Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Приключения

Василий Григорьевич Ян - Голубые дали Азии

Скачать Василий Григорьевич Ян - Голубые дали Азии


4. ПОСЛЕДНИЕ ПЕРЕХОДЫ

Вопреки опасениям Шах-Назара, мы благополучно выбрались на торную
караванную дорогу к Хиве. В пути мы осмотрели и другие колодцы и места, где
ясно проступала влага. Впоследствии, после моего рапорта начальнику области,
к колодцам Аджи-кую были посланы специалисты по копанию колодцев.
Они восстановили старые и выкопали новые колодцы. Вода в них оказалась не
хуже, чем в других, а путь караванов сократился.
На дальнейшем пути к Хиве мы несколько раз попадали в туркменские
кочевья. Шах-Назар своим удивительным чутьем умел их находить именно тогда,
когда они были весьма кстати.
Гостеприимные хозяева встречали Шах-Назара как своего, а с ним и меня. У
туркмен мы давали отдых коням и сами отогревались в кибитках, этих войлочных
домах пустыни, замечательном изобретении кочевников, где прохладно днем и
тепло ночью.
Дальше наш путь к Хиве проходил без особых приключений.
Однажды мы увидели мираж - большой караван, беззвучно шагавший на
горизонте, все выраставший в размерах, подымавшийся в небо и расплывшийся в
нем.
Но в другой раз, когда в стороне от обычной дороги мы увидели не
призрачный, а живой караван, бредущий на север, вероятно из Персии в Хиву,
то душа старого аламанщика не выдержала и Шах-Назар стал меня убеждать
арестовать этот караван, наверняка везущий контрабанду для хана хивинского.
"Подумай, бояр, что эти тридцать верблюдов везут шелка, серебряные краны,
териак, чай!.."
Однако я послал Шах-Назара "к шайтану", сказав, что ловить
контрабандистов не моя обязанность, и добавил: "Ты думаешь, хан хивинский
меня поблагодарит? Он посадит меня и тебя вместе со мною в яму и сгноит там,
сообщив в Асхабад, что мы погибли в пустыне на пути к нему!"
Действительно, у меня не было никаких полномочий, чтобы задерживать
караваны, не говоря уже об отсутствии средств для их задержания. Но
Шах-Назар никак не мог понять, почему я отказался от такого богатства,
потому что, по тогдашним законам, задержавший контрабанду получал 25% ее
стоимости.
Дальше в пути сильное впечатление произвели на меня две картины.
Первой из них был момент перехода через Узбой. Огромная впадина, старое
русло Амударьи, некогда впадавшей в Каспийское море, уходила далеко на запад
и вся была покрыта блестевшими на солнце осадками - кристаллами соли.
Когда-то здесь текли могучие волны, шумела жизнь, цвели сады и паслись
стада, а теперь, у этих ставших бесплодными берегов, туркмены лечили от
чесотки, обкладывая лежавших верблюдов солью.
Затем незабываемым был момент, когда после долгого тяжелого пути по
однообразной пустыне, где мы непрерывно то поднимались на песчаные склоны,
то спускались с них, взобравшись на высокий бархан, мы вдруг увидели перед
собой роскошный зеленый оазис Хивы.
Квадраты полей, где работали пахари, высокие тополя и платаны, а вдали за
ними - стройные минареты мечетей, выложенные сверкавшими издалека голубыми
изразцами...
Расстояние от Ашхабада до Хивы составляет около пятисот километров.
Теперь этот путь каждый может спокойно и безопасно проделать на
автомобиле-вездеходе за одни сутки, а самолетом пролететь за один час.
Я же с моим спутником, опытным и умелым проводником, ехал верхом в одну
сторону, правда с остановками для осмотра колодцев, больше двух недель.
Причем это путешествие тогда считалось выдающимся и опасным предприятием,
требовавшим подготовки, выносливости и мужества.
После этой поездки (даже в Военном собрании) никто не мог говорить обо
мне как о "зеленом шпаке"...

