Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Сказки

А. Алексин - В стране вечных каникул

Скачать А. Алексин - В стране вечных каникул


ЭТО НАШ ПЕТЯ!

Я снова набрал две двойки. И снова мне ответил знакомый Снегурочкин
голос:
- "Стол заказов" слушает!
- Это я... Петя-каникуляр!
- Оформить заказ на выполнение желаний?
- Да, пожалуйста. Если не трудно...
- Такая наша работа.
- Я бы очень хотел, чтоб все мои друзья очутились в цирке на дневном
представлении!
- Обслуживаем только каникуляров! - строго ответил "Стол заказов".
- Но ведь меня это очень развлечет. Мне доставит огромное удо-
вольствие, прямо-таки наслаждение, если все мои приятели окажутся в цир-
ке!
- Обратись непосредственно к Деду-Морозу. Может быть, он разрешит...
в порядке исключения. Соединяю!
Я начал повторять свою просьбу, но Дед-Мороз перебил меня:
- О, не затрудняй себя: я слышал ваш разговор по отводной трубке. Во-
обще-то говоря, Снегурочка абсолютно права: по правилам я должен развле-
кать только каникуляров. У сказки ведь тоже есть свои законы. Если, зна-
ешь ли, волшебники начнут делать все, что им взбредет в голову, они та-
кое натворят на белом свете... Но в порядке исключения, так уж и быть,
пойду тебе навстречу: организую для всех твоих приятелей культпоход в
цирк.
- Завтра? - обрадовался я.
- Нет, не завтра, а в ближайшее воскресенье.
- Почему-у? Мне бы очень хотелось...
Дед-Мороз опять перебил меня:
- Я дисциплинированный волшебник и не могу отрывать ребят от занятий.
И от всяких общественных дел. Особенно сейчас, когда они в школе гото-
вятся ко дню открытия...
- Что это они там собираются открывать? - лениво перебил я волшебни-
ка.
- Вот видишь, я нечаянно нарушил законы сказки: каникуляру нельзя да-
же рассказывать о том, что делается в школе. Ни о каких занятиях, ни о
каких делах! Он должен только отдыхать и развлекаться. Так что больше я
ничего не расскажу. А просьбу твою насчет цирка выполню.
И сразу же в трубке раздался голос дед-морозовской внучки:
- Заказ принят! Номер заказа: два дробь семь. Приняла и оформила Сне-
гурочка.
Я уже говорил о том, что мне в ту далекую пору очень нравились выход-
ные дни.
Но, пожалуй, никогда еще я не ждал воскресенья с таким нетерпением,
как после разговора с Дедом-Морозом. Ведь на дневном воскресном предс-
тавлении в цирке должна была осуществиться одна моя необыкновенная за-
тея! Необыкновенная!..
"Будет так... - размышлял я. - Выкатят огромные гири, выйдет кло-
ун-богатырь, а потом уж спущусь на арену и я. Спущусь тихо и скромно,
будто первый раз в жизни...
Все наши ребята будут смотреть на меня. И даже Валерик замрет от
изумления. "Устами младенца, как говорится, истина глаголет! - восклик-
нет клоун. И обратится ко мне:
- Под силу ли тебе, мальчик, поднять эти гири?" А я возьму и подниму
их вверх! Трудно даже представить себе, что тут начнется! Все решат, что
я великий силач! Ведь остальные "подсадки" не будут подводить клоуна и
не смогут поднять гири. А я смогу! Ах, если мой план осуществится! Тогда
все ребята сразу и на веки веков забудут о моем позоре на хоккейном по-
ле! Забудут обо всех моих неудачах!.. Обо всех!"
И вот наступил долгожданный день.
Со своего пятого места в десятом ряду я видел, как на противоположной
трибуне расхаживают мои друзьяприятели. Но они меня не замечали: должно
быть, ДедМороз нарочно сделал так, чтобы они не смотрели в мою сторону.
