
численностью занятых рабочих и служащих (N). Более удобно, однако,
исследовать несколько иную функцию, а именно функцию, которая связывает
потребление, выраженное в единицах заработной платы Cw , с доходом Yw также
выраженным в единицах заработной платы и соответствующим уровню занятости N.
На это можно возразить, что Yw не является однозначной функцией от N,
последняя может меняться в зависимости от различных обстоятельств. Дело в
том, что отношение между Yw и N может зависеть (хотя, вероятно, в очень
малой степени) от характера занятости. Это означает, что два различных
распределения одной и той же совокупной занятости N между разными сферами
труда могут соответствовать различным величинам Yw (вследствие того, что
функции индивидуальной занятости имеют различную форму, подробней этот
вопрос будет рассмотрен ниже, в гл. 20). При более конкретном рассмотрении
этого вопроса можно специально учесть указанный фактор, введя
соответствующие поправки. Но в целом можно с достаточным приближением
рассматривать Yw как величину, однозначным способом зависящую от N. Поэтому
введем понятие склонности к потреблению и определим его как функциональную
зависимость х между Yw, т. е. уровнем дохода, выраженного в единицах
заработной платы, и - той частью указанного дохода, которая затрачивается на
потребление, так что Cw=х(Yw) или C=Wєх(Yw) Сумма, которую общество
затрачивает на потребление, очевидно, зависит: 1) частично от величины
дохода, 2) частично от других сопутствующих объективных обстоятельств и 3)
частично от субъективных потребностей и психологических склонностей и
привычек отдельных членов общества, а также от принципов, на основании
которых совокупный доход распределяется между участниками хозяйственного
процесса (причем распределение это тоже может подвергнуться модификации в
случае расширения производства). Мотивы к расходованию сплетаются между
собой, и при попытке классифицировать их легко допустить ошибку. Тем не
менее для того, чтобы сделать наш анализ более четким, целесообразно
расчленить эти мотивы на две большие группы: в первую из них мы будем
включать субъективные, а во вторую - объективные факторы. Субъективные
факторы, которые мы подробнее рассмотрим в следующей главе, описывают те
психологические особенности человеческого характера, а также те общественные
привычки и институты, которые, хотя и не являются неизменными, все же едва
ли подвержены существенным переменам в течение коротких промежутков времени
(за исключением каких-либо выходящих из ряда вон обстоятельств или
революционных потрясений). В историческом исследовании или при сопоставлении
одной социальной системы с системой другого типа необходимо принимать во
внимание характер возможного воздействия, оказываемого изменениями в
субъективных факторах на склонность к потреблению. Но в последующем
изложении мы будем полагать субъективные факторы заранее данными и будем
исходить из того, что склонность к потреблению зависит только от изменений
объективных факторов.
II
К числу основных объективные факторов, .оказывающих влияние на склонность
к потреблению, по-видимому, нужно отнести следующие.
1. Изменение единицы заработной платы. Потребление С, конечно, в большей
мере является (в определенном смысле) функцией реального дохода, чем
функцией денежного дохода. При данном состоянии техники, вкусов и социальных
условий, определяющих распределение доходов, реальный доход каждого человека
будет увеличиваться или уменьшаться в соответствии с количеством единиц
труда, которыми он мог бы распоряжаться, иначе говоря, в соответствии с
измеренной в единицах заработной платы величиной его дохода, хотя при
изменении общего объема продукции его реальный доход все же будет (в связи с
убывающей доходностью) расти медленней, чем его доход, измеряемый в единицах
заработной платы. В качестве первого приближения мы можем, следовательно, с
достаточным основанием предположить, что в тех случаях, когда меняется
единица заработной платы, расходы на потребление, соответствующие данному
уровню занятости, будут, подобно ценам, изменяться в той же самой пропорции.
И все же при некоторых обстоятельствах может оказаться необходимым принять
во внимание и влияние на совокупное потребление, которое могут оказывать
изменения в распределении данного реального дохода между предпринимателями и
рантье - изменения, происходящие в результате перехода от одной единицы
заработной платы к другой. Помимо этого, мы уже исключили возможное влияние,
оказываемое изменением единицы заработной платы, измеряя склонность к
потреблению доходом, выраженным в единицах заработной платы.
