Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Наталия Мазова - Рассказы

Скачать Наталия Мазова - Рассказы



ШПИОН

Туське в память о ХИ-93 (свердловских).

Неожиданно гул толпы резко смолк. Сенито обернулся и
увидел, что, раздвигая толпу, к месту происшествия пробирается
всадник на серой берут, рога которой посверкивали сталью. На
нем не было лилового плаща крестоносца, но он явно принадлежал
к высокому роду - на это указывали металлический пояс с длинным
кинжалом, серебряная цепь на груди, длинный темно-серый плащ,
отделанный на плечах серебристым мехом и в особенности -
гордое, почти надменное выражение красивого лица, не привыкшего
к возражениям... "Младший сын кого-то из Владык Мечей" -
подумал Сенито, и вдруг, пристальнее вглядевшись в резкие
черты, осознал, что перед ним не всадник, а всадница - и колени
его предательски задрожали. Только у одной женщины во всей
долине Тонда были эти темные с сильным металлическим отблеском
волосы и чисто-зеленые глаза Властителей с Запада - ибо среди
крестоносцев не было ни одной женщины. И только одна женщина в
здешних краях могла себе позволить одеваться подобным образом -
Лайгрила Анхемар, скаллоини-нэ-джельтар, именем Вэйанор одна из
двух командующих силами Земель Ночи в "южной сфере влияния".
Никто не знал, откуда взялась на Черном Востоке эта
женщина с внешностью прекраснейшей из лоини Лигодола. Лет
двадцать назад она всего-навсего командовала полусотней
девчонок из отрядов охраны южной границы, где ее и заприметили
воины Вэнтиса Вэйанора, уже отчаявшегося установить свое
господство в залитой кровью долине Тонда. А теперь - о, теперь
под началом у нее было двадцать пять сотен лучниц, две с
половиной тысячи диких кошек, не знающих, что такое поражение,
и медленно, но верно, без ненужной жестокости и излишнего
милосердия, эти сотни приводили окрестности Оэнноры в вид,
угодный королю Земель Ночи. Впрочем, известно было, что
Повелительница Стрел старается всегда поступать, как того
требует справедливость - и именно поэтому Сенито предпочел бы
иметь дело с кем угодно, только не с ней.
Рядом с Лайгрилой, слева и чуть сзади, на черной берут
ехала одна из ее лучниц в доспехе из толстых кожаных пластин,
сшитых медными скрепками, в шлеме из таких же кожаных кусочков
и черным мехом на гребне - а из-под шлема на грудь падают две
черные змейки кос. Юная, застенчивая, очень милая девушка, но
при этом на лице спокойствие и решительность. Стреляет только
раз, хотя зря за лук не хватается.
Да, умеет Лайгрила подбирать себе людей... Сенито ведь
знал и эту деву - ее звали Дирита-лучница, и до брачного
возраста ей оставалось еще три созвездия. И тем не менее, это
ее взял под свой щит Гилсорн Счастливчик во время штурма Южной
Крепи Оэнноры, а Гилсорн с кем попало на приступ не пойдет...
Сенито тогда и оглянуться не успел, как под прикрытием строевых
щитов Гила и его белокурого напарника Дирита аккуратно
поснимала всех арбалетчиков с надвратной башни - и тогда к
воротам с тараном рванулась орущая, опьяненная боем толпа
ополчения.
Может быть, еще и потому была так памятна ему эта
маленькая лучница, что тогда, под Южной Крепью, Сенито
последний раз бился на одной стороне с ополченцами долины...
Он видел ее еще раз, вечером того же дня, в кабачке
Мохнатого Черо. Самая шумная и бесшабашная компания - Гилсорн,
Дирита, белокурый и та дева с пепельными волосами, которую
Счастливчик вытащил из горящего дома. Тянули стаканами золотое
вино Устья, обсуждали подробности сегодняшнего боя,
захлебываясь смехом, потом девы что-то пели под аккомпанемент
лютни Гилсорна... И в упор - прозрачные глаза вербовщика от
Каменных Колец, и тихий вкрадчивый голос: "Да, правильно
называет вас скаллоин Кеасор - пища для мечей! Северяне отнимут
вашу свободу вашими же руками, и будете вы во славу
Повелительницы Ночи вкалывать на них, как не вкалывали и на
ведьм!"
Сенито презрительно усмехнулся прямо в эти глаза цвета
горного потока: "Я наемник. Я за деньги продаю свой клинок и
свою кровь, а крестоносцы платят немалые денежки. А ваш Владыка
Каменных Колец, насколько мне известно, не платит ни рожна."
