Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Детективы

Андрей Кивинов - Инферно

Скачать Андрей Кивинов - Инферно


ГЛАВА 6

Узкие проходы между высоченными стеллажами книг чем-то напоминали лабиринт.
Назад бы выбраться.

Вовчик поднял глаза. Впечатляет. Неужели есть тот, кто все это осилил?
Однотонные, строгие корешки подчеркивали серьезность и мощь хранящейся
здесь литературы. В книжных магазинах, пестрящих красочными, броскими
обложками, такого не увидишь.

- Сюда, молодой человек.

Несколько шагов вперед, тяжелая темно-зеленая ширма, маленький
кабинет-уголок.

- Присаживайтесь. Вот стул, снимите рулоны.

Белкин бросил взгляд на круглый стол: стопка книг, две раскрыты. Вроде с
картинками. Красиво.

- Можно?

- Да, Владимир, пожалуйста. Это Данте. Хорошие иллюстрации, правда?

- Ничего. Фантастика?

- Что вы?! "Божественная комедия". Не читали?

Белкин пожал плечами:

- Я все больше по юридической линии. УК, УПК.

- Очень советую. Философия непревзойденной глубины. Непременно прочитайте.
Изумительнейшая вещь.

Вовчик положил книгу. С земными бы делами разобраться.

Женщина присела на второй стул:

- Я не знаю, смогу ли вам чем-нибудь помочь, Владимир. Анна была очень
скрытной женщиной.

- Заведующая сказала, что с вами она поддерживала наиболее близкие
отношения.

- Просто у нас отделы рядом. Но, пожалуй, да - с другими она была менее
близка, хотя проработала здесь более пятнадцати лет. Что я могу сказать?
Несомненно, очень образованная женщина. Четыре языка, поистине
энциклопедические знания, но в обыденной жизни, наоборот, человек до
обидного наивный и где-то даже неприспособленный. Вы говорите, что она
продала дачу? Собиралась в Америку? Дача, да, действительно у нее была. Но
я думаю, за помощью она обратилась бы к кому-нибудь из нас, если б захотела
ее продать. Это ведь нешуточное дело, а с ее-то жизненной наивностью...

- Могла найти кого-нибудь. Необязательно на работе. Она, кстати, не
упоминала фамилию Бражник?

- Нет, не помню.

- Его звать как меня, Владимиром.

- Да, она разговаривала по телефону с каким-то Володей. У нас аппарат там,
в холле.

- Вы не спрашивали про него?

- Спросила один раз, но Аня ответила, что просто знакомый. Я же говорю, она
была очень замкнутой женщиной. Возможно, это отпечаток профессии. Работа с
книгами сказывается на психологии.

- Вас удивила ее смерть?

- Не знаю, что и ответить. Сейчас я склоняюсь к мнению, что нет, не
удивила. Не хочу недостойно отзываться об Анне, но, если честно, некоторые
отклонения в ней замечались.

- Какие отклонения?

Женщина сделал неопределенный жест рукой:

- Нет, не подумайте ничего такого, не сумасшествие... Но нечто похожее.
Иногда она бывала словно не в себе. В последнее время ее особенно
интересовала тема инферно. Возможно, это как-то повлияло...

- Что-что интересовало?

- Инферно. Существование злобных потусторонних сил и их влияние на психику
человека. В нашей библиотеке можно найти кое-что об этом. Вот, взять хотя
бы Данте. Аня серьезно увлеклась, может быть, даже чересчур. Я, конечно,
ничего не хочу утверждать, но, возможно, ее смерть связана именно с этим.

- Вас вызывали в милицию?

- Нет, ведь мы сами тревогу подняли. Она три дня на работе не появлялась и
не звонила. Мы сообщили в местное отделение, потом приехали. Ужас. Там, на
столе, книга лежала. Я поэтому и решила, что это на почве последних
увлечений Ани. Участковому рассказала.

- Человеку, не знающему истории с дачей, ее смерть и в самом деле может
показаться самоубийством.

- Господи, неужели вы допускаете, что ее могли специально... специально
убить?

- К сожалению, сейчас убивают и просто так. А тут деньги.

Женщина пристально посмотрела на Белкина. Вовчику, однако, было не до
"гляделок".

- Вы до того были у нее дома?

- Да, Аня как-то пригласила меня на день рождения. Полгода назад.

- Вы помните обстановку? Может, Анна Сергеевна показывала какие-нибудь
ценности? Знаете, одинокие люди любят похвастаться своими фамильными
реликвиями.

- У нее были старинные иконы. Две штуки. Какие-то уникальные.

- Она была верующей?

- Нет-нет, в потусторонние силы верила, в Бога - нет. Иконы достались ей по
наследству. Аня, похоже, очень ими дорожила. Даже обмолвилась о том, что
заберет их в могилу.

- Иконы действительно были ценными?

- Не могу ничего сказать. Со слов Ани, очень дорогие раритеты, но, сами
понимаете, часто люди выдают желаемое за действительное, особенно когда
речь идет о чем-то личном.

- Когда вы обнаружили труп Анны Сергеевны, иконы находились на месте?

Женщина слегка растерялась:

- Правду сказать, я не обратила вни... Бог мой, их, кажется, не было. Они
должны были стоять прямо на комоде. Подождите... Кажется, их действительно
не было!

- Странно. Так были или не были? Вспомните.