А я не спускал глаз с Валерика. Он, конечно, сидел рядом с Жоркой и Миш-
кой-будильником. Он даже положил руку Жорке на плечо. И мне было как-то
неприятно на это смотреть...
Девчонка, сидевшая позади них, стала объяснять, что ей из-за длинню-
щего Жоркиного роста ничего не видно. Тогда Жора немного отодвинулся от
Валерика, чтобы девчонка могла смотреть в просвет между ними. И рука Ва-
лерика соскользнула с Жориного плеча. Мне стало легче. Может быть, это
Дед-Мороз нарочно посадил сзади такую маленькую девчонку?
"Ну ничего, Валерик, - думал я. - Скоро, буквально через каких-нибудь
полчаса, ты поймешь, кто больше заслуживает уважения: я или твои новые
приятели!"
Мне казалось, что увертюра, которую исполнял оркестр, стала гораздо
длиннее, чем была, что медведи катались на самокатах гораздо дольше, чем
в первый раз, и что укротитель в клетке гораздо медленнее готовил своих
тигров к прыжкам сквозь горящие обручи.
- Сколько можно смотреть на этих зверей! - тихонько ворчал я. - Зоо-
парк здесь, что ли? Сколько можно слушать эту музыку! Концерт здесь, что
ли?
- Все-то тебе не нравится, - рассердилась женщина, сидевшая рядом. -
Вышел бы сам на арену да и выступал!
Она и представить себе не могла, что я через несколько минут действи-
тельно появлюсь на арене.
И вот наконец раздалось: Сегодня в цирк вы пришли не зря: Увидите
клоуна-богатыря!
"Не знаю, как другие, а уж я-то, по крайней мере, пришел не зря. Это
точно!" - говорил я сам себе, аплодируя клоуну. И все ему хлопали. Даже
Валерик, который не любил выражать восторгов, и тот неторопливо, както
по-своему, не сгибая пальцев, аплодировал циркачу-геркулесу. Ассистенты,
отдуваясь на каждом шагу, опять приволокли гигантские гири.
Никто на всей планете
Не сдвинет гири эти!
Может быть, вы не верите?
Может быть, вы проверите?
Весь ряд, в котором сидели мои приятели, первым задрал руки вверх.
Только один Валерик не рвался проверить клоуна... Жорина ручища тянулась
ввысь, как семафор. Но хоть она была длиннее всех, клоун-богатырь ее не
заметил. Взгляд его опять совершенно "случайно" наткнулся на мою руку.
После первого представления клоун за кулисами сказал мне:
- Не лети на арену как угорелый: это может вызвать подозрения. Веди
себя естественней!
И я попытался вести себя естественнее. И не спеша поднялся со своего
стула и робко спросил:
- Вы вызываете меня?
- Ну да, тебя!
- Именно меня?
- Тебя! Тебя, мальчик!
- И я могу спуститься вниз, на арену?
- Можешь!
- А мое место тут без меня не займут?
- Никто его не займет...
Но я все-таки обратился к своей соседке так, чтобы слышали все кру-
гом:
- Покараульте, пожалуйста, мое место!
Только после этого я медленным шагом сошел вниз, на арену. Весь ряд,
в котором сидели мои приятели, вытянул шеи вперед и замер.
- Устами младенца, как говорится, истина глаголет! - объявил клоун. -
Вот мальчик, по имени... Как тебя зовут?
- Петей.
- Сейчас мальчик, по имени Петя, скажет нам всем: можно ли поднять
эти гири! Или хоть чуть-чуть сдвинуть их с места!
"Ничего!.. Сейчас ты, Валерик, начнешь уважать меня. И вы, мои друж-
ки-приятели, тоже", - подумал я. И стремительным рывком поднял гари
вверх!..
Наступила абсолютная тишина.