IV. В ХИВИНСКОМ ХАНСТВЕ

1. АУДИЕНЦИЯ У ЕГО СВЕТЛОСТИ ХАНА

После того как русские войска в 1873 году вступили в Хиву, они убрали
головы казненных, торчавшие на кольях перед ханским дворцом, освободили
рабов и положили конец работорговле, прекратили деятельность множества
разбойничьих шаек, нападавших на мирных земледельцев и грабивших караваны, и
для населения Хивинского ханства наступила пора мирной жизни.
Номинально Хива осталась под властью своих феодалов, но в ней появились
представители русской администрации, военные, купечество, а кое-где -
русские переселенцы. Сыновья богатых и знатных хивинцев направлялись на
учение в Петербург, хивинцы стали служить в русской армии.
Внешний облик Хивы мало чем изменился.
Ко времени моего приезда это был маленький грязный и пыльный город с
лабиринтом узких кривых улочек, состоявших из одних стен, не имевших окон и
выходивших на пустыри, базары, кладбища, окруженных осыпавшимися рвами и
разваливающимися глинобитными стенами с башнями и воротами.
В городе насчитывалось примерно десять тысяч жителей, десяток ханских
дворцов, полсотни мечетей и медресе, несколько караван-сараев и множество
базарных лавок, мастерских ремесленников, торговых складов.
Но напрасно было искать здесь школу или больницу, книжный магазин, театр
или клуб. Хивинское ханство продолжало жить по своим феодальным законам и
обычаям, лишь отчасти смягченным русским влиянием.
Высшая власть продолжала оставаться в руках хана - верховного и
непогрешимого судьи для своих подданных. Он решал судьбу кошелька и живота
своих беков, наибов и хакимов, числом свыше двух десятков, управлявших, в
свою очередь, через старейшин родов - аксакалов - простым народом.
Судьи, бии, казии и прочие представители феодалов отправляли суд быстро и
несложно: все тяжбы решались по Чингиз-хановой "Ясе" , хотя великий завоеватель уже шесть
столетий покоился в могиле.
До прихода русских наказания оставались вполне в Чингиз-хановом вкусе: от
битья палками, отсечения уха, пальца, ладони, руки и до отрубания головы.
Теперь они соответствовали установленным в России.
В Хиве я был принят с почетом, остановился в небольшом домике с
традиционным внутренним двориком, посредине его поблескивал прохладный хаус
(водоем), отведенном мне ханом для отдыха и пышно именовавшемся дворцовым
покоем.
Дважды был я на приеме у Сеид Мухаммед Рахим-хана и у его сына-наследника
Эсфендиар-Тюря, а под конец получил в подарок фотографию хана в серебряной
рамке и серебряный кумган (кувшин).
Но самой ценной для меня вещью, вывезенной из Хивы, было легкое
туркменское седло с высокой лукой, державшееся на двух дощечках, ложившихся
на конскую спину по обеим сторонам хребта. Наши казачьи седла мастерились
примерно по такому же принципу. Седла такой конструкции применяются для
дальней дороги, так как ими нельзя набить спину коню.
Я по неопытности отправился в далекий путь в английском (скаковом) седле,
к которому привык, и вскоре натер бедному Ит-Алмазу большую язву на спине.
Шах-Назар одними ему известными средствами сумел вылечить Ит-Алмаза в
пути, так что в Асхабад я вернулся на поправившемся коне, хотя и сильно
истощенном. В дальнейшем я путешествовал только в хивинском седле.
Виденный мною хан был сыном хана, капитулировавшего перед войсками
генерала Кауфмана, и предпоследним хивинским ханом. Он жил во дворце,
окруженном высокой стеной с башнями и воротами в них, состоящем из скопления
нескольких десятков одноэтажных глинобитных домиков, соединенных лабиринтами
переходов, с множеством дверей, возле них стояли мрачные воины в восточных
одеждах, со старинными винтовками и саблями, словно сошедшие с известной
картины В. Верещагина "У дверей Тамерлана".
