Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Дэйв Уоллис - Молодой мир

Скачать Дэйв Уоллис - Молодой мир




ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. СЕВЕРНАЯ ВЕСНА


Тиф распространялся от забитой канализации и загнившей воды в
хранилищах. Именно в городах люди были настолько невежественны, что ели
открытое пять суток назад консервированное мясо. Клиники, организованные
студентами-медиками, давно были разграблены, лекарств никаких не осталось,
и даже самый слабый из многочисленных вирусов гриппа распространялся
беспрепятственно. Как установили позже историки, таких эпидемий было
несколько.


Однажды в дождливый октябрьский день Эрни собрал совет.
Кэти перечислила оставшиеся припасы. Для тех, кто остался в живых,
хватало на десять дней. Время крупных гангов проходило. Для них нужны были
огромные и надежные источники продовольствия, сложная организация и
оборона. Преимущества сейчас были за небольшими волчьими стаями, которые
могли путешествовать налегке.
- Все сводится к тому, - подвел итоги Эрни, - что если мы останемся в
Лондоне, то скоро вымрем от голода и болезней. Лучше взять то, что у нас
еще осталось, и двинуться поближе к северным рынкам. Так или иначе, нам
придется с ними торговать.
- А что будет, если нам нечем будет торговать? - спросил Чарли.
- Ну, мы-то сумеем прожить, если все эти деревенщины как-то
перебиваются, - самоуверенно заявил Эрни.
И они отправились в путь - без конкретного плана и цели.
Два фургончика, тяжело нагруженные, выехали со двора. В одном из них
сидели Эрни и Кэти и - позади - Эстелла, в другом - Роберт и Джулия. Чарли
возглавлял мотоциклистов - следы былого шика еще оставались, но тигровые
флаги уже не развевались на ветру, а мотоциклы, донельзя изношенные,
чихали и плевались дымом.
Вблизи поселка Стэфолд небольшое поле и ряд коттеджей образовали центр
торговой зоны. Фургончики остановились, их окружили кольцом мотоциклов -
опять-таки это были остатки былой лихости.
- Сначала добудем пищу, - сказал Эрни, - потом посмотрим, что можно
выторговать. Девочки, за дело. - Он раздал маленькие бутылочки с бензином,
которые стоили по тем временам четыре жестянки бобов.
- Пошли, - предложила Кэти Джулии, и они отправились за покупками по
хлюпающей грязи.
Девочки с траурными линиями под ногтями и закопченными лицами
отсчитывали необрезанные и немытые морковь и картошку. Куры кудахтали в
корзинах, а деревенские девушки с мощными бедрами, ожесточенно торгуясь,
выменивали духи от Вулворта на свежие яйца. Мерилом ценности этого рынка,
как и всех прочих, стал табак. За пачку сигарет в нетронутом целлофане
можно было получить овцу, ночь с девушкой или даже мотоцикл в рабочем
состоянии, залитый под завязку бензином. Вскоре будет выкурена последняя
сигарета. Об этом старались не думать, как и о многом другом. Однако цены
продолжали расти.
Кэти и Джулия постепенно приближались к той части рынка, где месяц
назад видели прилавок с юбками и блузками. Воздух вдруг наполнился запахом
жареной баранины и муки. Парень и девушка, оба в фартуках из мешковины,
продавали куски жареного мяса, завернутые в плоские лепешки из
приготовленного без дрожжей теста. Вот этот хлеб, очень похожий на
арабский, и был главной приманкой. Девушка с закатанными рукавами, чьи
красные руки побелели от муки, смешивала в чаше какой-то серый порошок,
молоко и воду и выливала эту смесь на расплющенную крышку от мусорного
бака, лежавшую на горящих углях. Обжаренное тесто разрезалось и
обворачивалось вокруг куска горячего мяса и продавалось за полсигареты,
жестянку супа или четверть пинты бензина.
Девушки купили себе по куску и остановились поесть прямо в гуще толпы.
Молодые зубы энергично пережевывали пищу, губы блестели от жира и мясного
сока.
Когда они закончили с едой, Кэти сказала:
- Вот хорошо бы и мне научиться готовить такие штуки, или Эрни и другие
мальчики умели бы забить и освежевать овцу...
Джулия согласно кивнула.
Вытерев руки и губы тряпочками, купленными здесь же, они отправились
дальше.
- Хэлло, - окликнула их какая-то девушка. - Помните меня? Я - Джоан. -
Эта светловолосая девушка была некоторое время в их ганге еще до захвата
Уиндзора. - Я слышала, вы взяли Уиндзор и все тамошние припасы.
- Все кончилось, - вздохнула Кэти. - А много чего украли рабы, которых
мы освободили от Королей.
- И вы приехали сюда? Ну, здесь много не найдете. Я вообще не знаю, как
будет дальше.
- Пока перебивались.
- Да, но теперь все действительно кончается. Кое-что еще есть, но надо