2. Изменение в разнице между доходом и чистым доходом. Выше мы показали,
что размеры потребления больше зависят от чистого дохода, чем от дохода;
ведь и само определение чистого дохода строится таким образом, чтобы
выделить часть доходов, которую человек имеет в виду, принимая решение о
расходовании
той или иной суммы на потребление. В данной ситуации соотношение между
обоими видами дохода может быть довольно устойчивым в том смысле, что будет
существовать однозначная функция, связывающая различные уровни дохода с
соответствующими величинами чистого дохода. Если, однако, дело будет
обстоять иначе, то той частью изменения в доходе, которая не отражается на
размерах чистого дохода, следует пренебречь, поскольку она не окажет влияния
на потребление; с другой стороны, надо учитывать изменения в чистом доходе,
которые не влекут за собой изменений в величине дохода. Однако, оставляя в
стороне исключительные обстоятельства, я не думаю, чтобы этот фактор имел
существенное практическое значение. Мы возвратимся к более полному
рассмотрению воздействия, которое оказывают на потребление различия между
доходом и чистым доходом, в четвертом параграфе данной главы.
3. Непредвиденные изменения в ценности капитала, не принятые в расчет при
исчислении чистого дохода. Эти изменения оказывают гораздо более важное
воздействие на склонность к потреблению, так как они не обнаруживают
постоянного, или устойчивого, отношения к величине дохода. Потребление
имущих групп может чрезвычайно сильно реагировать на непредвиденные
изменения в денежной ценности их богатства. Непредвиденные изменения в
ценности капитала следует отнести к числу важнейших факторов, способных
вызывать изменения в склонности к потреблению в рамках коротких периодов.
4. Изменения в норме дисконта, или в пропорции обмена настоящих благ на
будущее. Действие этого фактора несколько отличается от влияния,
оказываемого нормой процента, так как в первом случае учитываются и будущие
изменения покупательной силы денег (в той мере, в какой их удается
предвидеть). Следует принять в расчет все виды риска, как, например,
возможность не дожить до того момента, когда будущие блага окажутся
доступными для использования, или возможность подвергнуться налоговому
обложению конфискационного характера. Все же в порядке приближения мы можем
отождествить действие этого фактора с влиянием нормы процента.
Влияние этого фактора на величину потребительских расходов при данном
уровне дохода, однако, довольно сомнительно. В классической теории процента
(48) , которая основывалась на представлении о том, что норма процента
служит фактором, приводящим в равновесие предложение сбережений и спрос на
них, удобно было предполагать, что расходы на потребление при прочих равных
условиях обнаруживают обратную зависимость от нормы процента, так
что всякий рост нормы процента повлечет за собой существенное сокращение
потребления. Однако уже давно было признано, что воздействие, в конечном
счете оказываемое изменением нормы процента на готовность, с которой люди
расходуют на текущее потребление ту или иную часть своего дохода,
оказывается сложным и неопределенным: такие изменения приводят в действие
противоборствующие тенденции, поскольку некоторые из субъективных стимулов к
сбережению приобретают большую силу с ростом нормы процента, тогда как
другие мотивы ослабевают. На протяжении длительных промежутков времени
существенные изменения нормы процента, вероятно, значительно меняют
общественные привычки и влияют, таким образом, на субъективную склонность к
расходованию, хотя и трудно заранее предсказать, в каком направлении
осуществится такое воздействие. Это удается выяснить только в свете
накопленного опыта. Обычные же кратковременные колебания нормы процента вряд
ли оказывают каким-либо путем сильное непосредственное влияние на величину
расходов. Немногие люди решат изменить свой образ жизни по той причине, что
норма процента упала с 5 до 4%, если их совокупный доход остается таким же,
как и раньше. Косвенные последствия могут оказаться более значительными,
хотя не все эти факторы будут действовать в одном направлении.