"Наемник! Ты хиорнец, ты синеглазый, как и Правитель
Эланар! А в вашем ополчении на каждого синеглазого давно уже
приходится четверо из Земель Ночи. Из всех, какие только
есть, Земель Ночи! Взгляни хотя бы на эту черненькую - разве
она тондка?"
Сенито пил и смеялся, а в голове против воли ворочалось:
вот уйдут крестоносцы в свой Лигодол, и что тогда? Король
Вэйандолы, въехавший в свою южную провинцию на плечах воинов
Сиры? Или все-такм - свобода, как в Хиорне, свободные роды под
номинальным, не вассальным главенством Элохира Эланара? Он ведь
совсем не то, что эти заносчивые высокородные в нейсене и
серебре - говорят, в юности он сам гонял берут на горные
пастбища...
Дезертировал Сенито в ту же ночь, но четыре долгих
созвездия проплыло над головой, прежде чем он провел по верху
своего щита синюю полосу.
- Что тут происходит? - голос Повелительницы Стрел был
звучным и холодным, как звон меча о доспехи. - Говори сначала
ты, воин Андсиры!
- Свидетельствую, владетельная лоини, что в тот момент,
когда кони торговца понесли, этот подлый южанин срезал кошелек
у мириэле Морналлы! - поднял руку вверх мальчишка.
- Можете обыскать, - мрачно бросил Сенито, стараясь не
встречаться взглядом с обеими женщинами. - На кой мне ваши
северные деньги, когда мне и за службу неплохо платят, - в
качестве доказательства он вытащил из кармана золотые четки,
полученные от Исиллы, и потряс ими перед носом
щенка-крестоносца.
- А что скажешь ты, дева? - Лайгрила повернула голову к
Морналле.
- Лгать не буду, госпожа, - кто срезал кошелек, я не
заметила. Я рассыпала фрукты из корзины и не видала, что кони
несутся прямо на меня, как вдруг этот ополченец схватил меня и
оттащил прочь, в толпу. Я и понять ничего не успела, как мимо
меня промчались берут торговца. И почти сразу же после этого
воин Сиры начал кричать, чтобы презренный коневод вернул то,
что взял не добром. Хватаюсь за пояс - и вот... - девушка
коснулась обрезанных кожаных шнурков на поясе.
- Ты своими глазами видел, как был срезан кошелек? -
зеленые глаза впились в смуглое лицо крестоносца. - И знай, что
солгав мне, ты солжешь Андсире!
Мальчишка сразу сник. Так тебе, мстительно подумал Сенито.
Думаешь, если родом с севера и мечом прирубил к имени низкого
рода окончание "-ор", то теперь можешь зря оскорблять честных
жителей Устья? Коневод презренный, видите ли... Да уж получше
вас, горожан, которые и на берут толком сесть не умеют!
- Нет, - наконец выдавил из себя крестоносец, опустив
глаза долу. - Но кому же еще, владетельная лоини, если он
обнимал ее за талию в общей суматохе?
- Знаете, - тихо заговорила Морналла, - если по-честному,
кошелек срезать мог кто угодно в течение последних двадцати
минут. После того, как я ссыпала туда сдачу за фрукты, я за ним
совершенно не следила. Так что, в отличие от воина, я не буду
поспешна в своих обвинениях.
Сенито посмотрел на нее с благодарностью. Кажется, удастся
выкрутиться. В конце концов, это он так хорошо помнит Дириту, а
Дирита вовсе не обязана помнить всех ничем не примечательных
хиорнцев из толпы, рубившейся на стенах Южной Крепи.
Лайгрила легко соскочила с коня.
- Я сама обыщу его, - бросила она на ходу, - и если
обнаружу кошелек, то он ответит по закону, если же нет - ты,
воин, уплатишь ему за оскорбление клеветой.
Обыскивай, обыскивай, скаллоини... Чтобы найти, надо
знать, что искать.
- Владычица! - вдруг раздался звонкий голосок Дириты. -
Разреши вмешаться не по делу.
- Говори, дева стрел, - Сенито заметил, что, несмотря на
официальное обращение, в голосе Лайгрилы промелькнула странно
теплая интонация.
- Я долго пыталась вспомнить, где же видела этого
ополченца, и, наконец, вспомнила. Он из отряда Сияющих Крыльев,
с которым полусотня Кетиар брала Крепи Оэнноры.
- Ну и что? - вскинула брови Повелительница Стрел.