Хан сидел на стопке квадратных верблюжьих кож, выделанных до мягкости
замши, лежавшей на небольшом кубическом возвышении, напоминавшем стол,
слепленный из глины.
Ханский переводчик Корнилов, русский старожил, в форме полицейского
пристава, сидел возле хана на пятках, прижавшись боком к этому "трону".
Помня наставления Суботича, я сказал, что проехал через пески и нахожусь
на аудиенции у хана по своей личной инициативе, как журналист.
Хан предложил мне сесть рядом с ним, но это было совершенно невозможно,
так как на кубике свободного места не было, и вообще отсутствовала
какая-либо мебель в зале.
Поэтому я сидел так же, как и переводчик, на собственных пятках,
прижавшись к "трону". В беседе я все выжидал удобного случая затронуть тему
о контрабанде, чтобы выполнить поручение Суботича, хотя с той поры прошло
немало времени, но никак не мог этого сделать, ибо не полагалось задавать
вопросы его светлости хану.
Хан поинтересовался, каков собою Уссаковский, а о Суботиче сказал
по-русски: "Знаю, знаю, хороший генерал..." Дальше хан говорил только
по-хивински (или тюркски), а Корнилов переводил, хотя по всему было видно,
что хан знает русский язык.
Хана заинтересовал мой рыжий Ит-Алмаз, и он дважды его осмотрел, сказав,
что хотел бы иметь такого коня, но "...сам пойми, у жеребца подрезаны хвост
и грива, а у нас это очень стыдно - ехать на жеребце с подрезанным хвостом.
Скажут, что моя жена меня бьет...".
Когда хан заинтересовался тем, как я перенес поездку через пустыню, я
сообщил ему о встрече с караваном, намекнув на то, что это, возможно, были
контрабандисты, причем в Асхабаде есть сведения об участившейся контрабанде.
При таком известии хан оживился, подробнейшим образом расспросил о
встреченном караване и одобрил мое поведение, сказав, что это, конечно, не
мог быть караван с контрабандой, ибо он не допускает в своих владениях
ничего нарушающего законы Белого царя.
Хан был явно доволен известием, а затем опять принял безразличный
величественный вид и милостиво спросил, не хочу ли я получить чего-либо от
него...
Я просил хана только об одной милости: разрешить мне запросто побродить
по Хиве, поговорить с ее купцами и простыми людьми, так как я люблю
восточные страны и предполагаю еще много путешествовать по Азии.
Хан ответил, что он мне это охотно разрешает. На том аудиенция
закончилась.
Позднее Корнилов объяснил мне, что стопка выделанных верблюжьих кож - это
настоящий трон потомка Чингиз-хана. Монгольский завоеватель не возил с собою
трона, хотя у себя на родине имел золотой, считая, что истинный воин должен
иметь сиденьем только потник коня.
Поэтому и хан хивинский выполняет завет Чингиз-хана - "всегда готов
выступить в поход для защиты родины и мусульманской веры...".
После приема у хана я был еще у его наследника - Эсфендиар-Тюря, ставшего
последним ханом хивинским и через двадцать лет зарезанного на стопке
верблюжьих кож претендентом на хивинский трон Джунаид-ханом .
Эсфендиар, бледный молодой человек в шелковом восточном халате, свободно
говорил по-русски, рассказывал о своем посещении Петербурга, о жизни в нем.
Он интересовался отношениями России и Афганистана, расспрашивал, "правда ли,
что на афганской границе у нас постоянные стычки с афганцами, которым
помогают англичане?..".
Эсфендиар учился в России и жаловался на то, что после Петербурга ему не
нравятся местные хивинские жилища, и говорил, что "намерен заняться
просвещением", построить себе "русский дом с печами и окнами".
Впоследствии во дворе ханского дворца действительно был построен "русский
дом", куда переселился наследник, ставши ханом, но дальше этого деяния
любовь к просвещению Эсфендиара не пошла.

