Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Триллеры

Джон Кэмпбел - Из мрака ночи

Скачать Джон Кэмпбел - Из мрака ночи


Глава 12

Эзир стоял у входных дверей зала суда и смотрел в открытое окно на
Сады сарнов. Он улыбался.
- Я же говорил, что сегодня будет ненастная ночь, мысленно сказал он
Дее и Грайту.
Они тоже смотрели на Сады, невольно содрогаясь, видя, как могучие
деревья гнутся под яростным натиском ветра, который завывал так дико,
что кровь стыла в жилах. Порывы ветра были ледяными, что казалось
странным - далее невозможным - этой летней ночью.
- Я думаю, будет дождь, - продолжал Уэр. Внезапно вспышка молнии
осветила Сады, прогрохотали ужасающие по своей силе раскаты грома, и с
неба полились потоки воды, мгновенно затопившей землю.
Мерцавшие вдали огоньки Города людей, отделенного от Города сарнов
толстыми стенами, было уже не различить.
- По-моему, я перестарался, - засмеялся Уэр.
- Ты? - изумился Грайт. - Это сделал ты?
- Сарны ненавидят холод, но больше всего они ненавидят влагу. Сейчас
в Садах сарнов ты не найдешь никого, так что наш путь к воротам
свободен, - уклончиво ответил У эр.
Дея поежилась и взглянула на Эзира.
- Ветер ледяной, воды, должно быть, уже по колено, а я одета
по-летнему - для июньской, а не февральской ночи.
- Я действительно перестарался, - повторил Уэр. Мне никогда не
приходилось делать этого раньше... Интересный результат...
- По-моему, в ходе эксперимента произошла ошибка, - покачал головой
Грайт. - О боги, ведь эта вода смоет город с лица земли. Нам надо скорее
бежать, пока не пришлось плыть.
- Не торопись, - остановил его Уэр. - Мне еще надо кое-что сделать.
Мать хотела исследовать мою природу - я предоставлю ей такую
возможность. Я заставлю ее хорошенько подумать, прежде чем ей захочется
снова вызвать Эзира для своего удовольствия!
Он вошел в огромный зал суда, казавшийся роскошным в мягком свете
нескольких больших ламп, - нефрит и янтарь, золото и хрусталь. Рука
Эзира превратилась вдруг в некое подобие дымовой трубы, из которой
повалил густой черный пар. Неторопливо проходя вдоль зала, он плавно
покачивал рукой, и полированный камень и сверкающий металл бесследно
исчезали.
Стены аннигилировали...
Мягкое сияние померкло, легкое потрескивание прекратилось, свет ламп
померк, и в зале воцарились унылые сумерки.
И холод - ледяной холод - пронизывал все вокруг.
Беглецы дрожали от холода. Не выдержав, они бросились из зала в
надежде найти где-нибудь тепло, но поток ледяного воздуха преследовал их
до самых ворот дворца. Он волной прокатился вниз по ступенькам, и дождь,
уже заливший пол в вестибюле, превратился в лед.
- Ну вот, - удовлетворенно сказал Уэр. - Сарны ненавидят холод, но им
придется потерпеть... А теперь пошли.
Он вышел из дворца. Грайт и Дея, стуча зубами, брели за своим
спасителем. Они тут же едва не потеряли друг друга из-за плотной, почти
непроницаемой стены дождя. Тогда Грайт крепко обнял свою возлюбленную и
почувствовал, как сильно она дрожит.
- Уэр! - резко позвал он. - Иди вперед, мы встретимся позже. От тебя
исходит такой ледяной холод, что дождь превращается в снег, а мы с Деей
скоро превратимся в куски льда.
- Я не могу отключить свое поле, - ответил Уэр. - У меня нет с собой
необходимых приборов. И на меня не должна попадать вода, поэтому я
закрутил вокруг себя снежный вихрь. У меня еще нет надежной защиты от
воды. Если она попадет на меня, то не останется ни Города сарнов, ни
Города людей. Так что встретимся у меня дома. Вы найдете дорогу?
- Надеюсь, - дрожа, кивнул Грайт.
- Тогда желаю удачи! Сарнов не бойтесь, вы никого из них не
встретите.
- Хорошо, - отозвался Грайт, и они с Деей почти побежали мимо
раскачивающихся и трещащих деревьев к воротам Города сарнов,
ориентируясь по памяти. Из-за сплошной пелены дождя почти ничего не было
видно.
Внезапно небо вновь разорвала яростная вспышка огня, дико загрохотал
гром и земля задрожала у них под ногами. Дея и Грайт уже не бежали, а
брели и, хотя почти уже ничего не ощущали из-за пробиравшего их насквозь
адского холода, все же отчетливо чувствовали это безумное дрожание
земли.