И вдруг среди этой тишины загремел голос клоуна-богатыря:
- Перед нами - феноменальный ребенок! Ребенокбогатырь!.. Родители
мальчика в зале? Я хочу, чтоб они по праву разделили успех своего сына,
его триумф. Но раз он пришел один...
- Он не один! - завопил ряд, в котором сидели мои приятели. - Это наш
Петя! Он живет в нашем дворе! Он учится в нашей шкапе!..
- Ага, значит, здесь присутствует коллектив, в котором, как говорит-
ся, рос и развивался наш юный рекордсмен по поднятию тяжестей?
- Он с нами! - вопил коллектив. - Это наш Петя!
- Чтобы вы по достоинству оценили богатырскую силу этого мальчика, -
перекрикивая всех моих друзей, продолжал клоун, - мы сейчас вызовем двух
самых крепких, самых плечистых мужчин! Первых попавшихся... Ну, хотя бы
вот этих!
Но не тут-то было... Десятки зрителей со всех концов зала ринулись на
арену: они хотели потрогать гири, которые я так легко поднял ввысь. "Не-
ужели в зале столько "подсадок"? - подумал я. - Нет, не может быть...
Значит, это самые обыкновенные зрители. Какой ужас! Что сейчас будет?"
- Стойте! Остановитесь! - воскликнул я так громко, как не смог бы,
наверно, крикнуть даже сам клоун-богатырь. - Сейчас я покажу вам еще
один номер. Но если хоть один выбежит на арену, все пропало...
Те, что бежали, замерли в проходах между рядами.
- Подождите минутку! - предупредит я. - Одну минутку! Мне нужно сбе-
гать за кулисы!.. И тогда вы увидите такой номер, какого никогда не ви-
дали!..
- Что ты еще придумал, негодяй? - еле слышно прохрипел сквозь маску
клоун-богатырь. Мне казалось, что он вот-вот упадет в обморок.
Я выбежал за кулисы и, задыхаясь от волнения, спросил у женщины в
форменном костюме с двумя серебряными полосками на рукаве:
- Где тут у вас телефон?
- Во-он там, на столике, где сидит дежурный пожарник!
Не спрашивая разрешения у пожарника, я набрал две двойки.
- "Стол заказов" слушает! - ответила Снегурочка.
- Я хочу, чтобы гири стали тяжелыми! Чтобы никто не смог их под-
нять!..
- Принимаем заказы только на развлечения.
- Но тогда развлечение превратится в мучение... Сделайте, пожалуйста,
в порядке исключения!
От волнения я вдруг, как клоун-богатырь, заговорил стихами. И это по-
действовало на Снегурочку.
- Заказ принят! - сказала она. - Номер заказа: три дробь семь.
Вернувшись на арену, я скомандовал:
- Теперь проверяйте! Бегите, бегите сюда... Попробуйте поднять эти
гири!
- А где же обещанный номер? Где номер?..
- Номер отменяется! В следующий раз... - пообещал я. А сам подумал:
"Сейчас-то и будет главный номер программы!"
Первыми на арену ворвались ребята с нашего двора. А вслед за ними -
незнакомые мне мужчины, женщины, мальчишки и девчонки. Все стали хва-
таться за гири, но - о, чудо! - никто не мог их поднять! Я, будто слу-
чайно, толкнул ногой одну гирю - и почувствовал, что она налилась неп-
риступной тяжестью и словно бы приросла к полу. Сказка пришла мне на по-
мощь! Но как же теперь поднимет эти гири сам клоун-богатырь?
- Я не могу работать в такой обстановке! - прогремел он на весь цирк.
И, гордо вскинув свою свирепую голову, ушел за кулисы.
- Никто не может сдвинуть гири с места, а ты смог! Ты смог! - обнима-
ли меня дружки-приятели. Они подняли меня на руки и потащили в тот ряд,
где сидели сами.
- Куда же вы его? - закричала моя бывшая строгая соседка. - Я сберег-
ла его место!..