- Я могу объяснить, почему не придала этому значения. Во-первых, я заходила
в комнату буквально на минуту. Меня попросили опознать покойную. И
второе... За три дня до трагедии когда Аннушка уходила из библиотеки, она
сказала одну фразу... очень странную на тот момент. Но когда я увидела
Аннушку в петле, вспомнила ее и решила, что это именно само убийство.

- И что же она сказала?

- Я дословно не помню, но примерно следующее: "Знаешь, Наталья, я нашла
сущность инферно. Я боюсь, Наталья. Оно приближается. Оно требует новых
жертв. Мы не замечаем его, потому что оно проявляется только через наши
дела. И скоро, очень скоро оно завладеет нами целиком. Надо бежать,
Наталья, надо спасаться. Мы не выживем. Ты можешь мне не верить и считать
меня сумасшедшей, но я говорю тебе - оно идет, оно очень близко. Оно не
пощадит никого. Спасайся, Наталья..."


- Слышь, Казанова, мне снова эксперт звонил, панику поднял. На вчерашнем
убийстве снова тот же отпечаток нашли.

- И где же?

- На этот раз на стакане с лекарством. Обалдеть, на четвертом убийстве один
и тот же след. Тут и вправду в маньяка поверишь. И главное - никакой связи
с предыдущими тремя. Эксперт этот отпечаток тоже в компьютер заслал.

- Ладно, может, кто попадется, сразу четыре "глухаря" поднимем.

- Да, хорошо бы.

- Ну что, прокатиться за юрисконсультантом?

- На чем? Я звонил в гараж, бензин на нуле, по талонам не заправляют, а на
метро - не солидно. Тоже мне, милиция...

- Тогда вызовем по телефону. Правильно говоришь, нечего на этого дятла
государственные деньги переводить, сам доедет. В конце концов, он у нас
проходит официальным свидетелем и удивиться вызову не должен.

- Фактор внезапности теряется.

- А то он не подготовился! Давай телефон.

- Белкин, ты бы лучше не отсвечивал здесь. Кто знает, как там разговор
повернется, - вступил в разговор молчавший до этого Паша Гончаров.

- Дудки, Гончар! Как в сводку вписаться, так ты первый, а как в камеру -
внешностью не вышел. Я и так, кажется, педикулез заработал. Чешусь, как
собака бездомная. Больше я туда не сяду.

- При чем здесь сводки? Я за совесть работаю. Нашел, чем попрекнуть.
Сводка, ха!

- Потише. - Казанцев снял трубку и уже набрал номер. - Владимир Сергеевич?
Здравствуйте, отдел по раскрытию убийств. Да, да, милиция, как ни странно.
Инспектор Казанцев. Нам необходимо встретиться. Правильно, именно по этому
поводу. Хотелось бы сегодня в два. Отлично. Пишите адрес.

- Приедет?

- Обещал.

Таничев взглянул на Белкина:

- Вочик, может, все-таки попробуешь?

- Да пошли вы все подальше, - злобно отреагировал Белкин. - Я что, штатный
подсадной? Вон, Казанова пусть садится...

- Надо раскрывать, Вовчик. За низкий процент без новогодних подарков
останемся.

- Чего-чего? Процент?! Знаешь, Петрович, ты опер, конечно, авторитетный,
вроде как в законе, но я тебе вот что скажу - если я и сяду в камеру, то не
ради этого процента, а потому что лишнюю гниду хочу убрать из города. И
вшей, и вонищу камерную перетерплю. И начальству, если надо, еще раз по
физии съезжу. Потому что я опер по масти! Понял?

- Кончай, Володя. Что ты мне объясняет Но в конце года про твои
раздолбанные нерв разлад в семье и высокие мотивы никто вспомнит. Вспомнят
про процент. Про тебя вспомнят, если он будет недостаточно высок. Чтобы
быстренько оказать практическую помощь в виде проверки или выговора. Что ты
мне прописные истины толкуешь? Мне эти проценты нужны, что ли? Я тоже, как
ты говоришь, за совесть. Они нужны там, наверху, чтобы те, кто еще выше,
тоже не задумали оказать практическую помощь. В виде смещения с должности
или еще чего. А генеральская слава всегда покоится на солдатских костях.
Можешь здесь не агитировать.

Белкин не ответил. После ухода Таньки он начал частенько срываться по
пустякам. Хорошо, если срывался он на футбольном поле, где его злость можно
было списать на тот или иной промах в игре. Плохо - когда на работе или на
посторонних людях.

Таничев, понимая Белкина и искренне сочувствуя его семейной трагедии,
старался удерживать Вовчика в рамках, правда, иногда довольно жестко.
Лирика лирикой, но из-за чьих-то личных неурядиц посторонние страдать не
должны.

Гончаров залез в сейф и стал извлекать из общей пачки свои дела. Вчера
звонили из соседнего района. Проверка свирепствует. Начальники летят с
должностей. Следующий район - их. Надо подстраховаться, пока есть время.
Это сейчас даже поважнее процента. Прямо стратегия. Сегодня - это, завтра -
то.

Работа должна показываться лицом. Поэтому оперативно-показа...
оперативно-поисковые дела срочненько приводим в соответствие требованиям.
Смотрите, радуйтесь, удивляйтесь. Мы не сидим сложа руки, мы пишем, пишем,
пишем...




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0502 сек.