***

В эту ужасную, кошмарную ночь никто не видел, как Дея и Грайт
добирались до своей цели, - плотный щит дождя надежно укрывал их от
посторонних глаз. Они не знали, сколько времени брели по залитым водой
улицам, пока наконец не подошли к маленькому каменному дому У эра,
погруженному во мрак.
Дверь распахнулась, и они вошли в крошечную комнату с плотно
закрытыми ставнями на окнах. Яркий свет поначалу ослепил их, но затем,
когда глаза привыкли, они увидели Уэра, стоявшего у противоположной
стены и делавшего им знаки. Техник нажал на кнопку в стене, и часть ее
сдвинулась с места, открыв вход в маленькую комнатку, отделанную грубым
гранитом.
Грайт и Дея спустились вниз по ступенькам, и каменная плита за ними
вновь закрылась. Уэр нажал еще одну кнопку и, когда открылась еще одна
потайная дверь, повел своих гостей вниз, в мрачное помещение, похожее на
пещеру, потолок которой подпирало несколько изъеденных ржавчиной колонн.
С потолка весьма причудливо свисали сталактиты, а с пола поднимались
сталагмиты.
- Древний подземный ход, - объяснил Уэр. - Он тянется на четверть
мили в одном направлении и на милю в другом. Он проходит под Городом
людей на глубине больше чем сто двадцать футов. Здесь находится моя
лаборатория. Но для начала вам надо обсохнуть.
Уэр нажал кнопку на приборной панели, и на Грайта и Дею хлынул поток
теплого воздуха, сразу позволивший им расслабиться и вздохнуть с
облегчением.
- Мы будем прятаться у тебя? - спросила Дея. - Или вернемся к себе
домой?
- Это выяснится чуть позже, - неопределенно ответил техник.
- Уэр, ты нам все-таки расскажешь, какова природа твоей оболочки и
почему она распространяет такой адский холод? Но главное, как ты видишь
сквозь нее?
К Покровам Матери прилагаются специальные очки, которые делают
невидимого зрячим. Мне таких очков не дали, и я был как слепой. Так как
же ты видишь через такой мощный покров, который не могут пробить даже
энергетические лучи?
- А я и не вижу, - засмеялся Уэр. - И все же я нашел путь через
болота, которые когда-то назывались Садами сарнов, быстрее и легче, чем
вы. Ответ тому - телепатия. Я вижу глазами других существ.
- Вероятно, - сказала Дея, - если бы мы знали, что у тебя есть и чего
не хватает, наша помощь была бы более эффективной.
- Вероятно, - усмехнулся Грайт, - ты мог стереть с лица земли Город
сарнов. Еще одна такая "очень темная ночь" - и ему конец.
- Город сарнов расположен выше, чем Город людей, - улыбнулся Уэр. -
Но наш народ переносит холод и сырость более стойко, чем инопланетяне.
- Ты так думаешь? - язвительно спросила Дея. - В следующий раз я
такого не перенесу. Если ты, конечно, не дашь мне какой-нибудь из своих
Покровов, к которым я теперь испытываю сильный интерес.
Уэр шумно вздохнул.
- Мне трудно объяснить их природу. Ее невозможно объяснить словами.
Существует некая математическая основа. Математика - это такой же язык,
на котором мы обычно разговариваем, но только некоторые термины можно
перевести, а некоторые - нет... Я изучал труды Дирака, физика, жившего
на Земле до Завоевания. Так вот, он объяснял, что все пространство
наполнено электронами, обладающими отрицательной энергией.
Незадолго до того, как пришли сарны, люди открыли, что электроны в
положительных энергетических полях, вибрируя, создают излучение - свет,
тепло и так далее. Если использовать достаточно концентрированную
энергию, вы можете заставить вибрировать электроны в отрицательных
энергетических полях, и тогда они будут давать отрицательное
энергетическое излучение... Но мой покров не излучает такую энергию, он
создает вокруг меня поле, которое заставляет атомы воздуха излучать
отрицательную энергию. Именно благодаря этому мы проходили и сквозь
стальную дверь, и сквозь каменную стену. Когда Мать направила на меня
смертоносные лучи и потоки плазмы, они стали дополнительным источником
питания для моего поля. На меня обрушился шквал смертоносного излучения,
но оно создало еще большее количество частиц, излучающих отрицательную
энергию. Я один мог бы уничтожить всех сарнов, но.., боюсь, сарны успеют
погубить многих, прежде чем мне удастся их остановить.
- Что тебе нужно для того, чтобы этого не произошло?
- Один час, - вздохнул Уэр. - Мне нужно провести один час в
мастерских сарнов. Мне необходимо добыть несколько фунтов молибдена,
кое-какую аппаратуру и несколько унций скандия. Тогда я сделал бы
дубликат этой моей игрушки, который мог бы защитить целый город людей в
радиусе пятидесяти миль. Ведь если я пойду бороться с сарнами, я буду
убивать их медленно, одного за другим, а они тем временем молниеносно
одним нажатием кнопки - могут уничтожить сразу всех людей.
- Ты можешь просто выгнать их всех отсюда, создав невыносимые для них
условия, - улыбнулся Грайт.
- Это точно, - кивнул Уэр. - Мне это даже больше нравится.
- А какая дальность действия твоего аппарата, Уэр?
- спросила Дея, отойдя наконец от обогревателя.
- Достаточная, чтобы отсюда поразить любую цель в Городе сарнов.
- А как он используется для защиты?
- Им, как одеялом, можно накрыть целый город и отразить любую атаку.
- Уэр снова вздохнул. - Но только Город сарнов, а не людей. Ведь Город
людей представляет собой огромное кольцо вокруг Города сарнов.
- Тут надо подумать, - кивнула Дея. - Уэр, не найдется ли у тебя
чего-нибудь поесть? Из-за этого холода я страшно проголодалась.
- Ты что-то придумала? - заинтересованно спросил Уэр. Телепатически
он пытался уловить ее мысли, но ничего не слышал.
- Я.., я не уверена. - Дея покачала головой. - Лучше я сначала
поговорю с Грайтом, а то я могу ошибиться.
Когда Уэр ушел на кухню, Дея повернулась к Грайту и они долго о
чем-то спорили.
Но вот Уэр вновь спустился в подземелье, неся два подноса, где лежали
хлеб, сыр и холодное мясо, стояли чашки с кофе и бутылка со сливками.
- Уэр, - напряженно спросил Грайт, не глядя на еду.
- Ты можешь записать мысль - телепатическое послание?
Уэр нахмурился.
- Записать? Зачем? Я никогда не пытался - легче ее мысленно
произнести еще раз.
- Но это можно сделать?
- М-м-м.., да. Думаю, да.
- Сколько времени потребуется, чтобы сделать такой аппарат? -
нетерпеливо спросил Грайт.
Уэр помедлил, затем пожал плечами:
- За несколько часов я могу его сделать. Этот прибор должен быть
чрезвычайно маленьким, меньше кубического миллиметра. Аппарат крошечный,
но требует большого труда. Записывающее и воспроизводящее устройство...
Ну, скажем, мне понадобится два дня. Я думаю, что за это время смогу
управиться.
Грайт быстро дотронулся до обруча на голове.
- Карон! Карон!
- Да? - сонным голосом отозвался командир легиона мира.
- Сейчас три часа до рассвета... Карон, все должно быть сделано до
того, как первые люди выйдут на улицы. Бери Ормана, мастера по металлу,
и идите к Уэру! Но перед этим доберись до доктора Уэсона и скажи ему,
чтобы он тоже немедленно шел к Уэру...
Уэр, приготовь схемы, Орман начнет с ними работать, а ты можешь хоть
часок вздремнуть. Да, самое главное, ты можешь сделать такой
преобразователь, чтобы человеческая мысль звучала на радиоволнах сарнов?
- На волнах сарнов? Я никогда не думал об этом...
- Думай, и как можно быстрее. Если ты сделаешь это, Уэр, мы сумеем
освободить Землю!