Может быть, наиболее существенное влияние, оказываемое изменениями нормы
процента на готовность расходовать при данной величине дохода, зависит от
влияния этих изменений на повышение или снижение курса ценных бумаг и
ценности других видов имущества. Если человек неожиданно сталкивается с
увеличением ценности принадлежащего ему капитального имущества, то вполне
естественно, что побуждения, толкающие его к текущим расходам, усиливаются,
хотя доход, который приносит этот капитал, не увеличился; такие стимулы
должны соответственно ослабевать, когда человек сталкивается с падением
ценности принадлежащего ему капитального имущества. Но это косвенное влияние
уже учтено выше (п. 3). Если оставить в стороне это обстоятельство, главный
вывод, который, как мне кажется, вытекает из предшествующего опыта, состоит
в следующем: применительно к короткому периоду влияние нормы процента на
индивидуальное потребление при данном уровне дохода следует признать
второстепенным и сравнительно небольшим (исключение, вероятно, могут
составить лишь необычайно сильные изменения нормы процента). Однако в тех
случаях, когда норма процента падает до очень низкого уровня, увеличение
разрыва между ежегодной рентой, которую можно приобрести за данную сумму
денег, и годовыми процентами на эту сумму может оказаться важным источником
отрицательного сбережения (поскольку таким путем поощряется практика
обеспечения старости путем покупки ренты).
К этой рубрике надо, пожалуй, отнести и встречающиеся иногда ситуации,
когда на склонность к потреблению может сильно повлиять состояние полной
неизвестности относительно будущего и относительно того, что оно может с
собой принести.
5. Изменения в налоговой политике. Поскольку на стимулы участников
экономического процесса к сбережению влияет предполагаемый доход, указанные
стимулы зависят не только от нормы процента, но и от налоговой политики
правительства. Подоходный налог, особенно в тех случаях, когда существуют
резкие различия в ставках обложения "заработанных" и "незаработанных"
доходов, налог на приносимую капиталом прибыль, налог с наследств и другие
налоги играют не менее важную роль, чем норма процента. К тому же амплитуда
возможных перемен в налоговой политике может быть большей (по крайней мере
если речь идет о возможности таких перемен), чем изменения в норме процента.
Если налоговая политика преднамеренно используется в качестве инструмента, с
помощью которого должно быть достигнуто более справедливое распределение
доходов, она будет, конечно, оказывать еще более сильное влияние на
увеличение склонности к потреблению (49) '.
Мы должны также учитывать влияние на совокупную склонность к потреблению
фондов погашения государственной задолженности, создаваемых правительством
за счет обычных налогов. Фонды погашения представляют собой своего рода
"общественные сбережения", и поэтому политика создания крупных фондов
погашения должна вести при. прочих равных условиях к уменьшению склонности к
потреблению. По этой причине поворот к политике правительства от выпуска
государственных займов к образованию фондов погашения (или vice versa*)
может вызвать резкое сокращение (или, наоборот, заметное расширение)
эффективного спроса.
6. Изменения предполагаемого отношения между текущим и будущим уровнями
дохода. Ради полноты следует отметить также и этот фактор. Но хотя его
действие может существенно затронуть склонность к потреблению отдельных
участников экономического процесса, для общества в целом такие изменения,
по-видимому, взаимно уравновешиваются. Кроме того, этот фактор, как правило,
сопряжен со слишком сильной неопределенностью перспектив и поэтому. не может
оказать большое влияние.
В результате всего сказанного мы приходим к следующему заключению: в
данной обстановке склонность к потреблению может считаться достаточно
устойчивой функцией, если исключить влияние изменений денежной единицы
заработной платы. На склонность к потреблению могут оказать влияние
непредвиденные изменения в ценности капитала. Серьезные изменения в норме
процента и в налоговой политике также могут вызвать известные перемены в
склонности к потреблению. Другие объективные факторы (хотя их не следует
упускать из виду) едва ли могут в нормальных условиях оказывать существенное
воздействие на готовность к расходованию денег.
Вследствие того, что при данной общей экономической конъюнктуре расходы
на потребление, выраженные в единицах заработной платы, зависят в основном
от объема продукции и уровня занятости, мы можем просто объединить все
прочие факторы под общим наименованием "склонность к потреблению". Хотя и
прочие факторы могут меняться (и об этом не следует забывать), решающей
переменной, как правило, оказывается совокупный доход, выраженный в единицах
заработной платы; именно от этой переменной и зависят прежде всего
относящиеся к потреблению компоненты функции совокупного спроса.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0533 сек.