2. ХАНСКАЯ ТЮРЬМА

Получив разрешение хана осмотреть город, вдвоем с Шах-Назаром мы много
бродили по его пыльным улицам, заглядывая во все интересовавшие меня места.
Шах-Назар даже показал возле главного базара, в рядах медников и
оружейников, темную, закоптелую кузню, где юношей он был рабом. Тогда такие
же, как и он, рабы трудились на задворках и в других дымных мастерских,
месили глину, пилили доски или тесали камни.
Теперь здесь рабов не было, но, как мог понять, в обиходе, самой работе и
мастерских ничего не изменилось.
В полутьме светились огни кузнечного горна и вздыхали его мехи,
поблескивала сырая глина, а над ними склонились голые, облитые потом фигуры,
визжала пила, гудели удары молота, булькала вода...
На пороге мастерской стоял ее хозяин в чистом халате, разговорчивый,
ласково приглашал заглянуть к нему, готовый за ваши деньги изготовить руками
своих мастеров все, что только вам необходимо, и задешево!..
Бродя по городу, мы увидели поразительное зрелище - проезд хана через
свою столицу. Эта картина напомнила мне описания поездок Ивана Грозного по
старой Москве.
Впереди процессии ехали вооруженные всадники с копьями и саблями наголо,
затем конюхи вели под уздцы множество коней хана поразительной красоты, всех
мастей, накрытых дорогими коврами. Первыми шли два огромных битюга. Хан
купил их в Оренбурге у архиерея, восхитившись мощью жеребцов.
Хан ехал один на молочно-белом черноглазом жеребце. Позади следовала
сотня лихих джигитов с винтовками и копьями.
На всем пути следования процессии толпы жителей города стояли, согнувшись
в поясе и скрестив руки на груди. Никто не смел поднять лицо и посмотреть на
хана...
После этого зрелища я попросил Шах-Назара провести меня к ханской тюрьме.
Мы подошли к невысокой пузатой башне. На коврике у низенькой железной двери
сидел на корточках тюремщик со связкой больших ключей.
Возле него стояла деревянная миска для подаяний заключенным.
Шах-Назар властным голосом приказал тюремщику открыть дверь башни "по
распоряжению его светлости хана для осмотра тюрьмы важным русским бояром!.."
Тюремщик поспешно отворил дверь, завизжавшую, повернувшись на ржавых
петлях, и мы прошли в небольшое помещение, полутемное и высокое, куда свет
проникал сверху, сквозь узкое окно.
У стен, на каменном сиденье, выгнутом подковой, сидели угрюмые, молчащие
заключенные, скованные одной цепью. Конец ее был прикреплен к стене. В
центре подковы-сиденья, в каменном полу, находилось отверстие - клоака - для
отправления естественных нужд узников. У стены печь, сложенная наподобие
камина, уходила вверх, ее труба высовывалась снаружи над башней.
Заключенные смотрели равнодушно, мертвым взглядом. Лишь один хивинец,
подвижный и нервный, увидав нас, быстро заговорил, а затем стал кричать, и
Шах-Назар перевел мне, что тот "прикован уже тринадцать лет, невиновен, не
знает, за что он в тюрьме, и только великий русский бояр может его
освободить".
Услыхав крик хивинца, другие узники вскочили и, гремя цепью, закричали,
что они "тоже ни в чем не виновны!..". На шум и крики прибежали два дюжих
помощника тюремщика с длинными бичами.
Обеспокоенный тюремщик стал нас энергично выпроваживать из тюрьмы.
Позади раздавались вопли, звон цепей и щелканье бичей, ругательства
тюремщиков...

***

Позднее, в подробном рапорте Уссаковскому о своей поездке, я упомянул и
об увиденном и услышанном в ханской тюрьме. На это через начальника
канцелярии, где я числился, мне было выражено неудовольствие генерала и
сделано внушение с предупреждением, чтобы я "впредь не превышал своих
полномочий и не вступал в вопросы, его (меня) не касающиеся...".
Вернувшись после осмотра Хивы, мы увидели, что в красивом домике, где
остановились, приготовлено обильное восточное угощение. Приближенный хана с
радостной улыбкой сообщил, что по приказанию его светлости хана устраивается
праздничный вечер, придут музыканты и бачи (танцоры), чтобы "увеселять мою
душу".
Но я вспомнил рассказы Маргания о случаях, когда излишне любопытные
путешественники после ласкового приема и обильного угощения у хана
таинственно исчезали или, внезапно заболев, переселялись в "сады Аллаха"...
Так как после посещения тюрьмы сердце у меня совсем не лежало к
увеселениям и, кроме того, Шах-Назар сказал мне, что, согласно обычаю,
каждому баче и музыканту придется положить в рот "золотой", я начал кашлять
и уверять, что очень нездоров и потому прошу, чтобы празднество не
устраивалось. Приближенный хана удалился весьма недовольный, намекнув, что
хан будет обижен и даже разгневан...
Хотя мои деньги и запасы были на исходе, а еще предстоял длинный обратный
путь, нам надо было уезжать туда, где мы могли не опасаться дальнейших
проявлений "милостивого внимания" его светлости хана.
Ночью Шах-Назар раздобыл у знакомого содержателя караван-сарая для меня
тощего, длинноногого, чалого туркменского коня, оставив в залог Ит-Алмаза,
чтобы затянуло рану на его спине, и рассвет застал нас обоих уже за
пределами толстых стен Хивы, меня на чалом коне - на пути в
Петро-Александровск , небольшой городок
километрах в пятидесяти от Хивы, на правом берегу Амударьи.
Там была лодочная переправа. До городка доходила пароходная линия из
Чарджуя (Чарджоу), туда доставляли грузы на хивинских лодках-каиках под
парусами.