Глава 13

Прибор действительно оказался невероятно крошечным - они едва могли
его разглядеть на широкой ладони Уэра. Но сработан он был виртуозно.
- Это воспроизводящее устройство, - пояснил Уэр.
- А вот записывающее. Оно записывает, как ты хотел, человеческие
мысли и преобразует их на радиочастоты сарнов. Но я хочу спросить: что
именно ты собираешься с ним делать? Я так увлекся работой, что совсем
забыл спросить о цели, ради которой все это делается. Думаю, моему
приборчику суждено бесконечно повторять сарнам:
" Уходите! Уходите!"... Но боюсь, слова на них не подействуют.
Плиты наверху раздвинулись. Грайт, Дея и Уэр подняли головы. Один
только полусонный усталый Орман остался безучастным к происходящему.
- Спускайся, Симоне, - раздался голос доктора Уэсона, и вслед за этим
на ступеньках показались чьи-то ноги, потом сильное мускулистое тело и,
наконец, усталое лицо с красными от бессонницы глазами.
Уэр повернулся к Дее и Грайту.
- Кто он, этот Симоне?
Они не ответили, и Уэр повернулся к вновь пришедшему, который с"'оял
неподвижно с выражением полнейшего отчаяния на лице. Его острые глаза
впились в Уэра, и техник почувствовал, как от этого взгляда все внутри у
него похолодело. Его вдруг тоже охватило бесконечное отчаяние,
захотелось закрыть лицо руками и убежать прочь.
Уэр с трудом отвел глаза от бледного лица незнакомца.
- Дея, во имя всех богов! - взмолился он. -Кто это... кто.., что
это?
- Это отрицательная энергия, Уэр. Отрицательная энергия сознания,
мрак Эзира, уничтожающий все надежды, все желания. Он сумасшедший, у
него маниакально-депрессивный психоз. У него нет никакой возможности
убежать из этого ада. Он сумасшедший, и все его существо поглощено
ужасной тьмой, мраком, безысходностью. Если даже его сознание чуть
прояснится, ему это уже не поможет - он просто станет суицидальным
маньяком и будет стремиться покончить с собой любым доступным способом.
Он уже не может убежать из этого ада... Запиши его мысли, Уэр. Запиши их
на свою серебряную ленту. Запиши эту безнадежность, которая не знает
сопротивления, не хочет бороться. Запиши и передай в Город сарнов.