долго искать и много платить. А некоторые мальчики... Я никогда не думала,
что можно торговать собой, а ты? - спросила она у Джулии, желая установить
контакт с новой знакомой. Она была очень дружелюбной девушкой, эта Джоан.
- Да, - подтвердила Кэти, - мы тоже так думаем.
Джулия повернулась к Джоан:
- Похоже, ты знаешь эти места. Где можно найти чулки и приличные
цветные блузки?
- Надо сначала найти пищу для мальчиков, - возразила Кэти, помня, что
командует она.
- Пусть они поедят, как мы, - предложила Джулия.
- Хорошая идея, - согласилась Кэт и предложила Джоан пойти вместе с
ними.
Подошли к фургончикам. Эрни пожаловался девушкам, что керосин для
примусов стоит непомерно дорого:
- Деревенщины проклятые! Эх, еще полгода назад я бы показал им!..
- Это Джоан, Эрни - помнишь? - Кэти кивнула в сторону девушки.
- Хэлло, - бросил Эрни той, а у Кэти спросил: - Где жратва?
- Мы нашли место, где торгуют мясом в лепешках. Не стоит самим
готовить. Смотри, это там... - она показала рукой.
А ради чего, по-твоему, мы заплатили столько за керосин и масло? Чтобы
есть, стоя под открытым небом? Тащите жратву и готовьте!
Другие две девушки промолчали, а Кэти вспыхнула:
С кем, интересно, ты так разговариваешь? Мы тебе не рабыни. Иди поешь
готового. Не хочешь - ходи голодный.
Эрни мгновение стоял в нерешительности, раздраженный петух среди
кудахтающих кур, потом с подчеркнуто презрительным видом отвернулся от
девушек и пошел в толпу, предварительно крикнув Чарли и Роберту, чтобы они
следовали за ним.
Ну вот, ребята ушли... - как-то неловко промолвила Джулия.
Мальчики сварили чай на примусе. И Кэти вдруг подумала об Эрни: "Он
ожидал моего возвращения и приготовил чай, а я в это время искала чулки и
ела мясо..."
Все тут стало каким-то не таким, - болтала Джоан, ни на что не обращая
внимания.
- Зато здесь здоровая жизнь, - заметила Эстелла. - Ни чумы, ни
чего-нибудь такого же. Чарли говорит, мы можем все заболеть и умереть, как
старые.
- Умереть, но не как старые, - очень серьезно сказала Кэти.
Джоан вскоре попрощалась и ушла. Вернулись мальчики, сытые и
жизнерадостные. Только Чарли был мрачноватый.
- Что-то здесь скоро произойдет, - это все, что он сказал. А потом,
когда его попросили уточнить свою мысль, добавил: - А у этих деревенщин
голова-то варит.
- Скоро нам придется добывать себе одежду, - заговорил Эрни сердито. -
Будем отнимать ее у этих деревенщин...
- Ничего хорошего из этого не выйдет, - возразил Чарли. - Даже если
спервоначалу все сойдет с рук, вновь появиться здесь мы уже не сможем.
Вмешалась Эстелла:
- А не могли бы вы, ребята, взять овец, или коров, или еще что-нибудь?
Я хочу сказать, эти северные ребята умеют... И я не понимаю, почему вы...
Вот еще, не хватало мне только вилами махать, - фыркнул Эрни.
- Животных нельзя просто "взять", - сказал Чарли. - Это живые существа.
Нужно уметь за ними присматривать, доить их, черт возьми, стричь.
- О! - поправилась Эстелла. - Я просто подумала, что это не сложнее,
чем мотоциклы, проигрыватели и прочее...
Все замолчали.
- Не прогуляться ли нам? - предложила Кэти. - Может, что и надумаем.
Ганг зашлепал по грязи. С краю рыночной площади у костров сидели
пастухи. Рядом с одним из костров мальчик доил корову в ведро. Его девушка
готовила мясо и картошку на открытом огне. Даже дым, уже смешавшийся с
дождем, пах аппетитно.
- Сколько за стакан молока? - спросила Кэти.
- Одна сигарета, две жестянки мясных консервов или пара чулок, -
проговорил мальчик сквозь зубы.
- Слишком дорого, - прикинул Эрни. Девушка внимательно посмотрела на
него и щелкнула пальцами. Тут же лохматая колли выскользнула из темноты и
легла у ее ног. Парень продолжал доить, и слышались лишь потрескивание
костра и шипение молочной струи.
- Давай! - завопил вдруг Эрни и хотел было ударить ногой по ведру,
зная, что хозяин инстинктивно схватится за него, чтобы уберечь. Но тут
что-то ударило его сбоку. Эрни упал на спину. В лицо ему жарко дышала
колли, а девушка успокаивала скулящую от возбуждения собаку. Начавшиеся
было крики смолкли. Эрни неуверенно поднялся на ноги. Весь его ганг, парни
и девушки, стояли с заломленными за спину руками. Державшие их пастухи
недовольно хмурились.
- Здесь вы лучше ничего такого не затевайте, - заметил им парень,
доивший корову. - Мы ваши городские фокусы знаем.
Гангу Эрни пришлось расстаться со всеми товарами, предназначавшимися
для торговли. Потом их толчками и пинками прогнали прочь:
- Еще раз здесь покажетесь, вам конец!