3. УСОВЕРШЕНСТВОВАННОЕ ОРУЖИЕ

Часть дороги к Петро-Александровску шла берегом Амударьи.
Остановившись, примерно на полпути, на отдых, мы напоили коней водой из
реки, спустившись с холмов, продираясь сквозь густые заросли - тугаи,
скрывавшие прибрежные отмели под буйно разросшимися кустами тамариска,
облепихи, ивняком, высоким камышом.
Этот путь был противоположностью предыдущему, по мертвым раскаленным
барханам Каракумов. Здесь всюду была видна или слышна жизнь.
Из зарослей выпархивали фазаны, со свистом резали воздух косяки диких
уток и гусей. Мы пересекали тропки, по каким проходили на водопой джейраны,
шакалы, кабаны. На холмах встречались остатки стен укреплений и мазаров. Из
чащобы камыша или кустов кендыря, усыпанных розовыми цветами, иногда
доносилось похрюкиванье, чавканье илистой почвы, шум возни зверья.
По рассказам хивинцев, даже тигры тогда встречались в этих зарослях.
Пару раз мы слышали, как под напором чьей-то могучей туши с треском
ломались сухие стебли камыша; хозяева тугаев - кабаны - беспрепятственно
разгуливали в этих местах. Хивинцы-мусульмане обходили их стороной, следуя
запрету для магометан есть "нечистое" свиное мясо.
От такого множества дичи во мне пробудилась душа охотника, и это едва не
стоило жизни.
Я решил заночевать на берегу реки, в таком красивом и привольном месте, а
заодно подкараулить джейрана и обновить купленную перед отъездом в магазине
Аванесова полуавтоматическую американскую винтовку - многозарядный
"винчестер".
Снаряжаясь в поход, я зашел в магазин Аванесова, бывший не только
скобяным, но по совместительству оружейным. В магазине оказался большой
выбор всяких ружей и винтовок - одноствольных и двухстволок. Но особенно
Аванесоврекомендовал новенький винчестер,полуавтоматически перезаряжавшийся
переводом рычага под шейкой ложа.
Аванесов всячески расхваливал механизм, подающий и выбрасывающий патроны.
Он заряжал винтовку и быстро двигал рычагом, так что вскоре пол магазина
оказался усыпанным гильзами, стремительно вылетавшими при открывании
затвора.
"Обладая таким новейшим, усовершенствованным оружием, - убеждал меня
Аванесов, - вы легко сможете один перестрелять шесть нападающих или поразить
несколько самых резвых коз!"
Шах-Назар, взявший в дорогу старинную пистонную винтовку с очень длинным
тонким стволом и узким ложем, изукрашенным серебряной насечкой, заряжавшуюся
со стороны дула маленькой круглой пулькой, с сомнением осмотрел рычажный
механизм винчестера, отрицательно зацокал и заявил, что не сменяет свою
старую винтовку на это "усовершенствованное оружие".
Перед самым отправлением в дорогу я съездил на Ит-Алмазе в сторону Кеши и
изрешетил ствол старого платана. Винчестер работал безотказно, и я с улыбкой
думал о сомнениях Шах-Назара.