Глава 14

Мать неподвижно сидела у высокого окна в своей башне, глядя на Сады
сарнов. Толстые пледы и богатые плащи укрывали ее - бесполезные вещи,
тряпки... Ледяной холод пронизывал старую Правительницу Земли до костей.
Уже много часов и дней она сидела в этой большой, со множеством окон
комнате почти без движения.
Солнце сюда не заглядывало. По оконным стеклам бежали струи дождя,
бесконечного, холодного дождя, заливавшего Сады сарнов. А там, за
городской стеной, в Городе людей, солнце ярко светило, щедро одарив
землю своим теплом. Закрыв глаза, Бессмертная представляла, как его лучи
преломляются в прозрачном чистом воздухе, играют на листьях деревьев и
оконных стеклах. Там был июнь, а здесь лето умерло. Здесь умерло все,
остался лишь вечный холод, который становился все сильнее и сильнее.
Былая красота ее Садов померкла. Упавшие деревья, погибшие цветы -
все это плавало теперь в грязном болоте, на которое у нее уже не было
сил смотреть. Сколько бесконечных, бессонных дней провела она в этой
башне, где день отличался от ночи только тем, что серый свет, падавший
из окон, сменялся черным? Все эти дни Правительница мучительно
размышляла о своей долгой жизни, о тех ошибках, которые она совершила, о
своем народе. Сарны деградировали за последние четыре тысячи лет, а люди
стали сильнее. Люди, маленькие, жалкие люди, рабы - они победили своих
хозяев...
Дверь позади нее медленно открылась, но Мать не шевельнулась,
продолжая смотреть прямо перед собой, пока посетительница не подошла к
ней. Баркен Тил.
Когда-то Мать считала ее блестящим талантливым физиком. Теперь Баркен
Тил казалась опустошенной и подавленной.
- Да? - равнодушно спросила Правительница.
- Ничего. - Баркен Тил печально покачала головой.
- Все бесполезно. Мать сарнов. Там только тьма. Никакого экрана,
никакой субстанции. Судя по показаниям приборов - там вакуум. Тард Нило
сошла с ума. Она сидит на стуле, смотрит в стену и повторяет: "Солнце
теплое ., солнце яркое.., солнце сверкающее!" Она сама не встает со
стула - мы водим ее. Она не сопротивляется...
- Солнце теплое, - тихо повторила Правительница.
- Солнце яркое. Солнце никогда здесь не светит. Но в Биш-Валне солнце
яркое и горячее, а воздух чистый и сухой.
Взгляд усталых золотых глаз скользнул по неуклюжей фигуре физика.
- Я.., я думаю посетить Биш-Валн. Где солнце яркое и горячее, а
воздух... Я никогда не была там, никогда за все то время, что Земля
стала нашей, за все четыре тысячи лет. Я никогда не видела Тарглан с его
вечно голубым небом и вечно белыми горами. Я никогда не видела Биш-Валн
среди золотых песков.., горячих песков. Мне кажется, что прежде, чем
человечество окончательно встанет на ноги, мне обязательно надо
посмотреть его. Я думаю.., да, вероятно, я поеду.
Два часа спустя Мать тяжело поднялась, чтобы сделать распоряжения, а
затем - еще через несколько часов - взойти на свой космический корабль.
Через залитое дождем окно она смотрела на поникшие кроны своих Садов и
уплывающий вниз Город сарнов. Вслед за ее кораблем поднялся другой,
затем третий.
Впервые за четыре тысячи лет она покидала свой город. Впервые за
четыре тысячи лет ни одного сарна не осталось в Городе сарнов.
Сверху облака напоминали огромный серый купол, окруживший Город
сарнов. Июньское солнце уже клонилось к закату, богатство красок
заворожило Мать, и она начала впадать в сладкую дремоту. Страшное
напряжение последних шести дней отпустило ее, она блаженно закрыла
глаза. Она думала о солнечной и жаркой планете...
 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.9382 сек.