Они вернулись к фургонам. У ступенек лежало нечто. Эрни коснулся груды
тряпья ногой, потом попросил каким-то странным голосом:
- Кэти, зажги факел.
На земле лежала Джоан.
- Наверное, она пришла, когда нас не было, - проговорила Кэти. Она
вгляделась в лицо, очень белое в свете факела. Судя по всему, девушка
приняла "легкую" таблетку. Джоан внесли в фургон и положили на пол.
- Значит, ей было хуже, чем мы думали, - заметила Джулия.
- Хуже, чем что? - спросил Эрни. - Что вообще происходит? Кто она нам?
Почему мы должны с нею возиться?
Главе ганга напомнили, что девушка некоторое время провела вместе с
ними.
- Та-а-ак... - задумчиво произнес Эрни. Потом добавил: - И мы начинаем
уходить, как... старые.
Тело Джоан вынесли из фургона, прикрыли старыми пальто... Поболтали о
всяких пустяках, потом уснули, лежа рядом, но не прижимаясь друг к другу.
А за тонкими стенами фургона завывал осенний ветер.


Туманным утром они вырыли неглубокую могилу и опустили туда тело Джоан,
все так же завернутое в старые пальто.
Консервированного молока едва хватило, чтобы сделать по чашке чая. Все
молча принялись за обычные дела - осматривали мотоциклы, подметали
фургоны, проверяли давление в шинах...
Когда подошло время обеда, а не было ни обеда, ни каких-либо перспектив
на него, Кэти разыскала Эрни. Он все время держался в стороне от всех,
погруженный в свои мысли.
- Эрни, - напомнила Кэти. - Я хочу есть.
Девушка надеялась пробудить его подходом в стиле "я-маленькая-девочка".
- Все мы хотим, - сухо ответил Эрни. - А скоро вообще голодать будем, -
добавил он, помолчав.
- Не знаю, как решать с обедом... Ты должен помочь, Эрни. Осталось
несколько банок бобов, но их на всех не хватит.
Эрни пожал плечами:
- Пусть ребята пойдут и попросят что-нибудь у этих деревенщин. А
девочки... девочки могут лечь с теми, от кого пахнет коровьим дерьмом и
кто всегда может накормить их мясом.
- Спасибо за совет. Тогда и я себе кого-нибудь подберу...
- Я не имел в виду тебя.
- Ты сказал - "девочки". А я - одна из них.
Эрни поднялся с ящика, на котором сидел все время, пробормотав, что ему
"надо походить и подумать".
Они пошли рядом, молча. На рынке уже шла усиленная торговля. Никто не
обращал на них никакого внимания. И они чувствовали какую-то неловкость.
Через некоторое время они купили по мясной лепешке, ставшей "фирменным
блюдом" этого рынка, и Кэти решилась спросить:
- А как же остальные?
- Пусть сделают то же самое, - безразлично ответил Эрни. - Там еще
остались кое-какие мелочи, которые можно обменять.
- А завтра?
Эрни молча пожал плечами.
- Бога ради, Эрни, очнись! Вчера был не первый бой, который ты
проиграл. Что будет со всеми нами, если ты останешься таким?
- Каким - "таким"?
- Ну, как будто ты на все махнул рукой.
- Обойдетесь и без меня. Может, даже это и к лучшему. Пусть Чарли