- Насколько мне известно, никого из этого отряда сейчас не
должно быть на левом берегу Тонда, потому что их перебросили на
охрану проходов в Эвир Наски Хиор.
Ногти Сенито вонзились в ладони и окрасились кровью. Все
пропало! Погореть всего лишь через два созвездия после
принесения присяги дому Эланар! И из-за чего - из-за какого-то
нервного щенка, радующегося любому поводу, чтобы прицепиться к
хиорнцу!
В следующий миг тонкие холодные пальцы скаллоини-нэ-
джельтар коснулись его шеи, нашаривая цепочку. Рэссла вирз,
откуда она знает про ЭТО? Ее осведомленность о делах Эланаров
просто поражает, но откуда ей известно о Горной Лилии, пароле
вестников?!
Лайгрила выдернула цепочку из-под рубашки Сенито. На ней
качался медальон в форме щита, в который был вписан нежный
цветок-колокольчик с поникшей головкой.
- Все ясно, - в голосе Лайгрилы зазвенела сталь. - Шпион
Синеглазого! - она обернулась к следовавшим за ней и Диритой
пяти молчаливым щитоносцам в темно-серых плащах Вэйандолы. -
Взять его!
Сенито попытался метнуться прочь, но услужливый щенок в
лиловом плаще кинулся на него, предупреждая любую попытку к
бегству. А затем на его плечи легли тяжелые руки щитоносцев.
- Доставьте его в ставку Кеасора, - приказала
Повелительница Стрел без всякого выражения. - Не мое дело
разбираться с людьми Синеглазого.
В голубых глазах хиорнца сверкнула такая ярость, что
Дирита вздрогнула и крепче обняла за шею свою берут.
- Значит, руки пачкать не хочешь, владычица? - с
ненавистью произнес он сквозь зубы и вдруг резко выкрикнул ей в
лицо: - Гадюка вэйанорская! Мужней рукой не тронутая, кровь
застоялая!
Лайгрила резко обернулась, ее глаза метнули две зеленые
молнии. Медленно, с какой-то кошачьей грацией она подошла к
Сенито и хлестнула его по лицу перчатками - раз, другой,
третий...
- Мразь! - сказала она таким тоном, что вся ярость хиорнца
схлынула без следа. Впервые в жизни ему стало по-настоящему
жутко. - Не твое дело, с кем и когда я была, ты, изменник!
Пересиливая ужас, Сенито облизал кровь с треснувшей губы и
четко произнес:
- Договаривай, владетельная лоини: "подлый синеглазый и
грязный коневод"!
Произнес - и вдруг увидел, как горькая усмешка ломает
надменный перламутровый рот Лайгрилы.
- Эх, южанин, наивная душа... За оскорбление высокородной
отвечать не будешь, ибо по незнанию, а не по злому умыслу.
Знай, что Повелитель Копья левого крыла конников Кеасора,
Ассэн, прозванный вами Еретиком - мой сын, и сын от
единственной моей любви. И если бы не развела нас кровь и
грязь... - она замолчала и холодно закончила: - А за измену
ответишь перед трибуналом.
И, не оборачиваясь, пошла к своей берут, и Сенито с
удивлением отметил, что плечи под серым бархатом и серебристым
мехом еле заметно вздрагивают...
Все время, пока щитоносцы тащили его через весь город в
ставку Кеасора, хиорнец думал не о провале своей миссии, не о
предстоящей легкой или позорной смерти, а лишь об одном:
значит, правда! Ведь о том, что Ассэн на самом деле не простой
смертный, а кервит, в открытую говорили и в ополчении и среди
людей Эланара, а Реджано Полторы Бочки с хрустом жевал
приморский песок с ракушками в доказательство того, что своими
глазами видел, как на Клык-башню опустился черный наск, а через
минуту Ассэн Еретик уже проверял посты на стене Северной
Крепи... И увидев однажды Ассэна наяву - высокого, с резкими
чертами лица и сумрачным взглядом стальных глаз, в неизменном
черном плаще, развевающемся на ветру, как драконьи крылья, -
Сенито еще больше поверил этим разговорам.
Значит, воистину - был сын владыки кервитов, утащивший из
Лигодола прекрасную Лайгрилу, и необыкновенная любовь - ведь
после кервита ни одна женщина не станет любить простого
смертного, и гибель принца-кервита, помогавшего крестоносцам,
от рук злобных ведьм... И забыв о своей незавидной участи,
Сенито неожиданно от души пожалел эту стальную женщину в одежде
Властителей Запада.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0411 сек.