Ей хотелось сидеть рядом с ребенком-богатырем. Но ребята унесли меня
к себе. Мишка и Жора теснились теперь на одном стуле, а я сидел на быв-
шем Жорином месте, прижавшись плечом к Валерику.
- Вот что значит курс лечения! - с завистью сказал Мишка. - Мы ходим
в школу, зубрим, с утра до вечера расходуем свои силы. А он сберегает
их! Накапливает!.. Вот бы мне кто-нибудь прописал такой "курс"!
- Да, здорово было бы! Если бы и нам тоже. Эх, хорошо было бы! -
вздыхали и другие ребята.
Сзади и спереди ко мне потянулись руки: все хотели пощупать мои мус-
кулы.
- Вы ничего не почувствуете: они в расслабленном состоянии, - сказал
я. - Отдыхают!
Валерик молчал. А вечером во дворе он подошел ко мне и вполголоса, но
повелительно произнес:
- Смотри на меня внимательно: в оба глаза! Слушай меня внимательно: в
оба уха! Гири были фанерные? Или из какого-нибудь там папье-маше?
Я хотел сказать, что гири были настоящие, что ни один человек в цир-
ке, кроме меня, не смог их поднять. Но язык не слушался меня, голос ку-
да-то пропал. И я не сумел соврать. Первый раз в жизни хотел - и не су-
мел! Наверно, Валерик меня загипнотизировал...
Только уже дома голос ко мне вернулся. Тогда я набрал две двойки и
торопливо, взволнованно заговорил в трубку:
- Я вас очень прошу... Я просто умоляю: заколдуйте, пожалуйста, Вале-
рика! Чтобы он восхищался мною, как все!
- Это невозможно, - ответила Снегурочка.
- Но ведь воля каникуляра должна быть для вас законен!
- Да, это верно. Но тут мы бессильны.
- Почему?!
- Я не могу объяснить.
- Из-за его сильной воли, да?
- Нет, дело совсем в другом.
- В чем?
- Не могу объяснить...
- Это тайна?
Снегурочка повесила трубку. Почему Валерик не поддавался Деду-Морозу?
Почему он был неподвластен сказке?
Да, это была тайна. И такая, что даже каникуляру не имели права ее
раскрыть...


ПРОКАЗНИЦА-МАРТЫШКА, ОСЕЛ... ДА КОСОЛАПЫЙ МИШКА

Не подумайте только, что я плохо помню те строки из басни Крылова,
которые очень похожи на название этой главы. Басню я учил в школе, а то,
что я учил там, запомнилось на всю жизнь...
У Крылова написано: "Проказница-Мартышка, Осел, Козел да косолапый
Мишка", но я козла пропустил. И не потому, что забыл о нем, а просто по-
тому, что... Впрочем, об этом вы узнаете немного позже.
А сейчас я хочу рассказать о том, что было после моего выступления на
цирковой арене.
Все ребята стали просить меня поднять что-нибудь тяжелое. И все те-
перь обращались ко мне очень вежливо и уважительно.
- Петя, подними, пожалуйста, скамейку в садике, - просил один.
- Петя, там, на улице, стоит инвалидная коляска... Подними ее, если
не трудно.
- Мне не трудно, - отвечал я. - Но просто не хочется расходовать си-
лы. Вот если будет что-нибудь важное... Какой-нибудь особый случай!
Мишка-будильник попросил меня однажды:
- Петя, подними, пожалуйста, меня и подержи в воздухе минут пять. Это
как раз очень важно: я поспорил с ребятами из соседнего двора. Они не
были в цирке и не верят.
На этот раз меня случайно выручила мама. Она высунулась в форточку и
тем же голосом, каким раньше звала: "Домо-ой! Пора делать уроки!" - ка-
тегорически приказала мне сверху:
- Домо-ой! Пора смотреть телевизор!..
Простите, телевизоров тогда еще не было... Я вспомнил, мама крикнула
мне сквозь форточку:
- Домо-ой! Пора слушать патефон!