***

Я запомнил тропку неподалеку от ночлега, углубившуюся в мягкую лессовую
землю со следами диких коз и кабанов. Шах-Назар остался стеречь коней, а я
незадолго до рассвета направился на охоту. Осторожно раздвигая камыши, я
вышел к берегу тихой реки и притаился возле группы тополей, росших несколько
выше тропинки, ведущей к водопою.
Я устроился на песчаном бугорке в нескольких метрах от тополей и
притаился в ожидании. Отсюда была хорошо видна густая щетина камышей,
черневшая на фоне поблескивавшей воды.
Долго я ждал в полной тишине и неподвижности, никто не показывался на
тропинке. Когда ночь стала сменяться предрассветными сумерками, над рекой
пронесся словно глубокий вздох ветра, гладь воды зарябила, небо прочертили
первые птицы.
Край небосвода порозовел, желтой чертой проступил противоположный,
освещенный берег реки, и быстро, как это бывает только в пустыне, наступило
утро.
В сумерках было довольно холодно, но с первыми лучами солнца стало
припекать. Я уже огорчался, что моя охота сорвалась, и собирался
возвращаться к ночлегу, когда услышал шорох позади себя...
Оглянувшись, я увидел, как, пригибая редкие камыши, в мою сторону
движется несколько кабаних-свинок. Мотая головами, они рыскали по сторонам,
за ними мелко семенили копытцами черные юркие кабанята. Глухо похрюкивая,
стадо быстро приближалось.
Великолепное жаркое само шло ко мне в руки, хотя я и не мог рассчитывать
при его изготовлении на компанию Шах-Назара.
Я прицелился под лопатку передней свинки, грохот выстрела разбудил тихую
реку, стаи испуганных птиц взвились над камышами. Свинка ткнулась рылом в
песок, завизжала, забила ногами. Стадо метнулось в сторону.
Но не успел я встать и шагнуть, как увидал, что, ломая камыши, взрывая
песок, на меня стремительно катится огромная черно-бурая туша.
"Секач!.." - понял я и сделал движение рычагом винчестера, чтобы
перезарядить винтовку... второе... третье... Затвор "усовершенствованного
оружия" заело после моего первого выстрела - гильза выскочила, но новый
патрон застрял безнадежно в магазине винтовки...
В одно мгновение нужно было решить, как поступить, чтобы спасти свою
жизнь. Вот когда пригодились мне уроки веселого Жаколино Роше!.. .
Я побежал навстречу секачу, бросил ему в рыло ставший бесполезным
винчестер и, перескочив через щетинистую, вонявшую тиной черную спину,
подбежал к одинокому тополю.
К счастью, я сумел с разбегу ухватиться за нижнюю ветвь, подпрыгнул, и в
то мгновение, когда дерево задрожало от свирепых ударов клыков кабана, я уже
сидел верхом на стволе тополя, обнимая его с пылом, какому мог бы
позавидовать самый страстный любовник!..
Секач кружил вокруг тополя, рыл песок, от ствола отлетали кора и щепки,
хриплое рычанье неслось из пасти с огромными клыками. Кабан становился на
задние ноги, пытаясь добраться до меня, и его маленькие красные глазки
сверкали ужасающей ненавистью. Иногда он подбегал к винчестеру, топтал его,
схватив в пасть, мотал винтовкой в воздухе, и было слышно, как трещит
расщепляемый приклад.
Солнце поднялось уже довольно высоко, но мой страж и не собирался снимать
осаду. Он медленно ходил вокруг тополя, иногда обнюхивал и толкал рылом
убитую свинку, но продолжал зорко следить за мною и прыжками возвращался к
дереву при каждом моем движении, затем опять топтал и грыз винчестер...
Неизвестно, чем бы кончилось это приключение, если на выручку не пришел
бы Шах-Назар. Он не стал стрелять в секача, а с дикими воплями и свистом
поджег тугай. В мою сторону потянуло дымком, затем по песку заструилось,
перебегая от одного сухого стебля к другому, быстрое пламя.
Только тогда кабан остановился, стал порывисто нюхать воздух и медленно
ушел в камыши, к реке. Еще некоторое время слышалось чавканье копыт,
ступавших по илу, а путь секача можно было проследить по качавшимся черным
стрелкам камышей. Потом все затихло...
С трудом можно было узнать в жалких остатках винчестера щегольское
"усовершенствованное оружие"! Деревянные части были расщеплены, магазин
изуродован, ствол погнут. Шах-Назар, вежливо улыбаясь и глядя в сторону,
посетовал вместе со мной над потерей. Опираясь на свое старое ружье, он,
должно быть, внутренне торжествовал.
В дальнейшем я всегда брал в путешествия по пескам только оружие самой
простой конструкции, однозарядную винтовку Бердана, не боявшуюся песчинок,
врага ружей-автоматов в пустыне.

***

Наше дальнейшее путешествие прошло благополучно.
После осмотра Петро-Александровска и переправы через Амударью мы
вернулись в Хиву. Здесь я пересел на отдохнувшего и подлечившегося
Ит-Алмаза, и, более не представая пред очи "его светлости хана", мы
направились в обратный путь.
Продвигаясь на юг, мы вторично пересекли пустыню Каракум, но уже другим
путем, западнее, выехав из песков около Геок-Тепе.
В Асхабаде меня ждало тяжкое известие.
1 апреля 1903 года в петербургской больнице скончался мой отец, "гомерид"
Григорий Андреевич . Получив
внеочередной отпуск, я выехал в Петербург, а затем пробыл некоторое время у
моей матери Варвары Помпеевны в Ревеле.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0983 сек.