поведет ганг, если захочет.
- Не говори глупостей. Если ты сдашься, ганг развалится и мы все
погибнем.
Съеденная ли пища на него подействовала, слова ли девушки, но Эрни взял
Кэти за руку и повел к фургонам.
Там пылал огромный костер, оранжево-красный на фоне скучного неба.
Пахло жареным мясом.
Эстелла выбежала им навстречу:
- Мы тут посовещались и решили продать один фургон. Нам дали пять живых
овец. Фургон взял какой-то богатый парень, он здесь много заработал и
теперь возвращается на север. Его девушке захотелось ехать в фургоне,
чтобы и вещи было куда уложить, и спать можно было по-человечески. А
догадайтесь, кто его нашел - после того, как Чарли и остальные нигде не
могли получить хорошую цену? Я его нашла!
Оставшийся у ганга фургон стоял с открытыми дверцами. Внутри его было
пусто.


Утром было десять случаев заболевания чумой. Никто, конечно, не знал,
как называется эта болезнь: "чумой" называли любую болезнь. И начался
массовый исход из рыночной зоны. Каждая группа собрала все, что можно, и
отправлялась в ту или иную сторону, наугад.
К югу шла длинная череда торговцев и их девушек, все были тяжело
нагружены и просились в обгонявшие их потрепанные фургоны.
На восток и запад шли одиночки или пары.
Самыми организованными были северные пастухи и охотники. Они и так
привыкли к кочевой жизни, поэтому сняться с места им ничего не стоило. Они
сгоняли свои стада с помощью обученных собак, грузили добро на старые
дребезжащие машины и отправлялись в путь. Машины шли со скоростью
человека, испуская облака голубого дыма, овцы блеяли, коровы мычали.
Ганг с улицы Сили колебался. Эрни молчал. Потом он медленно проговорил:
- Все, кто возвращается сейчас в город, перемрут. Могли бы с тем же
успехом остаться и здесь - разницы никакой. У кого, быть может, и есть
капустные грядки или какая-нибудь припрятанная жратва, вот они и надеются
прожить. Однако они вечно будут всего бояться и думать, что кто-то придет
и все отнимет. И рано или поздно это случится. Нет, научились жить только
деревенские.
Эрни ткнул пальцем в сторону пастухов с севера.
- Жаль, что мы так не умеем... - Эрни снова помолчал. Все смотрели на
него. - Ну что ж, будем учиться. Вот и все. Поехали!
Они погрузили вещи и стали загонять в фургон овец, которые никак не
хотели выполнять команды своих новых владельцев. Проходившие мимо пастухи
стали потешаться. Однако один из них прокричал:
- Поговорите с ними. Они и успокоятся.
- Поговорить с ними? - удивился Эрни, как раз пытавшийся утихомирить
одну из овец. - Что это деревенщина имеет в виду - "говорить"? Что-нибудь
вроде: "Хэлло, овца, как поживаешь?"
- А ты попробуй, - предложила Кэти.
- Хэлло, овца, как поживаешь? - закричал Эрни.
Овца тряхнула головой и послушно пошла в фургон. Все засмеялись.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0977 сек.