У нас был синий облезлый ящик, который шипел и кряхтел от старости. Я
любил по десять раз в день слушать одну и ту же пластинку. Раньше мама
возмущалась, что я даром теряю время.
- Перемени пластинку! - заявляла она. - Почитай лучше книгу. Или
раскрой учебник.
А теперь мама сама смело крутила тугую ручку, хотя знала, что ручка
иногда со стремительной силой раскручивалась в обратную сторону.
- Ты стал недопустимо пренебрегать патефоном! - говорила она. - Смот-
ри у меня!
После истории в цирке Мишка-будильник начал упрямо допытываться, где,
в какой поликлинике мне прописали такой замечательный "курс лечения".
Мишка вообще был завистливым пареньком, а тут уж прямо места себе не на-
ходил.
- Скажи: что нужно глотать, чтобы набраться такой силищи? Порошки,
да? Пилюли, да?.. Ведь этот твой "курс лечения" можно и самому себе дома
устроить, а? Скажи, Петька... А я тебе буду всегда сообщать точное вре-
мя! Хочешь? Сейчас девятнадцать часов - ровно!
- Ничего я тебе не скажу: это страшная тайна!
- Боишься, что я стану сильнее тебя, да? А ты мне столько этих пилюль
дай или порошков, чтобы я тоже стал сильным, но все-таки был в два или
даже в три раза слабее тебя, - торговался Мишка. - Мне и этого будет
достаточно. Ты можешь сразу две гори поднять, а я пусть смогу только од-
ну. Мне и этого хватит! А, Петька?..
Ребята рассказывали обо мне легенды. Через несколько дней в соседнем
дворе уже знали, что я поднял в воздух самого клоуна-богатыря, у которо-
го было две гари в руках, одна - в зубах, одна - на голове и две - под
мышками.
И только Валерик по-прежнему мною не восторгался. А я так хотел это-
го!
Мне так хотелось, чтобы он забыл о фанерных гирях и о моем позоре на
хоккейном поле, чтобы он стал уважать меня чтобы ему снова, как прежде,
хотелось видеть меня чаще, чем всех остальных ребят в нашей школе и в
нашем дворе.
И я решил, что надо тайно провести Валерика в Дом культуры медицинс-
ких работников. Пусть он увидит, как для меня одного поют певцы, и тан-
цуют танцоры, и показывают фокусы фокусники. Ведь всякое торжество -
только наполовину торжество, если его не могут оценить другие.
Пусть же Валерик увидит, как сам Дед-Мороз вручает мне призы! И пусть
другие ребята тоже присутствуют в зале в эту минуту моего торжества! Мо-
жет быть, не все, но хотя бы Жора и Мишка-будильник.
"Вот только как же они туда пройдут? - думал я. - У них же нет посто-
янной прописки на моем елочном празднике. И даже временной тоже нету. А
у дверей с вывеской "Ремонт" меня встречает массовик дядя Гоша... Да и
Снетурочка-паспортистка поглядывает, чтобы никто не проживал в Стране
Вечных Каникул без прописки."
А вывеска "Ремонт", конечно же, приколочена к дверям специально для
того, чтобы посторонние не входили в Дом культуры, когда там для меня
(для меня одного!) гремит духовыми оркестрами, заливается песнями и кри-
чит вечно радостным голосом дяди Гоши Страна Вечных Каникул.
"Ни для какой нашей "Первой клюшки" и "Первой бутсы" не станет
Дед-Мороз зажигать новогоднюю елку в феврале, - думал я. - А для меня
зажигает!"
Как же сделать так, чтобы Валерик и Жора с Мишкой увидели это?
Как сделать?
Может быть, Дед-Мороз поможет мне... В порядке исключения?
Я набрал две двойки.
- "Стол заказов" слушает! - ответила Снегурочка.
- Я хочу, чтобы мои приятели попали в столицу Страны Вечных Каникул -
в Докмераб на Елку!
- Обслуживаем только каникуляров.
- А если... в порядке исключения?
- Обратись непосредственно к Деду-Морозу. Соединяю!
И я обратился.
- Не могу, - ответил Дед-Мороз так решительно, как не отвечал еще ни-
когда. - Я дисциплинированный волшебник. И не могу устраивать Елку в
феврале. По всем законам этот праздник заканчивается в последний день
зимних каникул. Для каникуляра я могу продлить... Потому что его канику-
лы никогда не кончаются и не имеют последнего дня. Это другое дело! Но
для нормальных ребят...
- Как это для "нормальных"? А я разве сумасшедший?
- О нет! Ты просто... не совсем обычный. Для тебя я обязан делать
все, что ты пожелаешь.
- А если... в порядке исключения? - настаивал я.
- Хочешь, лучше поведу тебя самого в Музей изобразительных искусств?
Или в Планетарий? Или на выставку мод?
В музее и Планетарии я уже бывал, а моды меня в то время еще не инте-
ресовали.
"В конце концов, мое дело пригласить, - решил я, - а пройти - это уж
их дело! Недаром ведь Валерика называют фантазером: он что-нибудь приду-
мает!"
И Валерик придумал...
Помню, как вечером у нас в коридоре раздались короткие, словно дого-
няющие друг друга, условные звонки, при звуке которых я всегда пулей
срывался с места, но которых уже очень-очень давно не слышал. Моя мама
любила Валерика, но в тот вечер она, кивнув в мою сторону, строго сказа-
ла:
- Он еще сегодня не слушал радио! Скоро будет передача "Танцуйте
вместе с нами!", а затем концерт легкой музыки. Не отрывай его от прием-
ника!
В Доме культуры я должен был петь хором и ходить хороводом, а тут еще
- танцевать!
- Я только на два слова, - сказал Валерик. И сразу обратился ко мне:
- Ты говорил, что туда, в Дом культуры, приходят артисты?
- Много артистов! Одни поют, другие танцуют, третьи прыгают мартышка-
ми и топают медведями...
- Вот это - самое главное!
- Что?..
- Мартышки и медведи!
- Почему?
- Смотри на меня внимательно: в оба глаза! Слушай меня внимательно: в
оба уха! Потому что у нас есть три маски: мартышки, медведя и осла. Мы
их наденем и пройдем в Дом культуры!
- Но ведь все артисты - взрослые. Дядя Гоша вас сразу заметит.
- "Жора, достань билетик!" выше любого взрослого. Ты согласен? А мы
пройдем как его помощники. Он уж там пробасит что-нибудь такое, абсолют-
но взрослое. И мы все будем в масках!
- Это замечательно! - воскликнул я. - Только приходите чуть-чуть по-
раньше: артисты собираются до начала. И еще учтите, что массовик дядя
Гоша всегда прямо на улице, у входа, меня встречает. А вход возле самой
троллейбусной остановки. Так что вы из троллейбуса выскакивайте уже в
замаскированном виде!
- В каком?
- То есть в масках, я хотел сказать. А то дядя Гоша сразу заметит,
что и Жора тоже никакой не взрослый артист.
- Ладно, - сказал Валерик. - Мы придем. В следующее воскресенье.
- Может быть, завтра?
- Извини, но мы должны идти в школу.
- Ах, я совсем забыл!
- Тем более, что мы готовимся к одному важному дню!
- Ко дню открытия...
- Откуда ты знаешь? - перебил Валерик.
- Я все знаю!..
- Начинается передача "Танцуйте вместе с нами!", - раздался требова-
тельный мамин голос.
И я поплелся танцевать. А мне так хотелось обсудить с Валериком все
детали предстоящей операции "Три маски", или "Проказница-мартышка,
осел... да косолапый мишка"! И, между прочим, выведать: что же такое они
там собираются открывать?..





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0957 сек.